ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стаффа? Что с тобой? — Он вздохнул, ища ключ к своим беспокойным мыслям.

Застигнутый врасплох, он не заметил Скайлу, выходящую из гимнастического зала. Ее светлая кожа была покрыта румянцем, разгоряченная усиленными гимнастическими упражнениями.

— Все в порядке? — спросила она, приноравливаясь к его шагу.

— Я размышлял над серьезными проблемами.

— Например?

Он глубоко вздохнул, глядя в глубину ее глаз, похожих на синие кристаллы. Обрывки воспоминаний кружились в его мозгу. И все же он колебался.

— Стаффа, ты сам на себя не похож в последние дни. Это меня тревожит. Ты бываешь твердым и непреклонным, а в следующее мгновение тонешь в жалости к самому себе. Ты хорошо все это скрываешь, но у меня сформировалась привычка изучать тебя, узнавать твои мысли.

Видя его нежелание отвечать, она в отчаянии покачала головой.

— Послушай, если ты не можешь поговорить со мной, то с кем же еще? И кроме того, когда ты так себя ведешь, я опасаюсь за последствия, которые это может иметь для команды.

— Скайла, ты когда-нибудь спрашивала себя, почему мы здесь? — Он остановился перед входом в каюту. — Может, мы просто несчастный случай? Откуда мы пришли? Почему у нас именно такая форма? Какой цели служит то, что мы рождаемся, растем, учимся, сражаемся, стареем и, наконец, умираем? Для того только, чтобы произвести на свет следующее поколение? — Он толкнул ладонью дверь и жестом пригласил ее войти.

— Разумеется, я задавала себе такие вопросы. Я только никогда не думала, что мне удастся найти на них ответы. Это для таких людей, как Седди, я полагаю.

Он резко обернулся, как только они миновали вторую дверь.

— Проклятые Боги, я больше не могу спать! — Он потряс головой. — Не могу сосредоточиться, не могу думать. Вся упорядоченная дисциплинированность моего ума — она исчезла, мысли стали беспорядочными и хаотичными. У меня бывают приступы паники без всякой причины. Я покрываюсь потом, задыхаюсь. У меня кружится голова, в груди я чувствую боль. Я страдаю от приступов клинической депрессии. Поэтому, да, ты права. Моя способность командовать сомнительна.

Она стояла пораженная и мрачно смотрела на него из-под нахмуренных бровей.

— Стаффа, ты изменился. Сасса и Рига балансируют на грани войны. Ты обязан собрать все силы ума. Лекарства могут помочь тебе преодолеть твои ощущения, ты же знаешь. Но дело не в этом. Претор что-то сделал, что-то сказал тебе, правда?

— Ты себе не изменяешь, Скайла…

— И я права, черт возьми! — Она пожала плечами и тихо добавила. — Я знаю немного о физической психологии. Когда мы вернемся, тебе надо будет принять что-нибудь для поддержания баланса химии мозга. Я беспокоюсь о тебе, и мне кажется… ну, ты у меня единственный друг.

Откуда беспокойство в ее голосе? Какова причина выражения боли на ее лице? Проклятые Боги, ей действительно не все равно. Эта мысль вывела его из равновесия. Защищаясь, он уставился в камин.

Она стояла, не двигаясь, и ждала.

Он нервно потер ладони, поворачиваясь к ней лицом.

— Я… мне снятся странные вещи. Понимаешь старик сорвал замок с какого-то скрытого ящичка в моей памяти. Давным-давно я обнаружил, что он установил в моем мозгу мины-ловушки. Внедренные в сознание переключатели с гипнотическим внушением, чтобы сбивать меня — внезапно лишать уверенности или вызывать неожиданную нерешительность. За эти годы я их обнаружил. Последовательно вычислил неуловимые ловушки в мозгу и деактивировал их одну за другой. Ладно! Я вижу ответ в твоих глазах. Я зайду в психиатрический центр и получу предписание.

Скайла с облегчением вздохнула.

— Понимаю, почему ты убил его…

— Понимаешь? Каковы ответы на те вопросы, которые я задавал тебе в коридоре, Скайла? Есть ли цель в нашей жизни?

Она зашагала по ковру, скрестив руки, как бы защищаясь.

— Всю жизнь до того, как я присоединилась к Компаньонам, мне приходилось драться, чтобы выжить. Для меня выживание — это все. Наверное, и сейчас тоже. Я стараюсь не беспокоиться ни о чем, кроме набитого брюха, теплой, безопасной постели и целой шкуры. Если кому-то суждено быть убитым, я приложу все усилия, чтобы это был кто-то другой, а не я. Что важнее?

