ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Черт, напугал меня! — услышал он женский голос. Она закашлялась. — Брэк, это ты?

— Они там беспокоятся… В чем проблема?

— Да там чье-то тело заткнуло выходное отверстие.

Я… Я пыталась уже, но мне его не сдвинуть. Сил не хватит…

Она снова закашлялась. Тут он понял, что и его горло уже начинает жечь газами.

— Далеко? — спросил Стаффа, отчаянно пытаясь набрать в легкие побольше воздуха и поменьше отвратительной вони.

— Метров пять. Может, шесть…

Он сразу же обогнул ее и стал продвигаться в указанном направлении в гнетущую черноту. «Почти как в открытом космосе», — подумалось ему. Ужас и паника потихоньку стали отступать. В результате он наткнулся на мягкое разбухшее — словно сделанное из губки — тело. На нем еще каким-то чудом держалась одежда. Стаффа целенаправленно полоснул гнусную жижу раскрытой ладонью и наткнулся на скобу. Чувствуя, что легкие вот-вот готовы разорваться, он напрягся всем телом. Что-то приплыло из черноты и шлепнулось о его лицо. Он чувствовал и прочую дрянь, обступавшую все его тело и уплывавшую дальше по течению.

Наконец, он почувствовал, что найденное им тело поддалось. Вода, казалось, ускорила напор и стала вырывать у него из рук тяжелую ношу. Несмотря на оглушительный шум в коллекторе, Стаффа четко слышал удары собственного сердца. Они отзывались пульсацией крови в висках. Из ушей, казалось, готова была хлынуть кровь. Его обожженные, отравленные газами легкие бешено вздымались… Он знал, что еще немного, и его начнет душить дикий кашель.

Он постарался принять более или менее устойчивое положение, зацепил ногой тело и постарался найти еще одну скобу, чтобы с ее помощью продолжить движение наперерез сильному течению. Вода с шумом проносилась мимо. Ее скорость, казалось, с каждой секундой увеличивалась. Силы иссякли. В горле в любой момент могли начаться спазмы удушья.

Если ему удастся нащупать еще одну скобу, что будет потом? Сколько ему еще продвигаться до вожделенного воздушного пузыря? Кончики пальцев заскользили по скользкой поверхности стенки коллектора. Страх придал ему сил. Нашел! И он снова преодолел некоторое расстояние против течения; продолжая тащить за собой переворачивающееся в нечистотах тело.

Мрачная решимость застыла в его глазах. Стаффа держался, не обращая внимания на куски дерьма и прочие нечистоты, то и дело щекотавшие кожу. Окружающий холод вытянул все внутреннее тепло его тела. И огонь горел только в легких, которые неистово давили снизу на горло, словно хотели выпрыгнуть наружу.

Вода стремительно просочилась сквозь его волосы и упала с шумным всплеском. Его голова показалась на поверхности, и он не смог удержаться, чтобы не дохнуть искаженным ртом порции гнусной вони. Нечистоты обожгли язык. Он тут же выплюнул. Теперь он грязный не только снаружи, но и внутри. Стаффа поднял голову и увидел в смутном свете покрытый коркой отложений потолок коллектора.

Наконец, струйка свежего воздуха пробежала по его лицу… Но его уже рвало, выворачивая наизнанку. Утробные звуки эффективно заглушались шумом течения.

Когда воды спали, он обернулся, чтобы взглянуть на свою скорбную ношу. Тело молодой женщины было раздуто смертью, в черных блестящих волосах виднелись нечистоты. Схватив ее за край платья, он пошел дальше по туннелю.

Кайлла все еще держалась за скобу. Ее дыхание было тяжелым и шумным. То и дело ее срывало на душераздирающий кашель. Услышав движение из глубины коллектора, она повернулась. В слабом освещении Стаффа увидел ее лицо, чуть светившееся в сумеречном свете, с налипшими на него мокрыми волосами и широко раскрытыми глазами.

— Я думала, что в любую минуту заявятся посланцы ада, — проворчала она. — И заберут мою душу. А ты что-то не очень торопился, дружок. Но… Спасибо тебе. Теперь я у тебя в долгу.

Он безуспешно пытался унять дрожь во всем теле.

— Зови меня Тафф, — сказал он ей.

«Сколько всего случилось за один-единственный день?!»

