ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тиклат отключился.

Скайла уладила последние вопросы с центром управления, не подозревавшем о том, кого провожает. Через минуту она покинула орбиту, взяв вектор на глубокое пространство. Пустив обманный след плазмы в сторону Риги, она выключила реакторы. Изменив положение корабля, Скайла вновь рванулась вперед. Так она делала множество раз, пуская струи плазмы в разных направлениях и прерывая постоянный след. Наконец, ей показалось, что она уже достаточно запутала даже самый умный «хвост». Удовлетворенно вздохнув, она перевела полет на автоматический режим.

Несколько долгих минут она завороженно смотрела в большой иллюминатор на миллиарды звезд, которые, раздваиваясь и растраиваясь, мерцали по ту сторону Запретных границ. Там была Вселенная… недосягаемая… На нее навалилось незнакомое чувство депрессии, осознания того, что Вселенная изменилась, что воистину два раза в одну реку войти не удастся.

«Скайла, ты устала. Ты целую неделю провела практически без нормального сна».

Шлем отразил мерцание звездного пространства, когда она сняла его, стараясь не зацепить волосы. Бросив последний взгляд на приборную панель и убедившись, что все системы работают нормально, Скайла коснулась рукой замкового устройства люка и вышла в коридор. Закрыв люк рубки управления секретным кодом, она прошла в главную кают-компанию. Там на одном из диванов развалился Никлос. Электромагнитные оковы сковывали его движения.

Нет, нельзя было сказать, что он страдал.

Никлос чуть склонил голову набок и спросил:

— Ну, как там оно? Все, надеюсь, в порядке? Мы направляемся на Таргу?

Скайла устало вздохнула и покачала головой.

— Боюсь, что нет. Пока грузовая посудина со Стаффой достигнет Тарги, пройдет уйма времени. В то же время вот-вот Или Такка очухается от действия парализатора и даст волю своему гневу. Она такое устроит, что тебе лучше даже и не пытаться представить это. Если мы сейчас возьмем курс на Таргу, то вполне возможно, что попадемся прямо ей в лапы.

— Так что же мы будем делать? Надеюсь, ты не будешь меня до конца полета держать на привязи?

Скайла неопределенно новела плечами.

— Все зависит от того, как ты будешь себя вести и что я решу относительно общего плана действий. Но первые шаги уже ясны. Я накормлю тебя, напою, свожу в туалет. Затем я снова привяжу тебя и запру в какой-нибудь каюте, а сама пойду спать и не встану до тех пор, пока в голове у меня опять не станет все ясно как белый день. После этого я выпущу тебя, снова накормлю. Потом сяду в кресло и не буду ничего делать, кроме как придумывать общий план и способ, каким я начну претворять его в жизнь. Ясно?

— А я в это время буду опять привязан?

Скайла удивленно приподняла брови.

— И ты недоволен? Все могло закончиться для тебя гораздо хуже, милый! А ты попал на хороший корабль. В прекрасные условия!

— Но мне будет скучно! Хотя нет… Я буду фантазировать о тебе, если не возражаешь.

— Как будто до этого ты не фантазировал!

Он подозрительно посмотрел на нее.

— Что ты имеешь в виду? Когда?

— Когда ты находился под парами митола.

Он покраснел.

— В таком случае между нами нет секретов?

— Почему же? Их очень много, — холодно сказала Скайла. — Только они не между нами, а все мои.

Он улыбнулся, смешно натопорщив усы.

— Знаешь, что я подумал?.. Ты так устала и тебе необходимо взбодриться. А что может быть лучше хорошей забавы в кровати с крепким мужчиной? Я твой пленник, но это не означает вовсе, что мы…

— Нет.

— Да ладно тебе! Ты знаешь, какие я испытываю к тебе чувства. Митол не оставил на этот счет никаких сомнений… Ты теперь совершенно точно знаешь, что то, что я говорил тебе, — истинная правда. Митол всех делает честными. Я считаю, что ты одна из самых очаровательных женщин во всем свободном космосе!

