ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верхний ящик… Моя нога… Я не могу двигаться… ты сломала мне колено, я… О, Господи!..

Скайла подхватила лежавшую у стены трость и, зацепив ею ручку ящика, резко открыла его. Она осторожно подошла к нему, ожидая любой пакости, включая и мину-ловушку. Но, наконец, она вытащила из ящика вещи, принадлежавшие Стаффе.

— Ты был слишком самоуверен, — сказала Скайла, вернувшись к нему и надев тяжелую портупею Стаффы поверх своей пустой. — А ведь я не лгала тебе. Голографии с моим изображением и вправду сделали бы тебя богатым. Или Такка, риганский министр внутренней безопасности, знает, что я где-то здесь. За информацию обо мне она готова заплатить целое состояние. — Скайла усмехнулась. — Но ты же не собираешься доносить на меня?

— Н-нет! Н-никогда! Даю слово… Даю… Я никогда… — заикаясь, обещал он, смаргивая слезы. — Это было недоразумение! Ошибка! Всего лишь ошибка! Кто же мог знать, что…

Скайла, нахмурившись, изучала его внимательным взглядом. Она подошла к ящичку, где хранилось личное оружие Броддуса, и извлекла оттуда лазерный пистолет. С задумчивым видом она поставила его на боевой взвод. Броддус затрясся всем телом и замотал головой. Его широко раскрытые глаза неподвижно уставились на страшное орудие убийства. Одной рукой он держался за смещенную коленную чашечку.

Скайла проверила уровень энергии на особой шкале и сделала контрольный выстрел по кровати, на которой лежал Броддус. От белья пошел дымок.

— Где деньги Стаффы? Те, которые ты еще не успел истратить?

— В моем кошельке. В костюме. Он висит в гардеробе! Конечно, возьми. Только не убивай меня!

Она опять воспользовалась длинной тростью для того, чтобы открыть шкаф.

От целого состояния осталось только две тысячи кредиток. Она положила деньги в одно из отделений своей портупеи и вновь приблизилась к нему, спокойно глядя в его обезумевшие от страха глаза.

— Тебе известно, как этариане издревле обращались с ворами? Впрочем, конечно, известно.

Она с трудом подавила в себе желание плюнуть ему в лицо.

Он лихорадочно сглотнул и кивнул. Она жестко улыбнулась.

— Если хочешь быстро умереть, подними руку. Я убью тебя. Будет быстро и безболезненно. Или у тебя хватает мужества, чтобы избрать другой путь? Жить? Умереть, на мой взгляд, было бы легче.

— Ж-жить… — пробормотал он, уже не смахивая слезы, которые текли ручьем по его щекам.

— И ты расскажешь миру о том, что бывает с людьми, которые осмеливаются когда-либо пересекать дорогу Компаньонам?

— Я… Я… — Он начал рыдать.

Она перевела уровень энергии в лазере на минимальную отметку. Он дико завизжал, когда лазерный луч коснулся его тела. С большим искусством она изобразила у него на лбу этарианский символ, которым клеймили воров. Луч прожигал кожу и делал заметные борозды в лобной кости.

— Повторяю: умереть было бы легче, — напомнила она ему жестоким голосом.

— Я хочу жить!

Не медля больше ни секунды, она отсекла лучом его правую руку. Переведя уровень энергии на более высокий, она прижгла культю.

Броддуса парализовало. Он не шевелился и только истошно, дико визжал от боли.

— Ну, хорошо. Живи, вор. И помни Компаньонов. Помни о том дне, когда ты ограбил Стаффу кар Терма.

Она задержалась у двери и обернулась. Мертвенная бледность опустилась на его лицо. Она вспомнила о своем первом ударе ему под ребра: вне всякого сомнения, печень была порвана. Эта мразь сдохнет через пару часов.

— И помни, тварь, о том дне, когда ты продал Командующего в рабство!

Она засунула скафандр Стаффы в большой пакет, который отыскала в гостиной, затем оделась и прикрыла лицо вуалью. Подхватив со стола оружие, она выскользнула за дверь, спустилась по лестнице в бар, Некоторые посетители провожали ее глазами. Безусловно, обратили внимание и на пакет. Однако никто ничего не сказал.

Выйдя на улицу, она сразу же повернула в сторону того заведения, где снимала маленькую комнатку в задней части дома. На пути она проверила, не ведет ли за собой «хвост». Никого не было. Она знала, что ей нужно торопиться: Броддусу могло вполне хватить времени перед смертью на то, чтобы все рассказать.

