ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она откинулась назад, уперев в песок руки, и глубоко вздохнула.

— Я не могу без этого, как ты говоришь, «самообмана». И кроме того… Я все еще храню веру в мораль и ответственность. Конечно, мы живем в такое время… Оно исполнено грязи, ужаса, кошмаров… Мерзкая клоака, в которой мы копошимся… Концепции, которые я назвала тебе, разумеется, чужды этому времени.

— Только не говори мне, что ты…

— А ты никогда не задумывался над тем, что в жизни есть цель? Предназначение? — перебила она его спокойно. — Почему ты живешь? Зачем познаешь Вселенную?

Она подхватила в руку песка и стала потихоньку выпускать его тонкой, прерывающейся струйкой.

— Расскажи.

— Знание, — прошептала торжественно Кайлла, глядя вверх, на звезды, посеребрившие ночное небо и осветившие его. — Седди верят, что Господь прозрел. В результате прозрения в одно мгновение — восемнадцать миллиардов лет назад — родилась Вселенная.

— Господь? Прозрел? Допустим, я верю в бога. Допустим. Но что означает твое прозрение?

— Господь прозрел и стал наблюдать, — проговорила она, перекатившись набок, и, приняв лежачее положение, подперла голову одной рукой, а другой ворошила теплый песок. — Что, если созданием Вселенной мы обязаны осознанию Богом своего прозрения? В этом было его первое наблюдение, если угодно.

— Значит, Бог прозрел. Зачем ему потребовались люди? Он мог спокойно витать у себя в облаках и… и…

— Правильно. Ты начинаешь разбираться. Всякие попытки проникнуть в истинную сущность Бога неизбежно ведут на путь логики и предположений. Спросим себя: каким образом Бог мог видеть себя, если он был всего лишь наблюдателем окружающего пространства?

— Значит, Седди полагают, что люди, человечество, являются зеркалом для Господа?

— Нет, не совсем так, — ответила она. Стаффа уже давно заметил, что она начала вычерчивать на песке геометрические фигуры. — Седди считают, что божественное сознание едино и в то же время способно делиться бесконечное число раз. Третий закон, принятый Седди, гласит о том, что сознание — твое, мое, Бога, неважно — созидательно. Мы созидаем мир посредством наблюдения. Все, что мы имеем, вышло из процесса наблюдения, который разбит на моменты. И каждый момент однажды был для нас категорией «сейчас». Понятно?

— Значит, согласно твоей логике, божественное сознание создает собственное будущее. — Стаффа поудобнее устроился на песке. Его стала увлекать разворачивающаяся беседа. — А это означает, что Вселенная направляется божественным сознанием. То есть существование предстает перед нами в виде чего-то предопределенного заранее. Какой смысл? В момент принятия решения, откуда ты знаешь, что это решение значимо именно как твое, а не является уже давно принятым решением божественного сознания?

— А ты хитер, Тафф! Умница! Далеко не все люди улавливают проблему так быстро. — Она подняла свои загорелые плечи. — Не уверена, что мне известен ответ. Но я считаю, что все вертится вокруг понятия прозрения. Чтобы узнать подробнее, тебе нужно отправиться на Таргу.

«Тарга! Мой сын…»

— И ты хочешь сказать, что меня там окружат женщины, подобные тебе, которым будет известен ответ? — спросил он с улыбкой, ощущая, как песок покалывает ягодицы.

— Тебе нужно будет смотреть не на женщин, а искать мужчину, которого зовут Магистр Браен. Это, возможно, величайший из живущих Седди. Он или его коллега Магистр Хайд. — Она глубоко вздохнула. — Я часто спрашиваю себя: а, может, стоило остаться? Я никогда не узнала бы любви к мужу. У меня никогда не было бы детей. Моя жизнь была бы заметно беднее… и одновременно богаче.

Он горько рассмеялся.

— Ты полагаешь, что нам все-таки удастся когда-нибудь выбраться живыми из этих омерзительных этарианских песков? Нет, в религии в Седди слишком много неубедительного. Я не могу поверить, что Вселенную создал Бог посредством наблюдения. Если я поверю тебе, что вынужден буду попасть в унизительную для себя ловушку и признать, что являюсь жалкой частичкой божественного, будущее которой уже написано и только ждет, когда его претворят.

