ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он едва слышал ее, слова Скайлы отражались от возникших образов Тарги. «Я должен пойти один. Найти Седди сам. Любой другой путь будет губительным. Я могу научиться обращаться со своей новой личностью, узнать, что значит быть человеческим существом».

— Стаффа? — снова спросила Скайла, но он уже строил свои планы.

Глава 7

Скайла откинулась от переговорного устройства на спинку стула и забарабанила длинными пальцами по столу. Она сидела у себя в кабинете и просматривала ежедневные доклады. Необычно большое количество запросов шло через ее переговорное устройство. Проклятые Боги, позаботился ли Стаффа хоть о каких-нибудь делах?

Она нахмурилась, глядя в монитор, затем одобрила доклады и проекты один за другим. Это входило в обязанности Стаффы, а не ее. Беспокойство нарастало. Переключатели в мозгу? Депрессия? Целенаправленно вызванные воспоминания и неверные нейтральные связи? Какое отношение имеет все это к способностям Стаффы действовать в качестве лидера Компаньонов?

«Он не подведет. Он никогда не подводил… даже тогда, когда находился в более суровых условиях». Несмотря на попытки убедить себя, мучительная тревога не утихала.

Она отпечатала запрос на дополнительную информацию, а затем отключила систему. Поднявшись, она через несколько секунд подошла к интеркому.

— Дайте отдел безопасности. Где в настоящий момент Стаффа?

— Наблюдательный купол А-6, — ответили ей.

Скайла резко повернулась и шлепнула ладонью по пластине двери. Быстро идя вперед большими шагами, она избавлялась от наполнявшего ее чувства беспокойства. При ее приближении, заметив выражение ее глаз, люди старались незаметно убраться с дороги.

Она влетела в лифт, ударила по кнопке и стояла, скрестив на груди руки, притопывая ногой, пока лифт нес ее через комплекс. Остроту ее гнева притупляло беспокойство, вызванное поведением Стаффы. Проклятие, он выбрал самое неудачное время, чтобы выпасть в осадок…

«Почему я так о нем волнуюсь? Потому что в тот день на „Крисле“, когда я сказала ему, что он мой лучший друг, я говорила правду, будь все проклято! И тебе невыносимо видеть его таким».

Она ворвалась в купол А-6 и увидела Стаффу, сидящего на одной из скамеек и глядящего на Близнецов Титанов, вращающихся вокруг друг друга в лазурном танце. Мелькание яркого света отбрасывало двойные тени на изогнутую поверхность белой стены позади его задумчивой фигуры.

Она молча скользнула внутрь и встала позади него, отметив выражение озабоченности на его лице. Казалось, он не заметил ее появления, погруженный в свои мысли.

— Стаффа?

Он взглянул вверх, взгляд его прояснился. — Да?

Скайла потерла ладонью затылок и в отчаянии дернула себя за косу.

— Я обработала ежедневные рапорты. Я также проверила медицинские записи. Ты еще не ходил к психиатру. Ты все еще наслаждаешься своим маниакально-депрессивным загулом?

Он улыбнулся в ответ.

— Полагаю, да. Нет, я стараюсь научиться обращаться со своим новым "я". Стараюсь справится с тем, кем я становлюсь. Я много думал о концепции ответственности, пытаясь решить, в чем мой долг перед самим собой.

— Что? — «Черт побери, Стаффа, что случилось с твоей прежней самоуверенностью?» Неясное предчувствие беды росло в душе Скайлы. «Дай ему время. Он придет в себя. Не торопи… пока».

— Хочу узнать, что представляют собой люди. — Он склонил голову набок и нахмурился. — Настоящие люди, я хочу сказать.

— А Компаньоны — иллюзия? Арк выглядел вполне реальным, когда я видела его в последний раз.

— Нет, я имел в виду людей там. — Он махнул рукой в направлении свободного космоса. — Ты же знаешь, когда-нибудь мы будем править ими. Ты достаточно умна и знаешь, какова моя конечная цель. Но кто они? Какие они? Ты знала их, а я — нет. Всю свою жизнь я провел в коконе. За мной повсюду наблюдали. Я имел дело только с элитой, учеными, генералами и Советниками. У меня никогда не было товарищей моего возраста, с которыми я мог бы поиграть.

— А когда Претор выкрал тебя с планеты? Разве тогда ты не принадлежал самому себе?

Стаффа пожал плечами.

