ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со своей способностью быстро все усваивать он продвигался вперед, воспринимая массу информации, которую выдавало головное устройство. Он живо представлял воинов прошлого. Антропологические записки, правительственные доклады, разыскания Советской оккупационной комиссии — все усваивалось восприимчивым умом Дэймена Ри.

Затем он заснул, видя во сне жестоких всадников на зеленых равнинах, подобных тем, которые были внизу на планете. Он видел худых людей, завернутых в тряпки, пробирающихся сквозь метель, чтобы подложить взрывчатку к советской заставе. Образ за образом сменяли друг друга в его снах.

Синхросон разбудил его. Чувствуя себя посвежевшим, несмотря на умственную активность, Ри сел, готовый встретить все, что принесет этот новый день. Он зашел под душ и быстро облился. Почему-то ему захотелось взглянуть на голографию всадника-романана.

Всадник с продолговатым орлиным лицом смотрел на него. Бандит! Слово невольно пришло ему в голову. Нахмурившись, он отправился на мостик.

— Мы получили сообщение, сэр, — обратился к нему голос капитана Иверсона, пока он нажимал кнопку кофейного автомата. Повернувшись, Ри изучил сводку, зная, что он должен принять какое-то решение относительно Честера Армихо Гарсиа. — Нигде никаких следов трансдуктора или радара. Поиск проведен по просьбе лейтенанта Сарса, сэр.

— Спасибо, Нил, — Ри глотнул кофе. Радар? Это был камень преткновения для них. Бандит? Радар? Было ли здесь что-то общее?

«Вызываю на связь Честера Гарсиа», — дал он мысленную команду компьютеру. Повернувшись к экрану, он увидел романана, сидящего на своей койке и смотрящего на громкоговоритель, как будто знал, что тот сейчас заговорит.

— Доброе утро, Честер, — поздоровался Ри. Малый быстро привык к времени на корабле.

— У меня есть вопрос. Знаешь ответ? — не мог удержаться он.

Гарсиа кивнул.

— Твои предположения верны. Вы неправильно перевели слово «рейдер», что означает бандит, словом радар.

Ри раскрыл рот. Он с трудом попытался проглотить слюну. По спине пробежал холодок. Боже! Неужели этот человек не перестанет его мучить!

— Я буду давать тебе возможность спрашивать, — сказал Честер. — Извини, я знаю, как это выбивает тебя из колеи.

Ри оцепенело кивнул и отключился. Он дрожал: кофе расплескалось из чашки. Глубоко дыша, Дэймен Ри старался успокоиться. Быстрая проверка показала, что корабль функционирует отлично. Проклятье, может, ему просто следует спрашивать Гарсиа, когда нужно быть на мостике и вообще что следует делать!

Вместо этого он созвал совещание всего научного персонала, находившегося на борту. Комната для совещаний заполнилась измученными людьми, расположившимися по обе стороны стола. Судя по их виду, никто не спал.

— Я думаю… Я думаю, у нас возникла серьезная проблема, дамы и господа, — тихо начал Ри. — Связь, прошу подключить меня к доктору Добра и ее персоналу на поверхности.

Его взгляд блуждал по лицам антропологов и слегка озадаченного С.Монтальдо.

— Похоже, нам придется составить официальное заключение по этому поводу. Я полагаю, вы все представляете, что чувствует личный состав на планете.

Раздались приглушенные нервные покашливания. Чэм уставился в пространство, никого не замечая.

— Лейтенант Сарса слушает, — раздался голос по связи.

— Говорит Ри. Пускай Лита подключится. Я думаю, нам нужно поговорить.

— Мы в полевых условиях, сэр.

— Возможно, придется вернуться в базовый лагерь.

— Доктор Добра за холмом, пытается вступить в контакт.

— Позовите ее, — приказал Ри. — Я думаю, вам будет небезынтересно узнать об одной проблеме в переводе, которую мы обнаружили. Также хочу извиниться, — вы были правы насчет Гарсиа. Мы должны мобилизовать все интеллектуальные ресурсы, чтобы обсудить это. Это предприятие начинает выходить из-под контроля.

— Слушаюсь, сэр. Одну минутку, — связь оборвалась.

Голоса сидевших за столом звучали все громче, когда раздался голос Литы Добра:

— Полковник Ри? — он расслышал какие-то слова о сантос на заднем фоне.

