ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синклер сжал пальцы.

Макрофт уловил его реакцию, сумел понять ее смысл, поэтому успокоился и даже позволил себе циничную ухмылку.

— Кого бы вы порекомендовали нам, сержант Фист, назначить на пост командира Первого Тарганского дивизиона? Я имею в виду, из числа заслуженных офицеров этого соединения. А?

«Осторожнее! В ловушку тебя могут завести совершенно незаметно. Гляди в оба!»

Синклер глубоко вздохнул. Он провел языком по внезапно пересохшим губам, собрался с духом и проговорил:

— Командир Макрофт, я нахожусь не в том звании и не в том положении, чтобы предлагать свои оценки, определять степень политической лояльности и профессиональной компетентности тех или иных офицеров. Кроме того, я обладаю недостаточной информацией, которая помогла бы мне определиться. Так что очень прошу позволить мне воздержаться от высказывания своего мнения.

— Великолепно, сержант! — проговорил Макрофт, глядя на Синка цепким взглядом. С минуту он молча раздумывал о чем-то, затем решительно допил коньяк и проговорил:

— Знаете, что я вам скажу, сержант? Вы молоды и несведущи. Но я уверен, что через десяток лет вы станете достойным соперником! Вам от природы свойственны проницательность и сообразительность, такие качества, которые все еще не так часто встречаются в нашей армии, как того хотелось бы.

Синклер промолчал.

Макрофт склонил голову набок.

— Если у меня и были какие-то сомнения час назад, сержант, то только что они окончательно развеялись. — Он встал, сделал несколько быстрых неслышных шагов по толстому ковру, приблизился к Синку почти вплотную и, глядя ему прямо в глаза, сообщил:

— Надеюсь, вы понимаете мое отношение? Негативное. Но приказ есть приказ. Даже если он выражен в форме «рекомендации». Приказы могут мне не нравиться, но исполнять я их обязан. — Он угрожающе понизил голос. — И надеюсь, Синклер Фист, вы не забудете о том, кто вас назначил на столь высокий пост. Мне не хотелось бы впоследствии быть среди тех, кто будет ставить вас на колени и сносить голову. Это означало бы, что я плохо разбираюсь в людях. Вы меня понимаете?

— Да.

Макрофт смерил его последним взглядом, исполненным враждебности. Затем коротко кивнул и бросил:

— Главное, чтобы вы это понимали и помнили, дивизионный командир.

Гретта сняла небольшую комнату в армейских бараках, которая специально предназначалась для личного состава, останавливающегося здесь транзитом. В комнате была спальная платформа, туалет, душ, компьютер связи и небольшой рабочий стол. Несмотря на всю свою взбудораженность после визита к Макрофту, Синка сморил глубокий сон как раз в самой середине его рассказа о крутом повороте судьбы.

Гретта во сне пошевелилась и задела Синка. Он тут же вскочил, ожидая, что придется или отстреливаться, или продолжать наступление. И только осознав, что он находится в полной безопасности, Синк глубоко вздохнул и вновь откинулся на подушку.

— Не понимаю, — потягиваясь, проговорила Гретта. — Все произошло так быстро… Невероятно…

Синклер несколько раз моргнул и протер глаза. Синеватое свечение, проникавшее через окно в комнату, указывало на то, что на дворе стоит ночь. Он взглянул на часы и зевнул.

— Да, для меня все произошло неожиданно, — проговорил он задумчиво. — На самом деле я оказался в воронке политического водоворота не случайно. Была какая-то причина, известная, впрочем, только императору. Но, черт возьми, что они затеяли? Зачем? Ведь сейчас не самое спокойное время на Тарге для столь резких политических маневров.

Ее легкие пальцы скользнули по его руке, покрытой шрамами. В глазах девушки была задумчивость и участие.

— И что ты теперь собираешься делать?

— Любить тебя… И стараться изо всех сил.

— У нас еще есть полтора часа, — проговорила она заговорщическим тоном, склоняясь над ним и целуя его в плечо. — Мы оба были такими усталыми, что рухнули спать и даже не взглянули друг на друга. Но теперь-то, я думаю, мы можем с тобой проверить, какова любовь на чистой спальной платформе, а?

