ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они остановились у дверей роскошного кабинета на последнем этаже. Синклер услышал, как произнесли его имя. Сотрудник четвертого отдела штаба показался в проеме раскрытой двери, отступил в сторону и со словами:

— Сюда, сержант, проходите, — показал рукой внутрь.

Синклер решительно ступил в офис и прошел по ковру с толстым ворсом к внутренней двери. Мимо целого взвода секретарей, уткнувшихся в экраны своих мониторов. Дверь ему открыли и оказалось, что она вела во внутренний кабинет. Оглянувшись на великолепную резьбу на двери, Синк вошел внутрь. Такой роскошно обставленной комнаты ему еще никогда видеть не приходилось.

Командир Второго Тарганского дивизиона Макрофт отмахнулся от немного нервного приветствия Синка.

Макрофт был юрким, энергичным человеком. У него было легкое телосложение, поэтому китель был изнутри подбит ватином. На узком лице едва помещались поджатые губы, крупный нос и широко расставленные глаза. В его позе чувствовалась безусловная выправка, но и излишнее напряжение. Кончик носа подрагивал. Макрофт, видимо, пытался унять эту дрожь, но безуспешно. Глаза его сверкали враждебностью, которую он скрывать и не пытался. В хорошо подстриженных усиках блестела седина. И вообще, несмотря на регенерационные лицевые процедуры, которые регулярно принимал Макрофт, признаки старения скрыть было невозможно. Да, перед Синком стоял старик. Сколько ему? Двести?..

— Сержант Фист, — приветствовал он вошедшего, не подавая руки. Синк не удивился.

«Ах, ах, ах, как бы не запачкать наманикюренные пальчики высокого начальства!»

— Да, сэр.

Синклер сосредоточился, чуть прищурился, что указывало на то, что он насторожился. Внутри зашевелился страх…

«Черт возьми, я устал».

Он старался не покачиваться, хотя это стоило ему больших трудов.

— Выпьете? — предложил Макрофт.

— Нет, сэр. Благодарю вас. Не хочу засыпать на ногах, сэр.

Угол рта Макрофта дернулся. Видно было, что командир хотел скрыть улыбку.

Синклер мельком обвел глазами комнату, не поворачивая, естественно, головы. Неплохо! Картины на стенах, сразу было видно, остались здесь с прежних времен. Наверное, тут было правление угольной кампании. Теперь он знал, как живут начальники: офисы с коврами, сверкающие металлические поверхности, окна, выходящие на западные горные кряжи. Синклер посмотрел в окно и заметил дым, поднимавшийся над несколькими пиками. Вдруг что-то кольнуло его в мозг: «Боже, да это же мое поле боя!..»

— Да, — заметил Макрофт. — Всю ночь мы наблюдали. Делая поправку на расстояние, можно считать, что там настоящий ад. Я прав?

— Если бы вы оказались на моем командном пункте, то впечатлений было бы намного больше, уверяю вас, — дерзко ответил Синклер.

«Боже мой! Я устал. Попридержи язык, Синк, не то может быть худо. Это паутина. Ты не понимаешь, к чему клонит Макрофт, в какую западню он тебя может затянуть. Спокойнее!»

Он глубоко вздохнул, взяв себя в руки.

Командир Макрофт рассмеялся и присел на краешек стола.

— Ничего, сержант. Это ведь не заседание дисциплинарной комиссии или трибунала. Вы можете говорить открыто и держаться совершенно свободно. Вас никто здесь не осудит.

«Свободно? Открыто? Я не такой дурак, командир Макрофт! Что у вас на уме? Почему меня пригласили?»

Синклер пристально изучал командира, догадываясь о том, что темные круги под глазами и измазанное сажей лицо могут придавать его выражению особенную и нежелательную суровость.

— С вашего позволения, сэр, я задам один вопрос. Что случилось с дивизионным командиром Аткином?

— Его убили, сержант. Глубокой ночью. И Аткин, и его заместитель Найтан были зверски убиты, а именно — зарезаны во сне. Охрана Найтана, находившаяся поблизости, спала. Все было сделано очень тихо и быстро. Работали профессиональные наемники. Мы пока еще только подбираем ключи к раскрытию этого преступления. Пока известно, что убийцами являются темнокожий мужчина и женщина с желтыми глазами.

Макрофт подошел к окну и задумчиво почесал подбородок.