Он вспомнил скептицизм Скайлы и прикрыл глаза, чувствуя, как-то что мерзкое и скользкое медленно сползает вниз по его бледному лицу. Милая Скайла, она так хотела помочь… Увидятся ли они еще раз? При мысли о том, что нет, не увидятся, чувство обреченности и заброшенности овладело им.

— Давай выбираться, — с трудом произнес он, вспоминая, что ему пришлось сейчас пережить, и вздрагивая с ужасом и омерзением.

— Вот это ты верно сказал, Тафф.

Кайлла тут же пошла вперед, показывая дорогу. Вода постепенно спала до уровня пояса. Стаффа толкал перед собой мягкое, переворачивающееся в нечистотах тела погибшей, а сам шел, то и дело цепляясь за попадавшиеся в стенах скобы. Сил ни на что не оставалось.

— И что дальше? — спросил он, оглядываясь назад. Там была решетка, которая несколько минут назад была скрыта под водой и зажата телом молодой девушки, платье которой послужило отличной затычкой.

Кайлла отрицательно покачал головой.

— Ты что, издеваешься? Обычно нам достается нудный и тяжкий труд, но не такой вонючий. Дорожные работы, уборка территорий, очистные мероприятия после штормов, ну и всякое такое. Сегодня утром нас вообще-то хотели бросить в пустыню на прокладку труб. Из тех, кто там пашет сейчас, многие умирают…

Впереди показался свет. Хлюпая водой и чертыхаясь, они преодолевали последние метры. Кайлла помогла Стаффе приподнять мертвое тело и пихнуть его в люк так, чтобы двум рабам сверху было удобнее вытащить его.

Затем он подсадил ее наверх и только потом вылез сам. Там он заметил, что, оказывается, потерял одежду где-то в коллекторе во время борьбы с течением.

Его обнаженное тело было густо облеплено фекалиями и прочей мерзостью. Казалось, сама душа испачкалась в отвратительной грязи. Он с трудом поборол очередной рвотный позыв.

— Ага, — говорил Англо. — Еще одна священнослужительница. Молоденькая. Не выдержала.

— Зачем она это сделала? — поинтересовался Морлей.

— Видимо, не вынесла обряда посвящения. Это все, конечно, надувательство и обман, но так тяжко все обставлено, что не всякий сдюжит. И главное, все делается от имени Бога! Мне кто-то рассказывал об этом. Не знаю…

Стаффа поднял глаза и вдруг обнаружил себя находящимся под пристальным взглядом Кайллы. Лицо у нее казалось нахмуренным, над бровями пролегла морщинка, в глазах была сдержанность. Она внимательно изучала Стаффу.

Кайлла выглядела здоровой, подтянутой, без грамма лишнего жира. Впрочем, трудно, наверное, было бы сыскать упитанного раба, здесь, на самом дне этарианского общества. Волосы ее оказались не черными. Они отливали коричневым и доходили только до плеч. Черты ее лица отнюдь не делали Кайллу писаной красавицей, но, с другой стороны, ей нельзя было отказать в своеобразной привлекательности. Не портили внешний вид, чуть искривленный нос и квадратная челюсть. Скулы были маленькими и высокими, рот — большим, а пристальные глаза отливали желто-коричневым оттенком. У нее была небольшая крепкая грудь и тонкая талия. Выражение лица оставалось мрачным, губы были плотно сжаты, в прищуре настороженных глаз виделось что-то от пугливого животного, которое на малейшее изменение окружающей обстановки сражу же готово отреагировать дракой или бегством, в зависимости от обстоятельств. Она прислонилась к стене. Было холодно, и по ее коже сразу побежали мурашки.

— Кайлла! Идите с Таффом за угол и хорошенько ополоснитесь. От вас дерьмом разит, — приказал Англо.

Стаффа заметил, что, услышав его голос, она стала еще напряженнее и настороженнее.

Он поднялся и поплелся за ней следом. В ее движениях угадывалась потаенная ярость. Не говоря ни слова, Кайлла повернула кран и встала под воду, одновременно неуклюже пытаясь скрести себя и держать над головой шланг.

Стаффа, увидев ее старания, отобрал у нее шланг и сам стал поливать. Ему даже посчастливилось отыскать крошечный обмылок. Пока Кайлла мылилась и терлась, он стал поливать на себя, стараясь не дышать носом и отлично догадывался, какой запах издает его тело. Когда он воспользовался остатками мыла, она ополоснула его с головы до ног.

45
{"b":"10195","o":1}