ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синклер кивнул при виде их нервозности.

— Да, я знаю. Никто не участвовал в подобной войне. Они называют ее социальной революцией. В старые времена она называлась партизанской войной. Вы редко можете увидеть людей, стреляющих в вас. Они ведут огонь в темноте, наносят удар, когда вы меньше всего ожидаете, в том месте, где вы меньше всего подозреваете.

— Но ведь это же нарушение Имперского кодекса чести! Дикость!

— Это самая древняя форма войны, которую кто-то выбросил из учебников истории. — При этом Синклер поморщился. — Интересно, кто?

Мак поднял голову.

— Ребята, прочистите уши. Гретта и я рассказывали вам.

Синклер кивнул.

— Как я и сказал, это было давно. Знает ли вообще империя, против чего сражается?

— Итак, если дело зайдет слишком далеко, то появится Звездный Мясник и тарганцы растают! — Эймс засмеялся и огляделся по сторонам.

— Возможно, — пробормотал Синклер, погруженный в свои мысли. — А, возможно, и главные умы, стоящие за этим восстанием, выкопают что-нибудь из прошлого, что поможет им одолеть и Мясника тоже.

Не успел он договорить, как ЛС нырнули и замедлили скорость. Синклер лениво подумал, умели ли они вообще плавно тормозить.

Он желал только одного. Чтобы никто не стрелял в них, когда они приземлятся.

До темноты на них не нападали. Синклеру необходимо было прежде всего испытать свою стратегию. С того момента Второе отделение узнало, что такое война, — но они обошлись всего одиннадцатью выбывшими из строя: на рассвете насчитали трое погибших и восемь раненых.

Скайла никогда не думала о том влиянии, которое Стаффа оказывает на ее жизнь. Он всегда был рядом. Она прикусила губу, чувствуя себя одинокой.

Он беспокоился о ней. Эта мысль, казалось, ударила ее. Компьютер установил видимую связь с Итреатической системой. Взволнованное лицо возникло на мониторе.

— Что-нибудь новое? — спросила Скайла.

— Этария. Я дам знать, если отыщу что-то.

— Понятно… и желаю удачи.

Она отключила связь и стала изучать схему. Любое промедление означает потерю следа. Черт тебя возьми, Стаффа, зачем ты меня заставляешь делать это?

Скайла легла на курс и устроилась поудобнее в своем командирском кресле. Неважно, что мог задумать Стаффа, только бы он не затерялся среди цивилизованных людей. Возможно, он был великолепным тактиком и превосходным наемником, но что он знал об обычной жизни?

А если бы у меня был ребенок? Да, я была бы не меньше озабочена, чем Стаффа.

— Я становлюсь старой сентиментальной стервой, — пробормотала она себе под нос.

Она громко вздохнула, взглянув на заполненный звездами монитор и стала изучать результаты обратной связи корабля. Ее живой ум мгновенно запоминал и сортировал информацию, поддерживающую тонкую навигационную систему.

В то же время ее мучило любопытство. Что за женщина эта Крисла? Как ей удалось завладеть жестокосердным Стаффой? Встретила ли она его с железом и непримиримостью в душе или окружила его нежной любовью и заботой? Крисла была его идеалом. Можно ли надеяться заменить ее?

Она продолжала раздумывать об этом, глядя на серое небо, охваченная все возрастающим беспокойством. Он улетел всего двадцать четыре часа назад. В какие неприятности он мог угодить за это время?

— О, Стаффа, надеюсь, я не опоздала.

Глава 9

Браен подумал, что Бутла похож на отдыхающего тигра. Воздух дрожал от напряжения даже здесь, в комнатах под Веспой. Каменные стены были испещрены знаками прошедших веков. И не удивительно, что все здесь напряглось. Они слишком много на себя взяли, в этой азартной бешеной игре под управлением трижды проклятого Мэг Комм.

Хайд хрипло закашлял. Он сидел напротив Браена, а Рет — во главе стола.

Бутла Рет уселся на стуле поудобнее, при этом мускулы его играли под кожей цвета ночи, но глаза были задумчивыми. На нем была белая тога Мастера, свободно болтавшаяся вокруг его тонкой талии.

— Поверхности Каспы, кажется, находится под полным контролем риганцев. Они патрулируют группами, постоянно в боевой готовности. Когда мы делаем одиночный выстрел, они отвечают взрывами целых зданий, не жалея мирных жителей. В столице страх стал нормой жизни.