«Надо было сразу его прикончить! — подумала было она, но тут же себя одернула. — Спокойнее, Скайла. Нет, сразу не надо было. Тогда бы он не узнал страданий. Пусть умирает долго. И с осознанием того, что его песенка на этом свете спета.»

Обменявшись приветствиями с хозяином заведения, она быстро поднялась в свою комнату и заперла за собой дверь. Наскоро собрав вещи, она натянула на себя свой боевой скафандр. Как было приятно ощутить бластер на привычном месте на бедре! На скафандр она надела простоватенькое платье, которое делало ее похожей на обыкновенную этарианскую горожанку. И пристроила на место вуаль. Упаковав скафандр и снаряжение Стаффы в один из свертков и прикрыв это сверху своим белым газовым платьем, она вышла на улицу и взяла направление на Главное управление каторжных работ.

У нее сильно колотилось сердце. Чтобы успокоиться, она временами качала головой.

— О, Стаффа, что ты наделал?!

Прикусив губу, она думала о том, как он выдерживает лишения рабства и бесконечные унижения, на которые, наверное, по его адресу не скупятся.

Она почти видела его, сносящим одно унижение за другим, еле сдерживаемым свои дикие страсти, воспитанные и взращенные в нем изощренным подсознательным тренингом Претора. Он горд, и местным надзирателям, наверное, доставляет особое удовольствие ломать в нем эту гордость. Для этого есть много способов: парализующие стержни, порка, даже нанесение увечий…

— Ты никогда не знал, что такое улица, Стаффа. Несмотря на всю свою власть и репутацию, ты так никогда и не знал, как и чем живет человечество. Молись Блаженным Богам, чтобы я не опоздала!

В пустыню привезли еще одного раба. Его звали Бротс. Это был настоящий гигант. Его отличал надменный взгляд, чувство непреодолимого превосходства над другими, а также маленькие кабаньи глазки на жирном лице. В отличие от прочих он носил ошейник с какой-то патологической гордостью. В первый же день своего пребывания в пустыне он начал усиленно притеснять других рабов, которые были слабее его физически.

Англо на время был подменен Морлеем, так что у Кайллы намечалось несколько дней отдыха.

Той ночью на Стаффу навалилась такая депрессия, что он никак не мог заснуть. На него давило отчаяние и чувство одиночества. И когда терпеть стало совсем невмоготу, он понял, что Кайллы что-то давно нет рядом. Обеспокоившись, он поднялся на ноги и стал бродить по лагерю в поисках своей подруги. Через несколько минут он увидел ее среди песчаных дюн. Она шла, заметно прихрамывая, опустив плечи и обреченно уронив голову. Остановилась на некотором удалении от лагеря и бессильно опустилась на песок. Даже на расстоянии было видно, что она не чувствует собственного тела.

Этарианская луна висела низко и давала достаточно света, чтобы увидеть всю глубину отчаяния и безысходности, которые выражались в позе Кайллы.

Он пошел ей навстречу и внезапно понял, что мелкое подрагивание ее опущенных плеч может означать только одно: она плакала.

Кайлла не услышала шороха рядом с собой, но когда Стаффа положил свою руку ей на плечо, она сильно вздрогнула и отпрянула. Во всем ее теле было напряжение, во взгляде ужас.

— Что случилось?

Она наконец узнала Стаффу.

— Ничего. Просто… Ах, оставь меня в покое!

Даже в таком сумеречном свете он сумел разглядеть, как сильно распухли ее губы. Он против ее воли взял рукой ее за подбородок и повернул к себе лицо. Под левым глазом был огромный синяк, который уже стал распространяться на нос. На шее виднелись багровые ссадины.

— Кто? — выдохнул Стаффа.

Так долго похороненная в нем ярость внезапно освободилась и вышла наружу.

— Тафф, не надо. Ничего кроме неприятностей это тебе не принесет! — Она прижала руками все еще оставшиеся на ней обрывки одежды к груди. — Обещаешь! Оставь все как есть, Тафф.

66
{"b":"10195","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прекрасный подонок
Демонический рубеж (Эгида-7)
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Выжить любой ценой
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Заложница чужих желаний
The Game. Игра
Дружу с телом. Как похудеть навсегда, или СТОП ЗАЖОРЫ
Что и когда есть. Как найти золотую середину между голодом и перееданием