ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он повернулся и гордо посмотрел на нее.

— Ты видела, как они убегали? Нас всего четверо, и мы обратили их в бегство! — и он упал в грязь лицом вперед.

Лита на секунду замерла, пораженная. Затем она спрыгнула с лошади, подбежала и перевернула его на спину, — красное пятно расплывалось по его животу.

— Боже мой, — прошептала Лита, стягивая кожаную рубашку. Железный Глаз смотрел на нее так, будто он был где-то очень далеко.

— Я сражался… достойно… правда? — рассеяно спросил он.

— Да, — согласилась она, проглотив неожиданную слезу, — ты сражался очень хорошо. — Она вытерла грязь с его лица.

— Ты гордишься мной, звездная женщина? — спросил он.

— Да, горжусь, — сказала она ему, понимая, что говорит правду. Его голова скатилась набок. В отчаянии она проверила пульс. Живой! Она вынула у него из-за пояса длинный страшный нож и начала разрезать на полосы его рубашку.

Она попыталась засунуть полосы под его мускулистую спину. Рана зияла на ребрах, как раз под грудными мышцами. Он вдруг перестал дышать.

Действие шока на солнечное сплетение? Она начала делать искусственное дыхание, пока он опять не задышал. Из развороченных ребер все еще текла кровь. Туго стянув кожаные полосы, Лита перевязала грудную клетку. Она задыхалась, всхлипывала, была почти в истерике.

Донеслось эхо еще нескольких выстрелов. Железный Глаз потерял сознание, и она гладила его лоб и тихо плакала.

Она не слышала, как к ней сзади подошел человек. Первое, что она почувствовала, было то, что сильные пальцы вцепились ей в волосы, запрокинув голову. Вскрикнув от боли и страха, она посмотрела в горящие глаза воина сантос. Она видела, как он выдвинул ружье мимо нее, нацелившись Железному Глазу в лоб.

— Нет! — замычала она в животном страхе. Вырывая себе волосы, она бросилась на него. Ружье грохнуло — у нее в глазах потемнело, — и она поняла, что еще держит нож. В каком-то красном тумане она завопила, завизжала и вцепилась в этого человека. Она рвала зубами его тело, неистово нанося удары в его пах. Вытаскивая нож, она снова и снова наносила удары по его телу, а он молотил кулаками по ее лицу.

Они катались по земле, когда нож вдруг выпал из ее пальцев. Задыхаясь от страха, злости и отчаяния, она вцепилась ногтями в его лицо, чувствуя, как пальцы выдавливают его глаза. Инстинктивный страх придал ей силы, и она вырвала кровавые сгустки из его черепа. Она продолжала впиваться пальцами в его тело, чувствуя, как болят сломанные ногти. Сколько ей потребовалось времени, чтобы понять, что он мертв?

Опустошенная, она подползла к Железному Глазу — глаза плохо видели из-за крови и слез. Положив голову на его лицо, она затряслась в припадке истерических рыданий. В полном изнеможении она подняла голову, протерла глаза и посмотрела на окровавленное лицо, которое раньше принадлежало Железному Глазу.

12

Отобранные офицеры сидели, застыв в напряжении, пока майор Антония Рири продолжала свою речь.

— Дэймен Ри не вечно будет командовать «Пулей», дамы и господа. Я выбрала каждого из вас, исходя из ваших потенциальных возможностей — и ваших политических пристрастий. Вы понимаете?

Некоторые невесело улыбнулись, один или двое кивнули головой, все изобразили серьезность на лице.

— Очень хорошо, — продолжала Антония, потирая руки. — Вы будете искать пропавших женщин. В то же время политика Патруля заключается в том, чтобы адекватно реагировать на любые признаки агрессии. Остальные ваши коллеги будут в точности следовать приказам Ри. Я, однако, ожидаю от вас некоторой инициативы в том случае, если романаны вдруг начнут оказывать сопротивление. Вопросы?

Она последовательно переводила взгляд с одного на другого. Их суровые лица вызывали решимость. Конечно, вопросов не будет.

Антония обхватила своими тонкими пальцами кофейную чашку.

— Очень хорошо. Я знала, что вы все поймете то, что прорыв здесь продвинет каждого из вас вверх по служебной лестнице, когда Ри и его фавориты будут смещены.

