ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда, Филип? — крикнул Джон своему брату, когда тот вышел из хижины. — Я не знаю куда!

Филип вертел головой из стороны в сторону. Наконец он показал на ближайший склон.

— Туда! Я думаю, они бы побежали туда. Мне так кажется. С этого момента предсказание было не очень ясным, брат. — Филип поймал свою боевую лошадь, и шагом последовал за Джоном вверх по склону.

Брат? С этого момента они и вправду стали братьями.

— Они вооружены? — Джон всмотрелся в темноту, где ехал его двоюродный брат.

— Рисковать не стоит, — голос Филипа был исполнен облегчения.

Джон кивнул. На гребне гряды он сошел с лошади.

— Пойдем пешком. Они услышат лошадей.

На некотором расстоянии друг от друга Джон Смит Железный Глаз и Филип пробирались сквозь кромешную тьму. Все три луны были скрыты облаками. Легкое постукивание в ночной тишине дало Джону Смиту Железный Глаз понять, что его брат нашел след. Неслышно ступая, он двигался, склонившись и нюхая землю. Кровь!

Через пятнадцать минут они услышали голоса женщин. Джон выстукивал указания, подкрадываясь к ним сзади.

Он приближался шаг за шагом, затаившись в темноте. Одна женщина стояла перед ним. Он мог различить белизну ее кожи. Вторая наклонилась к ней, что-то тихо говоря. У них что, нет ушей? Как они могли не расслышать шелест пригибаемой травы?

Джон постучал по ружейной сумке в знак готовности и услышал, как одна из женщин вдруг перестала говорить. В этот момент он прыгнул. Она отчаянно сопротивлялась. Он услышал, как нож выпал из ее бесчувственных пальцев. Звук борьбы, глухой вскрик от боли, и Джон увидел возню там, где Филип набросился на другую женщину.

— Эта готова, — спокойно крикнул он. — Мне что, всю ночь ждать, пока ты справишься с одной тщедушной женщиной?

Прошло еще некоторое время, пока Филип, тяжело дыша, поднялся.

— В следующий раз — пускай эта достанется тебе. Мне кажется, она переломала мне все ребра! — Он с трудом вздохнул.

— Следи за ними, я приведу лошадей. — И он умчался в темноту.

Связав свою добычу и вставив кляпы, Джон отправился вслед за Филипом в темноту.

— Звездные мужчины будут их искать. Мы должны уйти туда, где они не увидят нас с воздуха.

Джон Смит Железный Глаз пристально посмотрел вверх на черные, как смоль, облака.

— А что это была за женщина, которую ты заставлял бежать из лагеря сантос, подгоняя ножом?

— Звездная женщина. Не та, которая нам нужна. Они найдут ее утром, — голос Филипа был беззаботным, в нем чувствовались живость и облегчение.

— По голосу ты уже не очень похож на пророка… брат, — он не мог сдержать иронии.

Голос его брата был легким — он не был таким со времени схватки с медведем.

— Эта честь и страдание достались Честеру. Я теперь доволен своей долей. Я жив, и к моей лошади привязана красивая женщина. — Он помолчал. — У народа есть шанс выжить. Может, я буду видеть еще многие годы. Может, нет. Мне все равно.

— Ты мог умереть? — недоверчиво спросил Джон.

— Мог, Жизнь старика не проста. Быть воином и разъезжать по миру, ничего не ведая, — это благословение, брат. — Филип смеялся и безудержно радовался. — Я видел свою смерть там, в деревне сантос. Если бы ты убил воина, я тоже бы умер. Так бы произошло.

— Ну а теперь когда ты умрешь? — спросил Джон Смит.

— Я не знаю… и не хочу! — Филип снова засмеялся.

— А эти женщины? — Джон Смит Железный Глаз посмотрел на обмякшую фигуру на своем седле.

— Мы должны хорошо с ними обращаться. Мы должны попытаться завоевать их любовь. Кроме этого, я едва ли что знаю. — Он с трудом различил в темноте, как Филип пожал плечами и поморщился. — По правде говоря… — снова раздался его натянутый голос, — похоже, она сломала мне ребра… и только своими пальцами!

Любовь? Джон Смит Железный Глаз посмотрел вниз на голову, которая раскачивалась в такт движениям лошади. Полюбить звездную женщину? Любовь его не интересовала. Только Дженни могла принести ее — и она мертва. Большой Человек остался жить — неоплаченный долг.