— Не знаю. Возможно, это именно то, что я хочу узнать. — Он задумчиво посмотрел на нее. — У тебя было что-нибудь, когда ты была ребенком… семья? Мать, которая держала тебя на руках? Родные?

Она горько рассмеялась.

— Да! Конечно! Моя мать была проституткой. Она умерла, когда мне было четыре года. Или пять? Я работала поденщицей в кабаках, пока мне не исполнилось двенадцать лет. Потом меня продали, несмотря на мой свободный статус. Мой хозяин был чрезвычайно благородным и щедрым человеком. Он купил меня, изнасиловал и использовал как… Ладно, неважно. Довольно беспечно с его стороны. Ему не следовало оставлять энергетическую бритву в пределах моей досягаемости. Думаю, смертный приговор, который они мне вынесли, все еще остается в силе.

Итак, я очутилась на улице и, клянусь Богами, выжила.

Дни я проводила в укрытии, ночи в бегах, — что угодно, только бы избежать когтей работорговцев полиции. Именно тогда я освоила ремесло убийцы. Я была молодой и хорошенькой. Никто не мог поверить, что невинная девушка вроде меня, может представлять собой угрозу. Я жила в голоде, холоде и страхе, а потом я однажды увидела одного из Компаньонов, смело шагающего по главной улице.

Она улыбнулась, выражение ее лица смягчилось.

— О, Стаффа, как я восхищалась блестящей формой и тем, как эти свиньи-шахтеры спешили исчезнуть с его дороги. Даже «быки» — полицейские — убирались прочь и отдавали честь.

Она склонила набок голову, и белое золото ее заплетенных в косу волос свесилось набок.

— Это был Мак Райли, выбравшийся в город в поисках самого лучшего на планете борделя, как обычно…

— Полагаю, ты его надула. Так или иначе? — Стаффа вспомнил Райли, самого большого любителя подраться в барах.

— Конечно. Срезала у него с пояса кошелек и отдала ему обратно. Сказала, что кем бы он ни был, ему понадобятся мои услуги.

— И он немедленно попытался затащить тебя в постель!

— Ему это так и не удалось. — Она злорадно ухмыльнулась, ее лазурные глаза сияли. — Если женщина стремится проложить путь наверх, она никогда не должна спать с мужчиной, чье расположение хочет завоевать. Добиться своего можно, только превзойдя всех остальных на сто процентов. Там, где мужчина работает четыре часа, ты работаешь восемь.

— Это окупилось. Ты своего добилась. — Он потрогал один из трофеев на стене. — В твоем случае я пошел на риск. Я подумал, что у тебя есть нужная интуиция для командира. Скайла, преследовали ли тебя когда-нибудь угрызения совести за то, что мы делали? Не беспокоит ли тебя то, что на наших руках столько крови?

Она изучающе смотрела на него, вытянув трубочкой губы.

— Я всегда считала твои цели законными. В прошлом бывали случаи, когда мне не удавалось понять твою логику, но по мере развития событий я понимала стратегию. Честно говоря, я не вижу никакого другого пути объединить человечество.

— По-твоему, цель оправдывает средства.

— Никогда не думала, что тебя занимает вопросы теологической этики. Не попал ли ты в сети к какому-либо седдийскому мистику? Ты поэтому начал задавать такие вопросы?

Он уселся на кушетку.

— Загадочные Седди? — «Ключ к местонахождению моего сына. Но как связаться с ними? Как могу я просить тех, кто старался все эти годы убить меня, о помощи?»

Скайла вытянула ноги и обдумала свои слова, прежде чем заговорить.

— Я знала одного из них, старика. В то время он тоже был в бегах, спасая свою жизнь. Зарылся в нору на улицах, подобно многим из нас, криминальным типам. Они хотели убить его, потому что он Седди. Быки однажды, чуть не поймали его. Они выстрелили в него. Я унесла его и заботилась, пока он не умер. Он рассказывал мне вещи, которым я не верила. Как они разговаривали с созданиями из света и задавали вопросы самому Богу. Я помню, что он говорил мне, истекая кровью перед смертью, что жизнь — всего лишь иллюзия. Только «сейчас» действительно существует. И все было связано с природой квантов. Для Седди кванты — отражение божественных мыслей, распространяющихся по Вселенной. Бог существует в вечном «сейчас», и время ничего не значит. Я думала, что он бредит, так как то, что распороло ему бок, не было иллюзией. Он продолжал бормотать о квантах, о хаосе и как они отражают божественный… В чем дело, Стаффа?

30
{"b":"10195","o":1}