ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Атлантида заполнила все экраны на мостике. Ри решил, что это красивое место — а не все планеты были красивыми. Эта притягивала его, как все похожие на Землю планеты притягивали человечество. Что-то будоражило подсознание, подобно весточке из дома. Все-таки люди были обязаны планете своим рождением.

— Поступают изображения с датчиков, сэр, — позвал лейтенант.

Ри с неохотой отвернулся от экранов, чтобы просмотреть поступающие данные. Они, наконец, получили снимки некоторых крупных животных. Только лошади и скот были знакомыми. Они представляли собой нечто экзотическое — странные существа с двумя хребтами, делавшими их похожими на сиамских близнецов.

Информация, касающаяся людей, тоже продолжала поступать. Они перемещались по всему материку, который Монтальдо в шутку прозвал Звездой. Миграция, кажется, происходила маленькими группами, одни двигались по направлению к останкам потерпевшего катастрофу «Николая Романана», другие вроде бы пробирались на восток, в горы и дальше.

Целыми днями антропологи без конца обсуждали демографию романанов — как их все постепенно стали называть. Теории миграций, ротации скота и еще множество концепций, почерпнутых из древних монографий, наводняли конференц-зал.

Ри наблюдал, слушал и учился. В то же время ему удалось самому собрать библиотечку ранней литературы по антропологии. Он терялся, когда Лита и другие начинали говорить о шаманизме, обрядах инициации, типах родства, социальной структуре и добыче ресурсов. Дэймен Ри не был бы полковником, если бы его можно было так просто сбить с толку. Теперь как бы только найти время прочитать эти проклятые книги!

В течение трех дней радио глохло и снова бормотало. Опять речь шла о лошадях, состоянии скота, и опять загадочное упоминание о том, скольких необходимо было вернуть. Вернуть?

Ри нахмурился. Лита Добра — которая все больше места занимала в его мыслях — со всей серьезностью уверяла его, что «возвращение» объясняет беспорядочные радиовключения.

— Это же очевидно! — воскликнула она, оживившись впервые за много дней. — Это почти все объясняет. Мы прибыли под занавес важнейшего ритуала! Вот почему они не пользовались радио. Они все собрались вокруг корабля танцевать и праздновать. А теперь все эти люди двинулись по направлению к дому!

Звучало правдоподобно. Они проверили и обнаружили чрезмерное количество дыма вокруг обломков «Николая Романана». Это соответствовало ее теории. Кроме того — Ри неожиданно для себя улыбнулся, — доктор Добра привлекала его. Что-то в ее походке, можно сказать, искушало даже такого ветерана, как он. Он усмехнулся про себя, заинтригованный мыслью о том, что он еще мог интересоваться женщинами. Вот только последнее время она так замкнулась в себе. Приятно видеть, что ее настроение улучшается.

Он снова посмотрел на экран и отдал приказ через головное устройство. Появилось изображение всадников. Это был один из лучших снимков, который им пока удалось получить. Десять смуглых всадников ехали по скалистому ущелью, настороженно оглядываясь вокруг.

Они были гибкими, одни с небольшими бородами, другие буквально с кустами на подбородках, в качестве одежды им служили шкуры животных. Глаза хищно смотрели из-под меховых шапок. Они были украшены яркими узорами. У некоторых с пояса свисали пучки волос.

Длинная труба на седле одного из всадников оказалась ружьем. Ри пошевелил языком при виде оружия. Конечно, оно было необходимо. Они видели гигантских хищников. Больших существ с двумя хвостами и присосками, выбрасываемыми для захвата добычи. Сложные камеры «Пули» уже выхватили сцену, когда один из этих драконов пожирал теленка. Конечно, они должны быть вооружены. Это был враждебный мир. Так что же его тогда в этом беспокоило?

Изумление вызвали две пушки, прикрывавшие главную деревню романанов. Сначала кто-то озабоченно предположил боевые действия. Затем они наблюдали, как крупнокалиберные орудия разнесли одного из драконов, подобравшихся слишком близко. Это разрешилось очень быстро! Неудивительно, что они использовали пушки. Кому охота приближаться к этим чудовищам?