— Нет, ты рассуждаешь не так, — возразила она, покачав пальцем с налипшими на него песчинками. — Кванты являются надежным предохранителем от всеобщей предопределенности.

— Кванты? — он скептически оглядел ее. — Что означает это понятие?

— Оно означает неопределенность и изменчивость, присущие Вселенной. Ты можешь предсказать местоположение данного электрона или частицы, но тебе не дано предугадать направление их движения. Ни того, ни другого. Подумай об этом с точки зрения движения субатомных частиц, энергии и их положения. Все это взаимоисключающие вещи, зависимые от того наблюдения, которое ты, наблюдатель, совершаешь, правильно? Будущее воспринимается квантовой волновой функцией вероятности, которую ты подвергаешь своему непосредственному воздействию, делая выбор в момент «сейчас». В свою очередь, каждый из тех выборов, которые ты в состоянии сделать, зависит от того, как именно поведет себя твой мозг в конкретный момент времени. А это, в свою очередь, определено энергетическим уровнем в частицах нервных клеток, создавшимися на данный конкретный момент, и зависит от того, не блокирован ли в это мгновение нервный рецептор в твоем организме. Тебе неизвестна энергия и заряд частиц, как неизвестно и местоположение любой молекулы, перед тем, как тебе предстоит принять очередное решение.

Стаффа осторожно кивнул.

— Каждому уважающему себя студенту известен этот принцип. Мы называем его «законом неопределенности» или «законом сомнения».

— Термин «квантовая функция» описывает то же самое. Хотя в силу своей древности этот термин уже прочно забыт людьми. А знаешь почему? Причина кроется в ереси Седди. Тебе известно, что риганцы преступили порядок шестьсот лет назад. Почему? Потому что Седди учили, что все мы делим между собой части божественного сознания. Как, на твой взгляд, эта концепция увязывается с теорией политического господства?

Она презрительно фыркнула.

— Вопрос — основа основ, ибо в этом предназначение твоей жизни! Нет уж! Людям знание вредно в больших объемах! — Она уставилась в одну точку и уже серьезно проговорила:

— Культивация невежества в людях — самая крепкая цепь, с помощью которой тиран может поработить все человечество.

— Блаженные Боги и Сассанские императоры более искусны в удержании социальной управляемости и контроля, — сухо согласился Стаффа, вспомнив этарианского жреца, ползавшего в его ногах, а позже провозгласившего, что Блаженные Боги явились ему и объявили, что Тибальт — седьмой император — является их наместником на земле. Верующие проглотили эту бурду без всякого критического осмысления, с улыбкой, не зная, что за красивыми кулисами скрывается обычная грязная политика. Кстати, сам Тибальт и написал текст «божественного благовеста».

— А вас, Седди, значит, не волнует тема политического контроля? — спросил он.

В его сознании тут же пронеслись воспоминания о последнем тарганском бунте, сцены, затуманенные пороховым дымом и краской смерти.

«Неужели я убил и сына в той кровавой бойне?»

— О, больше, чем просто волнует! Если бы Сасса и Рига знали степень деятельности своих шпионских сетей, обе империи зашатались бы моментально…

— И что? — спросил Стаффа, взяв на заметку неопределенный клочок информации. — В чем различие?

— Различие в целях, которые каждая империя поставила перед собой. — Она откашлялась. — Видишь ли, Седди полагают, что судьба человечества в его уничтожении. Или самоуничтожении. Звездный Мясник — всего лишь мелкое звено в цепи доказательств этой концепции.

— Есть такая концепция?

«Господи, какое обвинение только что взвалили на мои плечи! Значит, моими действиями, оказывается, всегда руководили косвенно Седди?..»

— Смотри, — проговорила Кайлла, расчищая рукой ровную песчаную площадку, — Человечество — разумный расоорганизм. Все мы делим части божественного сознания. Что происходит, когда расы заключены в некое пространство, ограниченное Запретными границами? Наступает стагнация и желание выжить катастрофически уменьшается в обществе.

59
{"b":"10195","o":1}