— Доктор Добра? — спросил он.

— Дайте мне пятнадцать минут, и я снова выйду на связь, сэр, — все стихло.

— Должно быть, что-то важное, — пожал плечами один из аспирантов и вернулся к разговору. Ри попросил всю компанию соблюдать порядок в ожидании ответа Литы. Каждая группа отчитывалась о своей работе, пока Ри спрашивал себя: «Что мне делать с Гарсиа? Как справиться с этим маленьким смуглым человеком и его несчастной планетой?» У него вдруг возникло желание отозвать всех с планеты и разнести все это на отдельные атомы как рассадник заразы.

— Полковник! — донеслось по мысленному каналу связи. — Лейтенант Сарса не выходит на связь. На ней больше нет пояса со снаряжением, сэр.

— Быстро мне отчет о создавшемся положении, — приказал Ри. Вслух ученым: — Прошу прощения.

Он бегом побежал на мостик, чувствуя внутреннюю неуверенность и страх. «Что на это скажет Гарсиа?»

Лита испуганно подняла голову, когда Большой Человек, вышел из комнаты. До этого он похотливо провел рукой по ее груди и — к ее ужасу — дальше вниз. Они уже все были раздеты. Они лежали, связанные по рукам и ногам, кашляя от дыма в грязной, вонючей, темной хижине.

Рита Сарса застонала и подняла голову в тусклом мерцании углей тлеющего костра. Нетта Соларе тихо ревела на своем месте, отвернувшись к стене.

— Боже, — простонала Лита, увидев, что Рита пытается найти ее глазами в тусклом свете.

— Они изнасиловали меня? После того, как я отключилась? — голос Риты был как после похмелья.

— Нет, — прошептала Лита, чувствуя, что Рита высказала беспокойство, которое она сама скрывала. — Я так сожалею. Я и представить себе не могла, что они… — она запнулась.

— Не переживайте за это, док, — по крайней мере голос Риты звучал смело. — Это была моя ошибка, я позволила им застать меня врасплох. В чем же мы ошиблись? Боже! Как болит голова!

Лита услышала это «мы», и у нее забилось сердце. Значит, Сарса не винила ее — по крайней мере при всех.

— Нетта? — позвала Лита. — Нетта! Поднимайся, мы должны что-то решить.

Съежившийся комок так и остался лежать в грязи на боку, никак не реагируя. Только дрожащие плечи и сдавленные всхлипывания говорили о том, что Соларе была жива.

— Попробуйте найти здесь что-нибудь острое, — судорожно шепнула Рита, ощупывая связанными руками землю.

— Вы хотите попробовать броситься на них с ножом? — недоуменно спросила Лита.

— Обрезать веревки, — отозвалась Рита подчеркнуто саркастическим тоном.

Да, глупый вопрос, мысленно согласилась Лита и начала рыться в рыхлой сырой почве. Она нашла маленький обломок кости и полусгнивший кусок кожи. Она бесцеремонно столкнула Соларе и поискала под ней. От непривычного мышечного напряжения она обливалась потом.

— Ничего, — наконец выдохнула она. Сарса молчала, лихорадочно оглядывая комнату и пытаясь что-то придумать.

— Боже! — тихо простонала Лита. — Я так сожалею.

— Перестаньте, док, — предупредил железный голос Риты. — Первое правило на войне — это никогда не сожалеть. Второе правило — когда все разваливается, начинай исправлять! Что вы мне можете рассказать об этих ребятах? Подумайте, черт возьми!

Лита попыталась заставить свой мозг работать. Из-за завесы на двери высунулось лицо, и блестящие глаза подозрительно осмотрели их.

— Не шевелитесь так много. А то *** напрягается, — крикнул он и исчез.

— Приятный парень, — насмешливо сказала Рита.

Лита пыталась вспомнить все, что можно, о лагере. Ей в голову не приходило ничего, кроме все время возвращающихся вожделенных мужских глаз, разглядывающих ее. Она вспоминала испытанный ею стыд, когда Большой Человек бросил ее в протянутые руки и они сорвали всю одежду с ее тела. Потрясенная, она изо всех сил старалась не закричать. Боясь самого худшего — группового изнасилования, — она пыталась не думать об этом.

33
{"b":"10196","o":1}