Ри, сощурившись, смотрел на первого всадника. Что творилось в голове у этого человека? О чем он думал? Какой будет его реакция, когда первая группа антропологов появится у него на пороге?

Он убрал изображение и проверил индикаторы состояния, которые показывали, что «Пуля» находится в оптимальном режиме. В конце концов, не так уж важно, что предпримут туземцы. Группа грязных, отвратительно одетых всадников с ружьями не вызовет ничего, кроме небольшого раздражения у экипажа такой крепости, как «Пуля». Черт возьми, они даже не могли летать — не говоря уже о ракетах!

Еще продолжая самодовольно улыбаться — слепо веря в свое превосходство, — Ри вспомнил худое лицо всадника и почувствовал, что где-то внутри растет беспокойство. Это был не тот человек, с которым Ри мог бы оставить Литу Добра без вооруженной охраны. Он кивнул Антонии Рири, пришедшей сменить его.

Обед — благодаря антропологам — превратился для Ри в подобие ритуала. Общество ученых доставляло ему неподдельное удовольствие. Впервые за многие годы разговор шел о чем-то, кроме корабля и патрулирования.

Доктор Добра стала не похожа на себя после того, как пришло то сообщение с Арктура. Измученное выражение ее глаз волновало его. У нее была какая-то душевная рана, о которой Ри ничего не знал. Искра, замеченная им перед той встречей, опять погасла. Только последние несколько дней настроение Литы стало улучшаться, она много времени проводила в обществе Сарса.

Ничего, несмотря на это, она с удвоенным рвением взялась за работу. Она везде поспевала — отличный организатор, очень даже! И ум, и внешность — он еще больше восхищался ею.

Ссылаясь на распорядок, он рассадил всех так, чтобы оказаться рядом с ней. Подняв бокал вина, он задержался глазами на очертании ее подбородка.

— А вы знаете, я достал новую серию книг по вашим индейцам.

Она рассеяно посмотрела на него и улыбнулась.

— Интересно?

Ри засмеялся с безудержным весельем.

— По правде говоря, доктор, у меня еще не было времени. Должен признать, однако, что когда мы покончим с этим и вернемся к патрулированию, времени у меня будет предостаточно, чтобы самому получить докторскую степень.

— Неужели это так скучно? — спросила она, погрузившись в раздумье, как будто сопоставляя полученную информацию.

Она была не очень разговорчивой.

— Да, действительно, — подтвердил он. — Ваша работа кажется увлекательной. Расскажите мне, чем вы занимались в университете? Вы всегда работали с таким захватывающим материалом? — он поднял голову, сохраняя улыбку на лице.

Лита пожала плечами.

— Ничего подобного. Боюсь, что не было ничего похожего на этот проект. Это историческое событие, полковник.

— Я еще раз посмотрел на всадников. — Ри помедлил. — Что вы будете делать, если они окажутся враждебно настроенными? — В его в памяти засели пронизывающие черные глаза всадника.

Лита засмеялась.

— Они не будут враждебны к нам. Мне думается, что они не сохранили воспоминаний о собетах, сопротивлении и о том, как их отправили к звездам. Если у них и есть культурная память, то она, вероятно, выражена в преданиях и мифах. Они, несомненно, примут нас за небесных богов.

Ри задумчиво кивнул.

— Да, я думаю, если возникнет необходимость, мы можем по вашей команде изобразить гром и молнии. — Он встретился с ней глазами, заметив как на мгновение ее веселость затмила боль. — Вы дадите им указание построить для вас дворец?

— Пускай строят дворец для Беллы Вола, — ее глаза опять ожесточились, — с меня довольно быть объектом поклонения.

Он увидел, как боль опять переполнила ее. По ее голосу он все понял. Ей причинил боль мужчина. Ри сделал замечание своему персональному командирскому компьютеру через крошечное головное устройство, которое было на нем. Для него осторожно наведут справки. В должности командира боевого корабля были свои преимущества.

24
{"b":"10196","o":1}