ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот это он? — спросила она, изучая рисунок.

Он рассудительно кивнул, взгляд его был сосредоточенным.

— Кроме того, ты должна быть близко. Ружья потому большие, что пуля должна проникнуть вглубь медведя. Я убил одного ножом только потому, что Паук пожелал этого. Без помощи Бога только ружье может убить медведя.

— Близко — это как? — спросила она, внимательно слушая его слова.

— Так близко, как только сможешь подобраться — и не потерять выдержки, — он следил за ее реакцией. — Чем дальше, тем хуже проникает пуля. Возможно безопаснее, но труднее поразить мозг. Чем ты ближе, тем лучше убивать — и быть убитым! Ты понимаешь?

Она кивнула, запоминая его слова, пытаясь представить ситуацию, воображая, как это будет, видя точку, которую он указал в разрезе прицела.

— Я был для тебя обузой, — наконец сказал он. — Я подумал о том, как вчера ругал тебя. Я забыл про трофей на твоем поясе. Ты не женщина, ты воин.

Эти слова вызвали у нее раздражение. Он что, забыл ту ночь, когда она стояла перед костром?

— У тебя есть мужчина где-то на звездах? — вдруг спросил он.

Смутившись, она опустила глаза.

— Нет.

Он закачал головой.

— Ты не понимаешь. Ты очень красивая женщина. У тебя есть мужество, сила, и в то же время, ты добрая и ласковая. Ты очень смышленая — схватываешь все на лету. Ты хорошо разговариваешь с мужчинами. Почему тебя никто не схватил и не убежал? В моем народе, мужчина, который не смог бы сделать тебя своей по выбору, украл бы тебя!

Она засмеялась, думая о Джефри.

— На звездах все по-другому. Последний мужчина, который у меня был, убил себя из-за того, что я его оставила! — она почувствовала обиду и сарказм в своих словах. У нее вдруг перехватило дыхание, она удивилась, почему она рассказала этому дикому, свирепому человеку о таких интимных вещах. Использует ли он это против нее?

Он заговорил и его голос был тихим.

— Я не понимаю. Ты бросила его, и он убил себя?

И она рассказала ему о Джефри, о том, как он был обработан, чего он от нее хотел и как она о нем заботилась. Она рассказала, как у нее никогда не было времени для мужчин. Так постепенно она выложила ему все, чувствуя попеременно страх и облегчение.

— Так что не все звездные женщины похожи на вас с Ритой? — казалось, это его немного утешило.

— Совсем нет! — она рассмеялась. — Мы чудачки, неудачницы. Большинство хотят сидеть дома и рожать детей или продвигаться по службе. Но они совсем не хотят оказаться в каком-нибудь месте, вроде этого. Они слишком слабы; они не будут рисковать, — она покачала головой.

— Как скот, говоришь? Даже воины вроде Риты? — Он задумался.

— Только не воины! — наотрез заявила Лита. — Их не следует недооценивать. Они, возможно, самые лучшие бойцы, которые когда либо были у человечества. Они постоянно тренируются. Единственная их проблема — это нехватка войн. Директорат подбирает солдат и самых лучших отправляет в Патруль. Они любят свое дело — как Рита.

— И что, нет войн? — удивился Железный Глаз. — Это очень большая потеря.

— Я не понимаю.

Его глаза зажглись.

— Мой народ постоянно подвергается испытаниям. Все юноши отправляются сражаться с бандитами. В нашем народе и у бандитов считается большой честью отдать жизнь за свое племя. У звездных людей тоже так?

— Совсем не так! — она нахмурилась и подбросила в костер еще кустарника носком сапога сантос.

— Значит, они не рассматривают поражение как конец своего народа, — казалось, его это очень занимало.

— Я не уверена, что понимаю тебя, — Лита пыталась вычислить, о чем он думает.

— ШТ расстреляли сантос, так? — его глаза блестели в свете костра. — Это значит, что народ в большой опасности. Этот Ри уничтожит нас. Ты сама сказала, что Директорат не оставит нас. Ты рассказала мне о психокомандах и о том, чем они занимаются. Народ будет уничтожен. Пророк сказал это, и я вижу, как это будет, — он кивал головой. — Мы должны уничтожить звездных людей.

Лицо Литы исказилось.

— Как ты можешь с такой наивностью об этом говорить? Ты что, не понимаешь? Они могут разрезать вашу планету пополам этим кораблем. Десантники неуязвимы! Их боевые защитные костюмы спасают даже от бластера! Они даже не почувствуют пулю! Нельзя с лошадью противостоять ШТ! Боже мой, вы даже не сможете втайне собрать армию — их электронные глаза все узнают!

