ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он снова закричал, отказываясь посмотреть вверх, отказываясь видеть проклятие в их алчущих смерти глазах.

В его голове чей-то медленный леденящий голос произнес:

— Ты теперь один из нас. Звездный Мясник! Один из нас!

Они расступились, и вперед вышла Крисла и уставилась на него своими желтыми глазами. Тонкой белой рукой она нажала на курок, прицелившись в него.

— Нет! — закричал Стаффа, зная, что все это сон, — один из тех, когда невозможно проснуться. Сон, в котором он должен жить вечно.

Глава 10

Император Тибальт Седьмой откинулся в своем персональном гравитационном кресле в окружении роскошного стола сандалового дерева. Кондиционер нагонял воздух, пропитанный ароматом жасмина, а риганское солнце проникало своими лучами сквозь хрустальный потолок. Нежные переливы приглушенно звучащей симфонии успокаивали его. В задумчивости он стал покусывать большой палец, просматривая присланный факс. Послышалось ритуальное приветствие Или Такка. Тибальт улыбнулся.

«Как я соскучился по тебе, моя хитренькая лисичка. Ни разу не развлекался как следует в твое отсутствие. Наслаждаешься вкусом власти, моя драгоценная? Осторожнее, он довольно ядовит». Сбылось еще одно ее предсказание, он все больше уставал от того, что не с кем было поговорить. Остальные либо соглашались с ним, либо отказывались проявлять свои истинные чувства, страшась его могущества.

Император обречен на одиночество.

Ее следующие же слова заставили его резко подняться.

— Мой господин, кажется, мы просчитались. Мы думали, что Стаффа будет заключать сделки не только с нами. Мы смирились с тем, что должны будем убрать его из-за службы у сассанцев. К моему глубочайшему изумлению, он отверг как Сассанские предложения, так и наши. Император, он даже не явился на переговоры. Нам пришлось иметь дело с одним из его заместителей и в присутствии Сассанского посланника. Точный список моих действий и предложений приложен к этому рапорту. Достаточно сказать, что Компаньоны вообще не прислушивались к нашим нынешним предложениям, ни к предложениям противоположной стороны. Здесь же приложен пакет, подготовленный людьми Командующего. Я думаю, вы найдете в нем много интересного.

Невероятно! Стаффа отклонил самый большой контракт, который ему когда-либо предлагали? Он даже не выслушал предложения Риги? Или Сассы? Неожиданно Тибальта пронзила дрожь. Что это значило? Какие намерения были у Стаффы? Готовился ли он стать пиратом? Или еще хуже, может, за этим стоит какой-то тайный умысел, замысленный им и сассанцами во время действия последнего контракта?

Тибальт поднял папку с керамического столика перед ним. Он поморщился, глядя на сломанную печать, потом снова посмотрел на экран, а Или продолжала:

— Еще пришли доверительные сообщения с Итреатических астероидов о том, что Стаффа уехал. Просто скрылся. — Ее губы дрогнули в торжестве. — Но, Император, он отдыхает где-то на Риге и у меня есть все основания надеяться, что я отыщу его. Я буду информировать вас о ходе поисков.

У Тибальта отпала челюсть. Командующий исчез! Самая важная фигура в политических кругах свободного космоса! Отдыхает, черт побери!

Или наклонила голову в задумчивости.

— Что касается Компаньонов. Мне не удалось заинтересовать их ни одним предложением. Одним возможным исключением могла бы стать Тарга. Заместитель Командующего Лайма намекнула, что Стаффа, возможно, заключил бы контракт сражаться за империю в этом «внутреннем» вопросе. В результате я предлагаю дать этому паровому котлу покипеть еще немного.

Она сделала шаг вперед и коснулась рукой подбородка, показывая глубокую задумчивость; и Тибальт согласно кивнул во время образовавшейся паузы.

Ее глаза загорелись.

— Полагаю, император, что мы должны позволить повстанцам несколько закрепиться. Возможно, подкинуть оружие? А после этого, например, неопытный командир возглавит карательную экспедицию? И в результате его действий вся команда попадает в руки тарганцев. А если среди командования в критический момент пойдет разброд, не случится ли так, что наша ситуация может показаться достаточно отчаянной, чтобы обратиться к Компаньонам и помощи их оружия? — Она вопросительно подняла бровь.