Браен посмотрел на Хайда, подперев подбородок рукой.

— Верно. Ну так мы ожидали этого. Чем дальше, тем лучше. Страх порождает недовольство, желание вернуться к обычной нормальной жизни.

Бутла сжал пальцы в кулак, на руке вздулись мускулы.

— Пока что действия риганцев можно было предсказать, Магистр, — пророкотал он глубоким басом, — и молю бога, чтобы они такими и оставались.

— Ты по-прежнему не возражаешь, чтобы мы временно предоставили им свободу действий? — спросил Хайд.

Бутла пожал плечами.

— Не вижу никаких препятствий для нас, пока они поддерживают такую бдительность. Это их новое Первое подразделение, командира зовут, кажется, Аткин. Он испуган, беспокоится о своей карьере, если на риганцев обрушится еще одно несчастье.

Браен кивнул:

— А его озабоченность, в свою очередь, волнует тебя?

Темные глаза Бутлы Рета загорелись:

— Ты скажешь, что такое поведение не опасно, тогда я, может быть, поверю.

Браен поморщился.

— Конечно, нет, Бутла. Этот человек — параноик; его неоправданный страх растет, а с ним растет и возможность непредсказуемых действий с его стороны. Революция порождает таких порочных типов.

Рет вытянул сильные ноги и скрестил руки.

— А что вы предлагаете, Магистр?

— Насколько плотно расставлена охрана в риганских военных лагерях? — Браен откинулся назад, прикрыв глаза, просчитывая возможности. Как отреагируют риганцы?

— Их контрольные пункты не пропускают ни одного тарганца.

— Но вам удалось пройти?

Выражение лица Бутлы почти не изменилось, однако в его голосе сквозил упрек:

— Мастер! Это же риганцы! Они понятия не имеют об истинном значении слова «охрана», не говоря уже о том, как усилить ее.

Браен посмотрел на Хайда. «Поддаться ли мне на этой азартной игре? По донесениям разведки Тибальт вероятнее всего назначит какого-нибудь подхалима на место Аткина. Да даже если на его месте окажется способный человек, ему потребуется время на реорганизацию. Между тем мы можем действовать в сторону дальнейшего расшатывания Риги… Мы должны дождаться, пока Стаффа окажется в пределах нашей досягаемости. Если это нам не удастся, все пропало!»

— Значит, вы можете сместить командира Первого отделения Аткина? — спросил Браен сдавленным голосом.

Бутла обнажил крепкие белые зубы.

— Я жду. Магистр. Убивать случайных риганских солдат в темноте больше походит на спорт, чем на вооруженное сопротивление. — Бутла выпрямился, глаза его горели возбуждением. — Далее, мы можем наши нападения сделать более результативными. Я могу обезглавить Первое отделение в одну ночь. В то же время, если представится такая возможность, я смогу оказать большую помощь нашей разведывательной сети в их стратегии и тактике.

— Так сделай это! — прохрипел Хайд. Его выкрик потонул в натужном кашле. Лицо старика исказилось. Он согнулся пополам и стал хватать ртом воздух.

Браен положил дружескую руку на плечо Магистра.

— Дружище, я боюсь за тебя. Недуг мучает тебя…

Хайд отмахнулся, пытаясь встать на ноги. Все еще откашливаясь, прикрывая рукой рот, он вышел из комнаты. Бутла сидел, сгорбившись, опустив голову и упершись руками в колени.

— Не знаю, сколько это продлится, — признался Браен со вздохом. — Приближается момент, когда даже самое лучшее лекарство не может помочь. Магистр Хайд уже достиг этого момента. Ничто не вечно, даже такой великий и добрый человек.

Голос Рета смягчился.

— Он был моим инструктором, когда я впервые пришел сюда. Он… научил меня любви к Богу и будущему, когда все, что у меня было, — это ненависть, злость и растерянность, царившие в душе.

Браен улыбнулся.

— Тогда он также научил тебя, что наблюдение создает промежуточную реальность. Промежуточная реальность создает Сегодня. Опыт означает знание, а оно, в свою очередь, содержится в энергии. Она — вечна. Смерть, дорогой Бутла, это просто перераспределение энергии, которая…

36
{"b":"10195","o":1}