ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его гибельный взгляд серых глаз остановился на ее лице. Прошло несколько секунд, прежде чем Стаффа кивнул и произнес ломающимся, хриплым голосом:

— После вас, министр, — показав рукой на авиакар.

Его отросшие черные волосы трепетали на сухом ветру в диком танце.

Тиклат занял сиденье рядом с рабыней. Или, сев, сразу же включила вокруг себя индивидуальное защитное поле.

Спустя минуту машина оторвалась от земли, подняв в воздух целую тучу песка.

Или с интересом наблюдала за выражением лица Стаффы, который, прищурившись, смотрел через иллюминатор вниз. Туда, где в канаве валялись какие-то трупы, очевидно, также выкопанные из-под обрушившейся дюны. Она заметила, что его лицо исказилось гневом и болью, когда его взгляд скользнул по длинному трубопроводу, терявшемуся далеко в песках.

— Командующий, — мягко, как только могла, спросила она у него. — Расскажите же, каким образом вы умудрились попасть сюда в качестве рядового уголовника? Вся империя до сих пор недоумевает. Все в смущении.

Трубопровод закончился, и Стаффа повернулся к Или. В его взгляде были усталость и раздражение.

— Вы же просматривали бумаги. А иначе, как же нашли меня?

— Это недоразумение, конечно, нужно уладить. Каким способом? Что вы предложите? Император горит желанием сделать все, чтобы вы поскорее забыли об этой неприятности.

С этими словами она отцепила от своего сиденья флягу и уже было поднесла ее ко рту, как вдруг заметила острый взгляд Командующего. Улыбнувшись, она передала ему флягу с холодным тонизирующим напитком:

— Выпейте, Стаффа кар Терма. Пожалуй, вам это сейчас нужнее, чем мне.

Ее улыбка была скорее натренированной полуулыбкой, мягкой и манящей. А если точнее, то соблазняющей.

Впрочем, Стаффа не обратил на нее никакого внимания. Он пил жадно, но через минуту остановился и молча передал ее рабыне. Или заметила, что та колебалась не более двух-трех секунд. Потом резко вырвала флягу из руки Командующего и припала к ней сухими потрескавшимися губами.

Или усмехнулась про себя. Очевидно, в пустыне вода весит больше, чем самолюбие.

— Проблему моего ареста и разбирательства по этому поводу я оставляю вам, министр. Поступайте на ваше усмотрение, — Стаффа повернулся к Или и устремил на нее ледяной взгляд своих серых глаз. — Однако, если бы принятие решений зависело от моей воли, я бы первым делом уничтожил лагерь рабов в этой богом забытой пустыне. Я бы спалил эту адскую дыру кобальтовой бомбой дотла. И шлака бы не осталось.

Она задумчиво кивнула и удивилась, когда он почти тут же вновь оглянулся на нее.

— И еще одна маленькая и последняя просьба. Если придется кого-нибудь наказывать… убивайте сразу. Только не приговаривайте несчастных к рабству.

— Очень хорошо, — с трудом ответила Или.

Ей стоило немалых усилий, чтобы не морщиться. Зной… Удушающий зной доставал и здесь, в кабине авиакара. Она проклинала себя за то, что надела черное платье, под которым тело неимоверно горело и, казалось, уже обуглилось.

Интересно, сколько фунтов потеряла она, потея во время мучительного пятичасового путешествия? Или еще раз украдкой взглянула на Командующего. Ей в глаза бросилась его мощная нижняя челюсть и крепко поджатые губы. Господи, как же, черт возьми, ему удалось выжить?! И вообще… Каким образом людям, удавалось жить в таких поганых условиях, уж не говоря о том, чтобы работать?!

«Он похож на вернувшегося из ада. Блеск в его глазах напоминает блеск в глазах фанатика. Что сделали с ним пустыня, зной и лишения?»

Через несколько минут они уже приземлились перед Директоратом службы внутренней безопасности. Или проводила Стаффу и его рабыню в красивое и одновременно строгое здание.

— В офисе директора вы найдете для себя все необходимые удобства. Тиклат, я попрошу подыскать какую-нибудь приличную одежду для Командующего и его… леди.

Стаффа смерил ее горящим взглядом.

— Черт возьми, сколько можно ждать?! Снимите с меня проклятый ошейник!