— Если ты пытаешься оказать таким образом на меня какое-либо психологическое воздействие, то лучше сразу плюнь на это. Мне пытались запудрить мозги лестью и не такие, как ты, Никлос. У тебя нет шансов. С возрастом я поняла, что нет никаких пределов вожделению, которое может помещаться в мужском теле.

Скайла накормила его, сводила в туалет и наконец благополучно заперла, предварительно вновь включив электромагнитное ограничивающее поле, в одной из задних кают. Затем она настроила систему охраны на включение сигнала тревоги в том случае, если бы он стал рваться изнутри, и пришла в элегантную хозяйскую каюту, которую занимала сама. Она разделась, приняла горячий душ и только после этого забралась под одеяло на старомодно огромную двухспальную постель.

Ей снился, разумеется, Стаффа. Ей казалось, что она отчаянно тянется к нему, но он все время проскальзывает между ее растопыренными пальцами. Приговоренный к вечному страданию, он взывал к ней, а хохочущая, одетая во все черное женщина запускала в его тело свои острые когти. Он не мог дотянуться до Скайлы, зато коварное лезвие виброножа немилосердно кромсало его тело. Скайла кричала от ярости и душевной боли. Женщина в черном обернулась на ее крик и ее неопределенные, как потухший экран, черты вдруг превратились в злобную физиономию Или Такка.

Сознание вернулось к Или, она лежала в какой-то маленькой комнатке. Она моргнула и попыталась подняться. Этого сделать не удалось. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что лежит на госпитальной койке и от ее тела тянутся многочисленные проводки к окружающим приборам.

Стаффа!

Неужели ему и… его Кайлле удалось…

Да, теперь память к ней окончательно вернулась. Сознание успокаивалось, и мысли перестали хаотично метаться из стороны в сторону.

— Слава богу, очнулись.

Она повернула голову и увидела счастливое темнокожее лицо Тиклата, который сидел недалеко от ее постели в кресле.

— Что произошло с тобой? — спросила она, преодолевая сухость во рту.

— На нас было совершенно нападение. Мы с Морлеем вдвоем организовали оборону здания службы внутренней безопасности. — Он нахмурился. — Насколько нам удалось установить, нападавшей стороной были Компаньоны. Офисы ведомства полностью разрушены. Погибло пятнадцать человек. Я немедленно распорядился ввести чрезвычайное положение и арестовать корабль Скайлы Лайма. К сожалению, ей удалось ускользнуть, воспользовавшись вашим личным пропуском. Мне удалось заполучить его обратно. Таможня не приучена задавать лишние вопросы предъявителю такого документа… Что поделаешь?

Или судорожно сглотнула и, обо всем позабыв, вновь сделала попытку подняться. Проводки не дали. Сердце ее панически колотилось в груди.

Тиклат тем временем продолжал:

— Я уже объявил о начале розыска той рабыни по всей империи. Ее должны уничтожить на месте, как только найдут. В остальном же я решил пока не спешить, а подождать вашего одобрения. Но план разработан подробно и в любую минуту готов к исполнению. — Он внимательно оглядел ее. — Или, что происходит? Я не спрашиваю обо всех деталях, но объясни мне хотя бы суть, чтобы я мог обеспечить тебе требуемое прикрытие. Теперь же я не знаю, в каком направлении действовать. Министерство обороны забросало меня запросами. Министерство экономики паникует. Каждому хочется знать, что стряслось.

— Что с моим боевым крейсером? — спросила она, стараясь унять шум в висках. — Где моя бляха?

«Господи, надо ж было! Потерять знак неограниченной власти! Последствия могли быть просто немыслимыми! Что теперь? Черт возьми, чем мне возместить понесенный урон? Почему все так быстро провалилось?!»

— Я взял на себя смелость распорядиться, чтобы ваш крейсер был подготовлен к полету. Он в вашем полном распоряжении.

С этими словами Тиклат передал ей бляху с леопардом и лилией. Леопард глядел на Или злыми глазами, словно сердился, что она позволила прикоснуться к нему чужим рукам.

В ее груди будто застрял комок ваты. Дышать было трудно.

«Ну, что теперь? Куда исчез чертов Стаффа?! Что мне делать?..»

Она глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

94
{"b":"10195","o":1}