— Вы должны понять причину того, что мы не придали убийство огласке. Цель тарганцев ясна: с помощью злодейства они рассчитывали деморализовать наши войска. Убийцы похитили секретную информацию, благодаря чему тарганцам удалось мощными атаками рассеять наши третье и пятое подразделения. Только вам одному удалось прошлой ночью отразить нападение. Да к тому же так блестяще!

Он повернулся к Синклеру и стал буравить его пронзительными глазами.

— Скажи мне одно, сержант… Как вам удалось? Согласно последним поступившим данным, вы захватили в плен двести тридцать семь солдат противника и убили триста шестьдесят тарганцев… А у вас какие потери?

Глубоко вздохнув, Синклер ответил:

— Двадцать один — убиты и шестьдесят три ранены.

Сказав это, Синк сам же и поморщился.

Макрофт задумчиво кивнул.

— Орбитальная разведка сейчас прослеживает пути бегства уцелевших групп повстанцев. Создается впечатление, что они утратили всякую организованность. Должен признать, сержант, что вы одержали потрясающую победу.

— Благодарю вас, сэр, — ответил Синк. — Нам удалось использовать особенности местного рельефа.

— Ваши солдаты славно потрудились, сержант. Еще какие-то две недели назад они были совсем еще зеленые юнцы. — Пауза. Затем:

— Повезло?

— Нет, сэр, дело не в везении. Две недели, проведенные в непрерывных боях, всегда оказывают устойчивый эффект.

При любом удобном случае, к тому же, мы устраиваем тренировочные занятия. Так что… Словом, бой есть бой… Макрофт закусил верхнюю губу. Концы усиков вывернулись под причудливым углом.

— Понимаю. Не по учебнику, вы хотите сказать?

— Да, сэр.

— Результаты говорят сами за себя, — прибавил Макрофт, удивленно приподнимая брови.

— Как скажете, сэр.

Макрофт окинул его изучающим взглядом.

— А теперь позвольте мне передать вам информацию о тех необычных приказах, которые поступили. Мне было рекомендовано назначить победителя в этих боях командиром Первого Тарганского дивизиона. Это знак, который говорит о том, что Его Величество — седьмой Император, проявляет самое живое участие в наших делах, готов и впредь идти на столь э-э… экстраординарные действия для того, чтобы повысить нашу заинтересованность в окончательной победе. Он хочет, чтобы командиром стал солдат, перешагнув через целый ряд званий. Вы отдаете себе отчет в том, какое применение на практике может возыметь подобная рекомендация Императора?

Синклер только растерянно заморгал. У него захватило дух.

— Черт возьми, сэр! Половина командиров в дивизионе сочтет себя обделенными!

Макрофт кивнул и налил себе рюмку микленского коньяка.

— Оказывается, вы и в самом деле чувствительный человек, сержант Фист, как об этом сообщается в вашем личном деле. Теперь мне ясно, что университет допустил большую ошибку, отклонив вашу кандидатуру. Ошиблось и министерство обороны, завербовав вас простым солдатом, вместо того, чтобы оставить учиться на офицера. Возможно, нам удастся… Поправить…

— Сэр?

Осознание происходящего ледяным потоком хлынуло в голову. «Значит, всех моих целей и задач не нужно и добиваться! Все преподносится в качестве императорского дара! Будь осторожен, тут должны быть какие-то подводные камни. Где ловушка? Как ее распознать? Чем я неизбежно обязан буду пожертвовать?»

Макрофт присел на край стола из какого-то редкого дерева.

— Знайте, сержант, в моей голове такое решение не находит и не найдет одобрения. Я верю в традиции службы, в субординацию. Последовательность в присвоении очередных званий — основа армейской службы.

— Я знаю, сэр.

— Но у меня нет выбора, — развел он руками. В его голосе чувствовалась предельная неприязнь к Фисту, граничащая с отвращением. — Император в своей мудрости и по известным только ему одному причинам принял такое решение. Я предсказываю, что такая ломка традиций, отзовется всплеском бурного негодования среди заслуженных офицеров. Их гнев и ярость мне будут вполне понятны. Счастливчику я бы посоветовал впредь усилить бдительность: ходить только по хорошо освещенным улицам и быть готовым к обвинениям и упрекам, высказываемым в лицо. — Он раздраженно махнул рукой. — И я не уверен, что империя в данный критический момент может позволить себе брожения в армии.

48
{"b":"10195","o":1}