В руках он продолжал крепко сжимать выключатель, понимая, что в нем сейчас вся уязвимость.

— Тиклат! — строго проговорила Или, приподняв бровь.

В первый раз на лице молодого человека отразилось волнение.

— Госпожа министр, боюсь, оборудование, необходимое для операции… Ведь ошейники подобной конструкции… Мы могли бы надеть их без проблем, но вот снять…

Не знаю. Я даже не знаю, госпожа министр.

— Дайте мне бластер, — проговорил глухо Стаффа. Или заметила при этом нервное подергивание его левой щеки. — Я сам сниму эту пакость!

Или улыбнулась, поднимая вверх руку.

— Не думаю, что стоит разрешать проблему столь драматическим способом. Тиклат, достаньте все необходимое оборудование. Меня не интересует, когда и где вы это сделаете, но скажу только, что если для этого нужно будет всю планету перевернуть с ног на голову — переверните!

Стаффа нервно оглянулся и кивнул со вздохом. Когда они вошли в главный вестибюль, Командующий уже окончательно взял себя в руки, понимая, что в ярости мало толка.

Поднявшись по лестнице. Или заметила у дверей офиса Тиклата женщину под вуалью. На ней была приличная одежда. Или чувствовала, что взгляд женщины устремлен на нее. Очевидно, какая-нибудь местная матрона, которая пришла капать на своего мужа, переспавшего с горничной.

Непонятно, почему идиотские древние традиции, согласно которым каждая женщина должна закрывать лицо вуалью, здесь все еще так сильны? Процесс знакомства с противоположным полом в таких условиях чрезвычайно осложнялся. Или знала, что этарианки обращаются за советом к своим жрецам, которые, будучи их духовниками, часто по совместительству еще выполняют работу сводников! Нелепость!..

Она открыла двери и ввела Стаффу в просторный директорский офис. Рабыня последовала за своим бывшим другом. Высокая, прямая, с острым взглядом, подмечающим каждую деталь.

— Душ можно принять вон там, — сказала Или и показала на украшенную резьбой дверь. Нажав кнопку внутренней связи, она проговорила:

— Приготовьте мне полный обед на три персоны. Напитков больше чем обычно. И не жалейте расходов, если вам дорога жизнь.

Увидев, как Стаффа и рабыня исчезли за дверью туалетной комнаты, она с наслаждением опустилась в роскошное кресло за рабочим столом бывшего директора ведомства Капстана, легко принимавшее контуры тела того, кто в него садился. Или задумалась над происшедшими событиями.

«Стаффа изменился. Кем он стал? Каким образом подчинить его моей воле?»

Вошел Тиклат, держа на руке приличную, — если не сказать, великолепную, — одежду. Он положил ее в гардеробной и подошел к Или, чтобы узнать, не нужно ли чего-нибудь еще.

— Я думаю, достаточно, Тиклат. Я достойно оценю твои услуги. А теперь будь любезен, узнай, кто эта рабыня. Поподробнее. Кто она такая и что с ней случилось?

— Я уже справился, Или. Кайлла Дон. Была горничной у первой леди на Миклене.

— Очень хорошо, Тиклат. Если я позвоню, войди и попытайся забрать девчонку. Ее приговорили к рабству за какое-то преступление?

Он криво усмехнулся.

— За убийство хозяина, Или. Это одно из самых тяжких преступлений.

— А как насчет оборудования для снятия ошейника?

— Внизу. В любой момент могу поднять сюда. Или оглянулась на дверь туалетной и, понизив голос, произнесла:

— Не торопись.

Она медленно провела ладонью по всей его руке, от плеча до запястья. Его лицо говорило, что он понимает свою начальницу не только с полуслова, но даже с полувзгляда.

— Тиклат, а тебе никогда не приходила мысль уехать отсюда? Возможно, занять более высокий пост в империи?

— Я думал об этом, госпожа министр, — вежливо улыбнувшись, проговорил молодой человек и вышел из комнаты, неслышно ступая по ковру.

Стаффа показался из ванны. Его длинные черные волосы были собраны в пучок над левым ухом, эта прическа была ему привычна. Стаффа надел одежду, принесенную Тиклатом. Кожа Командующего почернела от загара и поэтому создавала с ослепительно белым халатом поразительный, бьющий в глаза контраст.

86
{"b":"10195","o":1}