ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она самая. Я просто зашла посмотреть, как ты тут.

Мак уехал в штаб дивизиона, а то бы он тоже был здесь.

Синклер проглотил слюну и постарался не обращать внимание на странное ощущение в теле. Когда он попытался двигаться, оно не повиновалось. Он под анастезией? Или… Он собрался с духом и спросил:

— Как насчет… Я хочу сказать, со мной все в порядке? Все ли…

Она ухмыльнулась, ее голубые глаза смеялись.

— С тобой все будет в порядке. Все по-прежнему прикреплено к твоему телу — и действует. — Она стала серьезной. — И я хочу тебе напомнить, что у нас с тобой назначено свидание.

— А как же ты и Мак?

Она подняла изящную руку и отбросила назад длинные волосы.

— Я и Мак — мы друзья, Синк. Мне кажется, мы всегда будем друзьями. Мы вместе многое испытали. — Она опустила руку и погладила Синклера по лбу. — Хочешь честно?

Синклер с подозрением взглянул не нее.

— Наверное, хочу. Я не знаю. О чем ты говоришь?

К его огромному удовольствию, она продолжала гладить его лоб. У нее были восхитительно прохладные пальцы.

— Синк, мой отец — бюрократ нижнего уровня на Эштане, как ты бы назвал его. До самой смерти он будет продолжать попытки подняться выше по служебной лестнице и стать бюрократом среднего уровня. — Она нахмурилась. — Понимаю, ты скажешь, что ему недостает той искры, той находчивой способности воспользоваться случаем. Такой и Мак. Он трудяга, умный, но он всегда будет идеальным лейтенантом. — Она испытующе смотрела на него холодными голубыми глазами. — Я хочу большего.

Синк пожалел, что не может отодвинуться; к несчастью, машина не только оставила его тело без движения, но и пригвоздила к месту, словно биологический образец.

— Но почему я? Ты красивая женщина. Ты могла бы получить любого, кого пожелаешь.

Она засмеялась и покачала головой.

— Может быть, и могла бы. Но мне нравишься ты. Ты заставляете меня думать. Когда я смотрю в твои глаза, я вижу в них глубину, которой нет у многих мужчин. Я думаю, что ты сильный, добрый и очень активный. Ты можешь дать мне то, что я хочу от жизни, — и думаю, что могу тоже много дать тебе взамен. По крайней мере, я бы хотела получить возможность выяснить, так ли это.

Синклер зажмурился от смущения.

— В твоем изложении это звучит ужасно холодно и расчетливо, словно ты покупаешь собственность, или что-то в этом роде.

От улыбки на ее щеках появились ямочки.

— При твоем складе ума, что остается девушке? Я пересмотрела свой арсенал возможностей и сразу же отбросила хлопанье ресницами, верчение бедрами или способ строить из себя недотрогу, а после того, через что мы прошли, образ нежной и хрупкой женщины, нуждающейся в защите, выглядел бы несколько глупо, тебе не кажется?

Воспоминание о Гретте, невозмутимо стреляющей по лестничной клетке, возникло в памяти у Синклера. Он припомнил выражение суровой решимости на ее лице, покрытом грязью, когда она по одному снимала нападающих с легкостью, выработанной долгой практикой.

Гретта скрестила на груди руки, прислонилась к спинке его кровати и изучающе смотрела на него.

— Кроме того, это не то чтобы предложение… Так много против нас, например, Тарга. Нам еще надо выжить. Во-вторых, ты мне можешь не понравиться, когда я поближе узнаю тебя. И в третьих, кто такая Анатолия?

— А? Откуда ты о ней знаешь? — вздрогнул Синклер.

Гретта подняла брови:

— Ты говорил во сне.

Синклер почувствовал, что краснеет.

— Я встречался с ней всего один раз. Она изучает генетику на Риге.

— И ты предоставил ей образец генетического материала, не так ли?

— Да.

— Я думала, ты девственник.

— Не такой образец!

— Ты влюблен в нее?

— Нет! — Или влюблен? А если да, то в кого? В образ своей мечты?

Гретта ухмыльнулась и наклонилась, чтобы поцеловать его в лоб.