Раскаяние в своей неудаче нахлынуло откуда-то из уголков сознания. Пока они не положат его холодное безжизненное тело на помост для мертвецов, он не забудет вид поверженного врага. Там лежало отомщение. Там лежала честь Дженни — и его собственная. «Почему он отвернулся?» В уголках глаз зародились обжигающие слезы, когда он вспомнил ее улыбку, полную жизни, — и ее изуродованный труп.

Он ехал впереди по извилистому каньону. По узкой тропе хавестера они преодолели водораздел и направились напрямик по бездорожью. Онемев от боли, Джон гнал вперед черную кобылу.

Когда затянутое тучами небо слегка подернулось серым, он нашел скалистый навес.

— Остановимся на привал здесь, — крикнул Филип.

Что делать с женщиной — просто бросить? Собственные страдания — это еще не причина быть грубым.

— Филип, помоги мне, — позвал Джон. Они вместе опустили женщин на землю, и Джон отвел лошадей на дно оврага на водопой, привязав их под широким навесом песчаника.

Филип разводил огонь, а Железный Глаз присел посмотреть на звездных женщин. Они бормотали что-то бессмысленное. Может, они не умели разговаривать?

Филип закряхтел, выпрямившись и держась рукой за ребро. Джон отложил в сторону ружье.

— Дай-ка мне взглянуть. Может быть, нужно будет перевязать твои ребра. Я все еще не верю, что такая маленькая женщина могла такое с тобой сделать. — Мысли о Дженни превратились в глухую ноющую боль.

— Я тоже не знаю как, — жалко пробормотал Филип. — Хорошо, что у нее было только ружье. Они так извивалась, что могла меня раз пять убить ножом.

— Может, это еще одно твое видение, — подшучивал Джон. — Они говорят не так, как народ, — добавил он, увидев, что Филип не расположен шутить на эту тему.

Джон изменился в лице, увидев синяк на боку Филипа. Он уже был темным и безобразным. Стараясь быть осторожным, он ощупал грудную клетку и слышал, как Филип закряхтел.

— Как ты так долго проехал и не свалился?

— Я так счастлив, что я жив, брат. — Глаза Филипа были воодушевленными, несмотря на боль. — Моя жизнь изменилась. Даже Пятница Гарсиа Желтая Нога не будет теперь смеяться больше, чем я.

Покачивая головой, Джон Смит Железный Глаз посмотрел на женщин, все еще связанных, и вытащил свой нож. Желтоволосая напряглась, охваченная внезапным страхом, а рыжая глядела на него со злобой. Улыбаясь, он обрезал путы.

— Не бейте его больше, — он показал ножом на Филипа. — Он плохо дерется с женщинами!

Посмеиваясь, Джон поднялся, и в этот момент черное небо расколола молния. Через несколько секунд холмы огласились глухими раскатами.

Вытащив накидки из седла, он достал свою смену одежды и вернулся к костру. У женщин на запястьях остались следы от веревок, и они потирали их. Они все еще слегка ошарашенными глазами смотрели на Филипа.

— Не знают, будет ли это вам по размеру. Идут дожди. Будет холодно, — он присел и посмотрел на их испачканные ноги. В наступающих предрассветных сумерках он мог разглядеть, что они были в крови и в земле.

Филип готовил сухие куски мяса хавестера. Фаланга была не очень вкусной, но ею можно было поддержать силы. Чтобы как следует насытить мужчину, нужна была говядина. Женщины, как могли, натянули на себя одежду и закутались в накидку, разговаривая друг с другом на непонятном языке.

— Несколько дней им не придется ходить, брат, — поднял голову Джон Смит Железный Глаз. — Острая трава и колючий кустарник не пошли им на пользу.

Филип разрезал на куски то, что осталось от его рубашки после того, как Джон разорвал ее для повязки.

— В следующий раз, когда будем спасать женщин, надо взять больше одежды, а? Но все-таки они обе очень красивы — даже в твоих жалких обносках, которые не одел бы даже мертвый сантос. — Филип был счастлив и шутил, как никогда прежде.

При этих словах лицо Железного Глаза вытянулось.

— Это сшила Дженни, — он слабо махнул в сторону одежды, в которую была одета желтоволосая женщина.

37
{"b":"10196","o":1}