ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свист несущейся машины становился все громче и громче, пока она не вылетела на освещенный перрон. Бутла Рет, сидевший в ней, остановился напротив Магистра, выключил мотор и вылез на свет божий. Надув на мгновение щеки, он шумно выдохнул и покачал головой:

— Я думал, мне никогда не выбраться.

— Я тоже так думал, — устало приветствовал его Браен.

Рет соскочил на перрон и последовал за Магистром по целому лабиринту узких проходов, высеченных в гигантском монолите скалы. Наконец, они оказались в хорошо освещенной комнате, где стояло несколько столов, два монитора и диван, на котором под грелкой лежал Магистр Хайд.

Бутла Рет сразу же подошел к нему и пожал слабую старческую руку. Не обращая внимания на нежности, Браен прошел к письменному столу, на совесть сработанному из редкой породы сосны. Сев за него, он обратил взгляд на Бутлу.

— Надеюсь, вы догадываетесь, зачем мы вас пригласили, Бутла Рет?

Великий убийца кинул на Хайда последний ободряющий взгляд и вышел в центр комнаты.

— Думаю, что догадываюсь, Магистр.

— Вы приняли решение?

Бутла скрестил руки на груди и кивнул.

— Да, Магистр Браен. Я соглашаюсь. Похоже, другого выхода не существует.

Браен прокашлялся.

— В таком случае, говоря формально, с настоящей минуты вы принимаете на себя руководство всеми боевыми операциями тарганского сопротивления.

Бутла кинул взгляд на Хайда. Престарелый Магистр приподнялся на своем диване и торжественно кивнул. Бутла обратил внимание на то, что его кожа была натянута на череп словно посмертная маска.

— Кванты всех нас сделали дураками, Бутла. Мы полагали, что Звездный Мясник будет для нас главной угрозой, а оказалось, что он попал в лапы Или Такка. Кто знает, что это может означать? Все идет совсем не так, как нами задумывалось и планировалось. Все наши модели прогноза не оправдали себя. Я имею в виду командира Первого Тарганского дивизиона. Он не оправдал наших ожиданий тем, что…

— Синклер Фист? — нахмурился Бутла. — Каким образом ему удалось…

«Я не могу рассказать ему ни о самом Синклере Фисте, ни о его наследственности», — подумал Браен, а вслух сказал:

— Мы не знаем. — Он солгал и, чтобы скрыть смущение, стал искать стул. — В то время, когда он получил свое фантастическое назначение, мы колебались. Стало ясно, что риганский министр обороны обрек Фиста и его дивизион на неминуемую гибель в горах между Каспой и Веспой. Однако Фист всех обманул! Всех перехитрил! Мы начали сосредотачиваться за горами вокруг его расположения, но в самый последний момент он оттуда эвакуировался! На шахтерских тягачах… Мы просто не успели подготовиться и нанести удар. Он не просто не согласился с, казалось бы, неминуемой гибелью своего дивизиона, он захватил Веспу!

Обрушился на город как ураган, а когда мы попытались контратаковать, он отшвырнул нас с такими мизерными для себя потерями, что… Словом, создалось впечатление, что он какой-то волшебник! Обиднее всего то, что военнопленных он сумел распропагандировать и поставить под ружье в свои боевые порядки!

Браен говорил все это, стараясь не глядеть в глаза Рета.

«Разумеется, мы с самого начала знали, что он будет великим полководцем. Это, в конце концов, возможно, наиболее близкий к идеальному генетический организм, который появлялся в последние восемьсот лет в пределах свободного космоса».

— Всегда остается такой выход из трудного положения, как убийство, — небрежно произнес Бутла. — Со мной вновь вышла на связь Арта, и я мог бы послать ее на операцию… Наконец могу и сам пойти.

Браен приподнял брови.

«Что ты скрываешь, Бутла? Тебе известно что-то такое, что неизвестно нам. Почему ты не говоришь об этом? Или ты нам больше не доверяешь?»

— Возможно, это вариант. Дай нам время подумать. С другой стороны, к нему чрезвычайно трудно подобраться. Его окружают преданные люди и отличные солдаты.

— Возможно, — прогремел уверенный бас Бутлы. — В настоящий момент силы тарганцев рассеяны, деморализованы. Сначала я наведу порядок, а уж потом позаботимся и о Синклере Фисте… и о его Первом Тарганском.