Капитан Джен Тэбсон поднял руку.

Антония подняла бровь.

— Да?

— Какова предлагаемая майором линия поведения в случае, если мы найдем пленных женщин в окружении враждебных романанов?

Антония наградила его легкой улыбкой.

— Джен, сопротивления мы не потерпим. Вы должны защищать себя и свой ШТ — в первую очередь. А потеря антрополога и потенциального соперника в лице лейтенанта Сарса самым серьезным образом смешает карты полковника Ри. Очень хорошо, офицеры, — заключила она. — Вы свободны!

Они вышли друг за другом — с задумчивыми лицами — и направились к ожидавшим их ШТ.

Ветер раскачивал воздухоплан, угрожая перевернуть его. Ри беспомощно зарычал, когда небеса разверзлись, обдавая их потоками воды.

— Садимся! — приказал Ри, увидев, как машина Рашида чуть не опрокинулась, когда порыв ветра отбросил ее почти на пятьдесят метров в сторону.

Но и на земле ветер нещадно трепал их. Плексигласовый колпак содрогался и трещал под напором бури. Ри глубоко вздохнул и сделал сообщение о создавшейся ситуации.

— Нам нужны эти ШТ, живо! — зарычал он по каналу связи.

Воздухопланы приземлялись где попало. Ри посмотрел на пятерых пленных, которые были с ним: четверо сантос и один паук. Романаны не сводили глаз друг с друга. Если бы не десантник, охранявший их с бластером в руках, они бы уже давно набросились друг на друга.

Ри — от нечего делать — достал коробочку для перевода.

— Так скажите мне, — начал он, а машина выдавала перевод на язык романанов, — по какому поводу война?

Паук быстро взглянул на него, но ничего не сказал.

— Мы уничтожим людей Паука и их четырех ложных пророков, — презрительно произнес сантос. — Они слабы — как женщины. Мы оставим их кости скалистым пиявкам. Их женщины будут оглашать плачем наши деревни, рожая сильных сыновей для сантос.

— То есть вы воюете не из-за какой-то обиды или оскорбления. Как я понимаю, это территориальная кровная вражда, — продолжал Ри.

Паук держался надменно:

— Им нужно радио, чтобы призвать собеты уничтожить нас. Их ложный пророк сказал им, что только таким путем они могут поработить народ. Собеты будут уничтожены, если они когда-нибудь явятся сюда. Эти, — насмехался он, указывая в их сторону головой, — пьют мочу своего отца.

Сантос заревел от злости и вскочил. Десантник — бывший все время начеку — выстрелил в него уменьшенным зарядом. Сантос упал, его почерневшая кожа уже начала вздуваться и лопаться, пока он извивался от невыносимой боли.

Ри вскочил на ноги.

— Я этого не потерплю! — обрушился он на пленников. — Вам было сказано! — Он пристально смотрел на них, показывая по очереди на каждого пальцем. — Вы пленники Директората. С этого момента война для вас закончена!

Ни один из романанов даже не моргнул глазом. Они смотрели на него так, как будто он был для них лишь незначительной помехой, которую не стоит принимать всерьез.

— Вы не верите мне, а? — спокойно спросил Ри. — Сейчас я вам объясню, — он вытянулся в полный рост и попытался подавить их взглядом сверху. — С того момента, как вы, сантос, захватили граждан Директората с целью изнасилования и непристойного обращения, вы вышли за рамки цивилизации! Я вернул одну женщину — и она была изнасилована! Остались еще две, слышите? Я несу за них ответственность!

Они все еще продолжали невозмутимо наблюдать за ним.

— Я скажу по-другому. — Ри присел на приборную доску. — Я большой военный вождь, это понятно? Под моим командованием находится больше воинов, чем сантос, пауки и все остальные, вместе взятые.

Это привлекло их внимание.

— С этого момента любые ваши набеги будут вызывать ответные действия моих солдат против того, кто нарушит мир, вы слышите? — Ри пристально вглядывался в каждого романана по очереди, пока человек на полу стонал. — Теперь я буду выжигать деревни до основания! — губы Ри скривились от избытка эмоций. — Больше никаких войн!

44
{"b":"10196","o":1}