Железный Глаз кивнул.

— Да, все так и есть. Кроме…

— ТАК ЧТО ВАМ КРЫШКА! — закричала она, всплеснув руками. — Цена слишком высока, Джон. Будет убито так много людей, и ради чего? Как те сантос…

— Ты сама сказала, что народ будет уничтожен, — сказал он все так же спокойно. — Зачем нужна жизнь, когда все, что ты считаешь правильным, разбивается и сокрушается у тебя на глазах? Я не могу стать — как ты говоришь — одомашненным. Мне лучше умереть — чем перестать уважать жизнь. Пойми, даже если война уже закончена, нам нечего терять. Если мы все равно умрем в результате победы звездных людей — почему бы не умереть, защищая себя?

— Но…

Он махнул рукой.

— Нет, никаких но. Многие погибнут, и цена будет ужасной, но если из всех пауков один придет к победе, тогда все жертвы оправданы. Воины предпочтут погибнуть, чем стать такими, как твой Джефри. Пускай они отдадут свои души Пауку с честью и за свое дело. Кроме того, у нас есть то, чем не обладают звездные люди. У звездных…

— Мужество! — фыркнула Лита. — Очень это вам поможет, когда нас будут поджаривать бластером! Ты что, не помнишь сантос в лагере Гессали?

Его глаза по-доброму улыбались ей.

— Да, мужество у нас тоже есть. У звездных людей есть корабли, которые летают, и сила, чтобы сжечь всю эту планету, но у нас есть нечто, чего нет у них. У нас есть пророки!

Она откинулась назад, озадаченная, вспоминая Честера Армихо Гарсиа. Он, правда, видел будущее? Она вздрогнула, вспомнив, как он предсказал все до мелких подробностей.

— Бог с вами, — прошептала она. — Вы лунатики, все до единого.

— Звездные люди не верят, что их можно победить. Это нам на руку. Честер Армихо Гарсиа находится на этом корабле, «Пуле». На месте Ри меня бы это очень испугало. А с другой стороны дикие люди, пауки, которые ничего не знают о бластерах или ШТ, — он хитро улыбнулся ей, — НО МЫ МОЖЕМ НАУЧИТЬСЯ! А с другой стороны есть Директорат, который никогда не знал поражений. Они тоже могут поучиться! А десантники? Им не нужно бояться уничтожения в случае поражения. В этом преимущество пауков! — сопоставлял Железный Глаз.

— Несмотря ни на что, против вас слишком многое, готовое в любую секунду обрушиться! — Лита ясно представила траектории огня, бьющего с неба. Она представила обугленные трупы в выжженных хижинах, глянцевую окалину на том месте, где жили люди. — Все пауки будут сражаться? — спросила она, рисуя себе женщин и маленьких детей.

— Да, они будут сражаться, — его голос был тихим и задумчивым. — Паук сказал им. Паук дал пригвоздить себя к деревянному кресту и умер в страданиях, чтобы люди были свободными. Если Бог сделал такое для нас — неужели мы не можем сделать это ради самих себя?

Лита задумалась. Она вспомнила миф о Пауке, который Гарсиа рассказал Нетте Соларе. Пауки сделают это. Они все погибнут, но не подчинятся.

— Вам нужна помощь того, кто осознает это изнутри, — каменным голосом сказала она. — Одним вам не удастся, — призрачные очертания гигантской психомашины всплыли у нее в сознании. Она устанавливалась у нее над головой… Она заскрипела зубами и затрясла головой, прогоняя наваждение.

Что сказал Железный Глаз? Нечего терять? Ее в любом случае ждала психомашина. Ее проницательный ум — ее способность самостоятельно мыслить — уже висели на волоске.

Он смотрел ей в глаза.

— Я хотел, чтобы так вышло, — сказал он с надеждой в голосе. — Я многим обязан тебе — но я не могу просить тебя, чтобы ты оставила свой народ.

Она вздохнула и взяла его за руку.

— Кто мой народ? — спросила она, устраиваясь рядом с ним. — Я не могу вернуться. Я не хотела в этом признаваться, но это так. Я не могу вернуться, Железный Глаз. Они отнимут у меня мой мозг, — она хмыкнула. — Знаешь, легче принять смерть, чем ужас психообработки.

55
{"b":"10196","o":1}