ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так они что, не на стороне пауков? — вдруг спросил Хосе, заинтересовавшись.

— С какой стати? — Рита дрожала. — Пауки — это мелочь. На вашей планете есть редкие глубоко залегающие кристаллы. Они представляют огромную ценность — как лошади для ваших людей. Также в их руках пророк, Гарсиа. Они определенно заинтересованы в том, чтобы выяснить, как он получает свои предсказания. Мы теперь все пленники.

— Этот корабль, «Пуля», он правда может уничтожить всю планету? — спросил Филип.

— Ри может буквально превратить весь этот мир в плазму. Хм, для вас двоих — это горячая огненная пыль. Не задумывайтесь о физике. ШТ — это игрушки, что-то вроде швыряния камней, по сравнению с теми двумя пушками в главной деревне, — она снова задрожала от холода.

— Лошади! — пробормотал Филин, уставившись на еще одну из многочисленных пещер, разбросанных в горах. — Это и есть «Пуповина». Там дюжина лошадей. Интересно, чьих? Хосе, ты узнаешь какую-нибудь из этих лошадей?

Сантос покачал головой.

— Они не из моей деревни. У нас нет такой большой гнедой, как та, — в небе сверкнула молния.

— Какая разница? — спросила Рита. — Пришло время прекратить стрелять. Может быть, нам удастся их отговорить. Если я буду продолжать здесь сидеть, я… я растаю! — Она направила лошадь шагом вперед.

— Ага! — закричал Филип, когда лошади сдвинулись. — Я знаю ту гнедую кобылу. Это лошадь Пятницы Гарсиа Желтая Нога!

Не успел он договорить, как из убежища вышел человек и зашагал к ним.

— Филип Смит Железный Глаз? Это ты?

— Да, мой никудышный друг! — с ликованием воскликнул Филип и пришпорил свою, захваченную у сантос лошадь. Он выражал свою радость от встречи объятиями и воплями. Подъехала Рита, присматривавшая за сантос. Огромный навес укрывал их от дождя. Подбежали пауки, останавливаясь и хватаясь за ножи и ружья при виде сначала рыжих волос, а затем воина сантос.

— Сантос! — рослый человек с коротко обрезанными косами злобно уставился на него. — Друзья, сегодня мы повеселимся, поджарив его мозг прямо в черепе!

Рита не спешила слезать с мерина, а приготовила ружье, так как взгляды пауков стали волчьими. Филип заметил, что все замолчали, и поднял голову.

— Кто это такие? — спросил Желтая Нога.

Человек с короткими косами направился к сантос, вытаскивая из-за пояса нож.

— Брось, а то лишишься жизни! — зашипела Рита, неожиданно уперев ружье ему в живот.

— Я не слушаю женщин! — процедил он сквозь зубы, глядя на нее с отвращением. Быстрым движением он схватил свое ружье.

— Хватит! — рявкнул Филип, опуская дуло его ружья. — Конокрад! Ты будешь слушать эту женщину. Она воин, сегодня она уже взяла пять трофеев и захватила сантос живьем! — Филип пристально посмотрел ему в глаза, заставив того опустить взгляд.

— Я не верю. Женщины не бывают воинами! — Конокрад обернулся, ища поддержки своих товарищей.

— Ты поверишь, — сказала ему Рита, спрыгивая на землю и протягивая свое ружье Филипу. — Если ты сможешь проткнуть мой живот своим ножом, я буду держать язык за зубами, Конокрад. Только ты и пальцем не…

— Я не желаю это слушать! — Конокрад был потрясен. — Я не сражаюсь с женщинами — я беру их!

— Попробуй! Ничего ведь не случится, если ты попробуешь? — насмехалась она. — Если я не права, то что такого в маленькой дружеской схватке? — Она отдала нож и скальпы Филипу, наслаждаясь при виде их широко раскрытых глаз.

— Нет! — Конокрад покачал головой. Рита влепила ему звонкую пощечину, вызвав вздох ужаса у пауков. Грита, окаменело сидевший на своей лошади, наблюдал за ней с растущим восхищением.

— Ну же! — зарычала она. — Я не смогу ничего с тобой поделать, пока ты не научишься уважать меня.

Мужчина захлопал глазами от потрясения, отступил назад и увидел насмешливые взгляды. Он зарычал и бросился на нее.