«Это должно сработать. Ох, какая Или умница. Будь у меня весь такой Совет — черт возьми Стаффу и его мясников — у меня был бы весь свободный космос в руках! Ну должен же быть вероятный кандидат на повышение? Второй начальник Штаба? Нет, лучше кто-нибудь рангом поменьше, непримечательный человек».

Все стало вставать на свои места.

— А Первое Тарганское подразделение — уже однажды побывавшее под обстрелом — снова может отправиться в самое пекло, — заметил Тибальт. В конце-концов, его ряды только что пополнили двадцать командиров резервистов. — Терять нам нечего.

— В то же время, император, я буду ожидать вашего вердикта на мой рапорт. — Или почтительно склонила голову, в шутливой манере, которую только Тибальт мог понять, глядя на ее ниспадающий каскад черных блестящих волос.

Он повернулся к своим приборам.

— Министр внутренней безопасности. Ваши рекомендации и рапорт приняты и одобрены. У меня для вас только один приказ: найти Стаффу!

Рядовой Сонар медленно приходил в себя, мозг его постепенно собирал разбежавшиеся мысли в единое целое.

Сквозь черный наркоз бессознательности пробилась боль. Она мешала сосредоточиться.

— Сонар?

Голос проник через боль и растерянность, напомнив ему о чем-то. Сонар — это я. Это я, крутилось в его затуманенном мозгу, простой факт, за который он мог зацепиться.

— Сонар? Проснись. Ты должен нас слышать.

Голос стал громче, и несмотря на боль он почувствовал свое тело, онемевшее, но находящееся все еще там. Он автоматически пошевелил языком и вздрогнул от ощущения сухости.

— Воды, — услышал он собственный хрип.

Успокаивающая влага наполнила его рот, и он закашлялся, не вполне справляясь с глотательным рефлексом, но наконец его мозг вспомнил, как это делается, и он стал впитывать в себя живительную жидкость.

— Сонар, мы должны поговорить, — снова раздался голос совсем отчетливо.

На этот раз ему удалось открыть глаза. Все было расплывчато. Он услышал:

— Введите ему еще несколько кубиков стимулятора.

Боль от укола едва ощущалась на фоне общей боли. Его окатило теплой волной, мысли соединились.

— Сонар? — голос был нежный, сострадающий.

— Да, — теперь слова удавались ему лучше, к тому же он продолжал потягивать жидкость из маленького пластикового тюбика.

— Что произошло прошлой ночью? — нежный голос успокаивал его, приносил ощущение безопасности.

Прошлой ночью? Что это значило?

— Прошлой ночью, Сонар. Я вижу смущение на твоем лице. Что произошло? — Наступила пауза, пока он пытался понять, о чем речь, и потом голос напомнил ему:

— Ты был на дежурстве:

В его голове возникла картина.

— Да. На обходе лагеря.

— Правильно.

Он порылся в памяти, пытаясь вспомнить.

— Скучно. Ужасно скучно.

— Ты видел что-нибудь необычное?

Он попытался кивнуть, и боль пронзила затылок.

— Что? — голос проник сквозь боль, возвращая ему дрожащую картину.

— Офицеров. Двух офицеров. Мужчину и женщину.

Да, он вспомнил. Оба спускались по белой деревянной лестнице из штаб-квартиры Первого штурмового подразделения. Сонар объяснял медленно, с трудом подбирая слова.

— Что ты сделал?

Сонар подумал, прикрывая глаза, чтобы видения, стоящие перед ним, не отвлекали от видений в его мозгу.

Отсалютовал.

— Очень похвально… а потом?

Что? Сонар думал, пытаясь вытянуть кусочки из своих путающихся мыслей. — Неправильно, — прошептал он, припоминая.

— Что неправильно, Сонар?

— Женщина, — сказал он, вспоминая ее лицо. Искаженное, бледное, нервное. — И… и…

— Продолжай? И что? — успокаивающий голос настаивал. — Это очень важно, Сонар. Пожалуйста… пожалуйста, нам необходимо, чтобы ты вспомнил.

38
{"b":"10195","o":1}