— Мы доверяем тебе, Бутла, — проговорил Хайд еле слышно. — Возможно, ты олицетворяешь нашу последнюю надежду.

«Что мне делать сейчас? Смотря по тому, как пойдут дела. Есть ли сколько-нибудь серьезная надежда на альянс с Компаньонами? Все меняется так быстро… Мы несемся вперед на машине, у которой отказали тормоза».

Глава 19

— Она поедет со мной, — настойчиво повторял Стаффа, стоя, скрестив решительно руки, под палящим этарианским солнцем.

Или удивленно приподняла брови. Определенно, Командующий дорожил этой изрядно поизносившейся от тяжелой работы бедняжкой. Рабыня с темными волосами была до ужаса грязна. Впрочем, Стаффа был, пожалуй, еще грязнее. Дело не в чистоте. Или видела шрам, пересекавший ее щеку, а справа на шее красовался багрово-синий кровоподтек, след поцелуя. Господи, да ее, похоже, имел каждый второй на Этарии и во все отверстия! Мускулы перекатывались при каждом движении под ее тонкой загорелой до бронзы кожей. В этом было что-то притягательное, бесспорно. И вообще, женщина источала какой-то неведомый магнетизм.

Значит, она была единственным развлечением Стаффы в ужасных песках?

Или выбрала время, чтобы внимательно разглядеть и самого Командующего. Он был грязен! Даже на сухом горячем ветре все его тело лоснилось от пота, а запах от него шел такой, что впору было затыкать нос! Впрочем, он же раб, а рабам не полагается ежедневный душ. Солнце сделало его кожу почти черной, и только многочисленные боевые шрамы пересекали бледно-розовыми полосками его мускулистые плечи, грудь, руки. На нем было, пожалуй, даже больше синяков и кровоподтеков, чем на его подруге. Особенно на вздувшейся шее. Он не спускал с Или взгляда, исполненного тревоги, подозрения и настороженности. Его зрачки фиксировали каждое ее движение.

Румянец бросился в лицо Или, когда она встретилась с ним глазами. Слава богу, он не проступил из-под макияжа. Черт возьми! Перед ней стоял настоящий мужчина! Это был суровый самец, которого стоило уважать за одну только внешность. И вместе с тем она заметила, что он весьма существенно изменился. Надменность и жестокая агрессивность исчезли без следа, уступив место чему-то новому, непонятному Или. Это была смесь коварства, прежней хитрости, с незнакомой грустью и печалью… Проклятие! Что с ним тут сделали?!

— Хорошо, Командующий, можете взять ее с собой, только… Скажите, ради бога, что вы с ней будете делать?!

Или сделала приглашающий жест в сторону авиакара и только тут вспомнила о Тиклате, который стоял за ее спиной в течение всего разговора. Он не спускал со Стаффы цепкого взгляда, фиксируя каждое движение, жест или слово.

«Да, Тиклат смышленый молодой человек. Он подает большие надежды. Его надо использовать с большой осторожностью… И следить за ним надо бдительно!»

Или услышала, как Стаффа обратился к своей подруге-рабыне:

— Я давал тебе обещание. Прошлое не изменить… как бы ни хотелось. Если ты помнишь, я говорил, что освободил бы тебя, если бы это было в моих силах.

Или увидел, как Стаффа подошел к рабыне и взял ее за руку. Или также видела, как та шарахнулась от него, будто от заразного больного. Она даже споткнулась, но удержалась на ногах. Бросив подозрительный взгляд на прибывших, она неуверенно зашагала в сторону авиакара. На Стаффу, который провожал ее горьким, нехарактерным для него взглядом, она не обращала ни малейшего внимания.

"Любопытно! Эта женщина обладала редким талантом: она была способна ввергнуть в отчаяние самого Командующего! Кто она такая? И как ее можно использовать?

Или коснулась руки Стаффы и едва не упала, словно взявшись за оголенный провод. Она увидела, что у него на руке лопнуло сразу несколько волдырей и выступила кровь.

— Пойдем, Стаффа. Вас ожидает прохладный душ и чистая одежда. Мы поговорим о деле, а потом будете вольны делать что захотите.

85
{"b":"10195","o":1}