— Что с того? Даже тогда у меня были телохранители. — Ты думаешь, я имел дело с настоящими людьми в то время? Я был вооруженным грабителем, не более. Мои отношения с ними строились через прицел винтовки. Даже когда я начал собирать Компаньонов, я оставался отчужденным. Какое мне было дело до того, кто они были такие, лишь бы могли делать дело. Одного за другим я убрал телохранителей Претора — по ясным причинам, — и заменил их собственной службой безопасности. За всю мою жизнь я ни разу не ходил один по улице.

Скайла пристально посмотрела на него.

— Да, ну и не ходи.

Стаффа что-то проворчал себе под нос и добавил вслух:

— У нас с тобой на этот счет разные взгляды. Чем могут отличаться отношения с Тибальтом или Сасса? Все это переговоры, ведутся ли они по вопросу о куске хлеба или о положении империи. Модель человеческого мышления всегда одна и та же, что у свободного человека, что у монарха или нищего.

Скайла села перед ним, взяла его руки в свои.

— Послушай, — она внимательно смотрела на него голубыми глазами, видя его отчаяние. — Я там была. Это… Стаффа, я не могу объяснить. Думаю, это нужно испытать, но это не то, что иметь дело с Сасса. Ну, правила другие.

Он кивнул, но она не была уверена, что он ее слышал.

— Но люди… доверяют, не так ли? Я видел голофильмы, в которых люди делают что-то без постоянного… наверное, я не знаю, как это выразить.

— Думаю, я понимаю. Ты хочешь сказать, как Компаньоны. У них есть кодекс поведения — общие ценности. Да, и доверие. В среде Компаньонов мы заботимся друг о друге, зависим друг от друга. Так и с теми людьми там, но ты обязан знать все правила игры. — Она помолчала. — Стаффа, чем все это вызвано?

Он посмотрел мимо нее, вглядываясь во что-то в своем мозгу.

— Моя ахиллесова пята.

— Что?

Он слегка усмехнулся.

— Ничего.

— Крисла?

Он посмотрел на нее пустым взглядом, который выворачивал наизнанку душу.

— Крисла мертва.

— Ты этого не знаешь.

Он хрипло рассмеялся.

— Думаю, знаю. Источник информации был точным. Он нахмурился. — Знаешь, я так долго ее оплакивал, что теперь это даже не огорчает меня. Мне следовало разорваться пополам… но внутри меня, на том месте, где была она, — только пустота.

Сердце Скайлы замерло, потом она мягко сказала:

— Двадцать лет — большой срок. А что насчет твоего сына?

Он взглянул на нее, прежняя сталь появилась в его глазах.

— Я собираюсь найти его. Клянусь, я его найду.

— Мы найдем его. — Она хотела, чтобы это оказалось правдой. После всех тех лет, при средствах, которые были в распоряжении Стаффы, где еще можно было искать?

Выражение лица Стаффы стало жестким.

— Тебе придется взять на себя ответственность за Компаньонов. Ты сможешь?

«Хорошо. По крайней мере, ты знаешь, что ты не стопроцентно сошел с ума. Это облегчает дело».

— Конечно.

— Хорошо. Я знал, что могу на тебя рассчитывать.

— Всегда, Стаффа. «Больше, чем ты об этом знаешь, и я собираюсь выяснить, что сделал с тобой Претор, даже если мне для этого придется передвинуть миры и звезды».

Когда Синклер с трудом открыл глаза, комната показалась ему расплывчатой. Он увидел, что находится в медицинском блоке. Тело полыхало, будто по нему пропускали электрический ток. Большая часть комнаты была скрыта белым корпусом какой-то машины, но ему был виден потолок, окрашенный ядовито-зеленой краской. Слабое бормотание голосов и время от времени позвякивание металла о жестяной поднос доносились до его здорового уха. А в другое — будто засунули ком ваты.

— Давно пора, — проговорил рядом с ним знакомый голос. — Они сказали, что ты сейчас проснешься.

— Гретта?

Он повернул голову и увидел ее, стоящую рядом с постелью, с улыбкой облегчения на лице. По правде говоря, она выглядела лучше, чем когда-либо. Вымытые блестящие волосы переливались под лампами, подчеркивая хрустальную глубину ее глаз. Кожа светилась здоровым румянцем, а облегающий тело мундир не скрывал соблазнительных изгибов ее атлетически сложенного тела.

31
{"b":"10195","o":1}