Рита легко увернулась от больших вытянутых рук, развернулась и ударила его в живот. Конокрад взвыл от ярости и осмотрительно закружился вокруг нее. Рита стояла, скрестив руки, свысока посматривая на него. Он сделал ложное движение, рванулся вперед, а она выставила руку. Он схватил ее и дернул, вызвав ее смех.

Когда его пальцы сомкнулись на ее запястье, она ловко рванулась ему навстречу, вырвалась и ускользнула, еще раз пнув его в живот.

— Не можешь удержать женщину? Ой-ой-ой, должно быть, это осложняет твою личную жизнь, — издевалась она, стоя от него в нескольких шагах. Гогот мужчин привел Конокрада в неописуемую ярость.

Она позволила ему приблизиться, схватила его вытянутую руку и, присев, швырнула его на землю. Он бросался на нее снова и снова, задыхаясь, рыча, воя, охваченный яростью, готовый уже не пристыдить ее — а убить. Каждый раз она легко бросала его и, стоя, ожидала очередного нападения.

Обезумев, он вспомнил про свой нож и сверкнул лезвием. Мужчины бросились, чтобы схватить его за руку, но Филип остановил их молниеносным приказанием. Когда он налетел, Рита вырвала нож из его пальцев и пнула его со всей силы в живот. Когда Конокрад сложился пополам, она двинула его по шее и добавила коленом в грудь. Конокрад свалился растерзанной, задыхающейся массой.

Он посмотрел вверх, пытаясь подняться, в глазах его был предсмертный ужас.

— Хватит, Конокрад. Я доказала тебе, — сказала она, даже не запыхавшись. Ее взгляд перебегал от одного лица к другому. Только Филип криво улыбался. В тишине ее голос прозвучал властно.

— Кто из вас собирается сдаваться Патрулю — звездным людям?

Глаза сощурились, рты сжались, на лицах отразилось отвращение при этой мысли.

— Как я и думала, — мятежная усмешка скривила ей губы. — Кто из вас будет сражаться до победы?

Лица оживились, выражая понимание.

— Это правильно, — серьезно сказала Рита. — Я могу научить вас — дать вам шанс, по крайней мере против ШТ и бластеров, — она показала в ту сторону, откуда волчьи глаза Конокрада с ненавистью смотрели на нее.

— Я не ставила себе цель унизить Конокрада! — выпалила она. — Я только продемонстрировала боевую выучку. Звездные люди знают много ухищрений, которые вам не известны. У них много оружия, о котором вы сейчас даже не имеете представления.

— Конокрад! — приказала она, забирая у Филипа свои трофеи. Она протянула руку. Она встретилась с ненавистью в его глазах, сопротивлением, но он все-таки ухватился за ее руку. Впервые напрягшись, она крякнула под его тяжестью и поставила его на ноги.

— Пятница. Спусти этого сантос с лошади, — разнесся голос Филипа по пещере. — У нас много дел!

Они стояли потрясенные.

— Вы слышали, что он сказал! — Они разбежались от голоса Риты как от кнута. — С этого момента вы со мной — или против меня. И поймите, я ваша единственная надежда!

— Только посмотри, — улыбнулся ей Филип, — на зачатки нашей освободительной армии!

— Думаешь, мы справимся? — трезво спросила она, наблюдая, с какой ненавистью воина сантос — отнюдь не ласково — снимали с лошади. — Ты хоть представляешь, как мало у нас шансов?

Он кивнул.

— Я видел только часть, любовь моя, — он пожал плечами. — Я не видел, победим ли мы или потерпим поражение. Возможно, для Паука это не важно. Мне хватит сегодняшних сражений. Кто знает, может мы завтра умрем? Сила должна существовать сама по себе.

— Знаешь, Филип Смит, мне нравится, как ты говоришь, — она взяла его за руку, подмигнула и улыбнулась, чувствуя тепло любви к этому странному, сильному мужчине. Это было безрассудно, она знала. Но что оставалось делать? Ее пальцы переплелись с его, а сердце переполнилось, когда она проследовала вслед за пауками в лагерь, который они называли «Пуповиной».

14

Дожди шли на убыль. Лита, вышедшая наружу, позволила себе тяжело вздохнуть и оглядеться, вокруг было сумеречно. С того места, где она сейчас сидела, она могла слышать Джона Железный Глаз. Он продолжал невнятно бормотать, разговаривая с Дженни, с Филином и с другими людьми, которых она не знала. Это сведет ее с ума!

52
{"b":"10196","o":1}