— Мне нужно уносить ноги обратно в казарму. Я скажу Маку, что с тобой все прекрасно. Я говорила с врачами. Они заверяют, что примерно через неделю выпустят тебя. — Она широко улыбнулась и добавила:

— До встречи…

Взмахнув длинными каштановыми волосами, она исчезла за белой дверью палаты.

— Это правда? — спросил угрюмый мужской голос.

— А? — Синклер посмотрел на плотного мужчину, лежащего на соседней койке.

— Ты правда девственник?

— Милостивые Боги. — Синклер поежился и попытался вжаться в свою койку.

Стаффа сел в кресло командира одноместного боевого курьерского корабля и посмотрел на экран, висящий над панелями управления у него над головой. Датчики каждой из систем светились зелеными огоньками. Стартовые панели информировали, что корабль готов к выходу в космос. Стаффа включил реакторы.

Он медлил и не начинал процедуру запуска, глядя вверх на огни шлюза. Смутное предчувствие наполнило его. Он представил себе первое чувство паники, которое охватит Скайлу, когда она поймет, что он исчез. Потом она найдет сообщение, которое он оставил ей. Да, она будет проклинать его на чем свет стоит. И как будут пылать ее лазурные глаза! Спасите Боги любого, кто попадется ей в таком настроении. Странное тепло наполнило грудь Стаффы. Она выглядела еще более красивой, когда приходила в ярость.

Гордость наполнила его. Он не мог бы оставить Итреатическую систему в более надежных руках. За эти годы он привык полагаться на нее, и никогда это не было столь очевидным, как в эти дни после его встречи с Претором. Скайла поставила на уши службу безопасности — ему пришлось приложить уйму сил, чтобы ускользнуть от них незаметно. Но, с другой стороны, такой опытный лис, как Господин Командующий, всегда оставляет запасной выход из норы.

— До свидания, Скайла. Позаботься о них.

Он включил предстартовый отсчет и нажал кнопку включения программы полета. Глядя на экран над головой, он видел, как огни и стены шлюза скользнули назад, когда корабль вылетел в черный вакуум. Прямоугольник шлюзовых огней сиял на фоне черных скелетов, радиолокационных антенн и скалистой серо-синей поверхности астероида, покрытого кратерами за бесчисленные годы Итреатических бомбардировок.

— Сын, я иду за тобой, — прошептал Стаффа. Выражение его лица стало напряженным от странного ощущения потери, мертвящего душу. Горло у него сжалось.

«Осторожно, Стаффа. Это чувства играют тобой, затуманивают твою способность мыслить здраво. Думая ясно. Все это в твоем мозгу». Взяв себя в руки, он застучал одетыми в броню скафандра пальцами по клавишам, вводя коррекцию курса в главный навигационный компьютер. Удовлетворенный математическими расчетами, он протянул руку и погладил гладкую поверхность шлема. Он ощутил подсознательно тепло и давление, надев его на голову. Знакомые ощущения движения и работы корабля проникли своими щупальцами в его мозг.

Одну за другой он проверил команды и включил лазеры.

Майлс Рома собрался с духом и улыбнулся почетному караулу блестяще одетых Компаньонов. Его желудок сжался от страха при виде их мощи. За суровым выражением покрытых шрамами лиц скрывались, как он догадывался, насмешка и презрение к его жирному телу. А чего они ждали? Чтобы он выглядел, как умирающий с голоду нищий? Полнота на Сассе служила признаком процветания. Особенно во времена, подобные нынешним, когда так много планет голодает.

Он подарил им еще одну улыбку, ковыляя мимо их. Подумать только! Каждый из них, должно быть, убил сотню человек, хладнокровно, собственными руками. Не говоря уже о тех, кого они разорвали на куски взрывами. Он старался подавить дрожь — и ему это удалось.

Святой Сасса оказал ему честь, поручив эту миссию, но, очутившись лицом к лицу с убийцами, почувствовал пугающий холодок от сознания собственной уязвимости в своем жирном брюхе. Интриги при дворе Сасса отошли на задний план.

Позади Майлса его свита из помощников и придворных толпой вывалила из шлюза в приподнятом настроении, довольная предоставившейся возможностью изобразить больших господ перед варварами, покрасоваться своими роскошными одеждами и утонченными манерами.

32
{"b":"10195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Пластмассовая магия
Никогда не верь пирату
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
Из гарема к алтарю
Странная история дочери алхимика
Золотая клетка
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)