Он кивнул и обнял ее. Их губы слились в крепком поцелуе…

Потом, когда они, истощенные любовью, лежали на спинах и смотрели в потолок, каждый думал о своем. Синклер медленно водил пальцем руки по изгибу левой груди Гретты и снова и снова возвращался мыслями к своему странному и головокружительному назначению. Еще какие-то три месяца назад он был робким рядовым, впервые понюхавшим порох. А сегодня, — совершенно внезапно, — император произвел его в командиры Первого Тарганского! Теперь над ним было только два человека: Тибальт и министр обороны. А что ему делать с Макрофтом, который может существенно помочь ему, а может и шею свернуть, в зависимости от того, как повернутся события.

— Мне нужно выиграть войну, когда одной ногой я стою на тающем льду, а другой — в открытом космосе. Черт возьми, во всем этом, по-моему, очень мало смысла.

С этими словами он ударил по спальной платформе кулаком.

Гретта крепче прижалась к нему.

— Я сомневаюсь, что в пределах империи найдется еще хоть один человек, которому было бы под силу справиться с этой дилеммой так блестяще, как справишься ты.

Синклер слабо улыбнулся в знак благодарности за слова одобрения, а сам попытался вспомнить из истории подобные случаи. Он медленно перебирал в памяти тех мужчин и женщин, которые попадали в столь же затруднительные положения. Какова была их судьба? Многие оказались обыкновенными жертвенными овцами. Выжить удалось немногим.

Выживет ли он?

Постепенно в его сознании начал формироваться план.

Его Святейшество Сасса Второй, Божественный Свет, был не в духе. В плохом настроении был адмирал Джакре. Это не предвещало для Майлса Рома ничего хорошего.

Покои Его Святейшества были не менее чем в сто шагов длиной, с высокими потолками, которые переливались медовыми оттенками Сассанского солнца — результат эффективного действия волокнистой оптической системы, которая отражала свет наподобие радуги. Покрытые жемчужной крошкой стены слабо мерцали, а лепнина из чистого золота, выполненная искусными мастерами, горела, словно огонь. Пол покрывал толстый незианский ковер с пурпурными волнами-разводами.

— Командир даже не пожелал увидеться с тобой? — спросил Его Святейшество. Любой другой на его месте изумленно приподнял бы брови. Но у Его Святейшества не было бровей.

И вообще, если честно, Сасса Второй выглядел жалко. Это была гора мяса, в которой жир выступал на первый план, а мышцы, если и были, никак себя не проявляли. Сасса не знал, что такое пешая ходьба. Он передвигался только на антигравах. Во-первых, его сердце, привыкшее к постоянному покою, не выдержало бы напряжения самостоятельного передвижения. Во-вторых, силы в его ногах хватало только на то, чтобы перековылять из одного антиграва в другой, когда это было крайне необходимо. Или в ванную и обратно.

— Божественный, у меня нет никакого разумного объяснения. Подождите… Кажется, я вижу объяснение в ваших глазах! Речь идет не только обо мне, не так ли? Стаффа не пожелал увидеться с Или Такка?

Сасса склонил набок свою безволосую голову, что должно было, видимо, означать подтверждение догадки Майлса. Его бледный череп в причудливых бликах отражал сияние потолков. Бесцветные глаза, почти полностью заплывшие жиром, равнодушно взирали на Майлса, как будто это был обыкновенный бифштекс и Сасса размышлял: съесть его или выбросить? Затем он сцепил свои толстые руки в замок. При этом по всей комнате забегали зайчики, отраженные многочисленными перстнями на жирных пальцах.

— А тебе не приходило в голову, что тебя обвели вокруг пальца? Что реакция Или могла быть обманом, попыткой ввести в заблуждение?

Майлс облизал пересохшие губы и покачал головой. Яростный взгляд Или все еще продолжал обжигать его при воспоминании о нем…

— Нет, Божественный. Клянусь, здесь что-то не так. Назовите это… предчувствием. Я могу с уверенностью сказать вам, что Или Такка взбесилась. Схитрить тут невозможно. Это была настоящая ярость, настоящий испепеляющий гнев. Скайла Лайма встревожилась и напряглась. С чего ей так волноваться, если нужно было просто сообщить нам о том, что Компаньоны расторгли договор? Не с чего, по нашему мнению.

49
{"b":"10195","o":1}