ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя строгая Госпожа
Цветы для Элджернона
Причуда мертвеца
Неправильный бизнесмен
Квази
Капкан для MI6
Путы материнской любви
Дерзкое предложение дебютантки
Так держать!
A
A

Ри скривился.

— А если я не разрешу им их религию и передвижение? — он наблюдал за Литой. В голове зародилось подозрение.

— Вам придется убить их всех до одного, — она оценивающе посмотрела ему прямо в глаза.

Это было слишком.

— Бросьте, доктор! Убить всех до одного? Это безумие! Никто не станет смотреть на то, как его народ уничтожают один за одним! — Ри качал головой, не в силах в это поверить. — Доктор, вы испытали потрясение, — это все объясняет. Бедная женщина слишком долго пробыла с дикарями. Его подозрение подтвердилось. У нее произошла психическая реакция. Лучше всего отправить ее на корабль. Ей, как и Соларе, требовалась…

— Полковник, каковы цифры потерь среди коренного населения? — спросила Добра, как всегда, невозмутимо.

Он застыл.

— Они существенно превышают то, что мы ожидали. — Неспровоцированные атаки? Это там, где бластерами были накрыты целые группы, о которых говорил Рашид. Кто-то среди его командиров мутил воду? Кто?

«Антония Рири! Она хочет дискредитировать меня — заставить потерпеть неудачу!»

— Хуже того! — Лита не отставала от него. — Подсчет живых и убитых, который ведется вашими людьми, совершенно не соответствует действительности. Я позволила себе проверить данные о бое в ущелье Гессали. У вас сообщается о трех пленных, трех убитых лошадях и трех людях. Я же сверх этого лично выбросила из лагеря Гессали шесть тел. Итого девять, полковник.

Он пощипывал свою короткую бороду. «Рири претендует на корабль!» Может быть, ему нужен другой союзник?

Добра продолжала.

— По нашим подсчетам, на планете примерно три четверти миллиона романанов. Вы захватили в общей сложности тысячи четыре. Это дает двенадцать тысяч установленных потерь. По самым скромным оценкам, в глубине страны убито около двадцати пяти тысяч человек. Есть ли какие-либо признаки сотрудничества?

Ри откинулся назад. Черт бы ее побрал! Она была неотразима. Что оставалось делать? Он следовал опробованной тактике военной оккупации. Рири только и ждала, чтобы она провалилась. Наверняка уже строчит свой рапорт Кимианжуи — и Скору Робинсону. Варианты? Объединиться пока с Литой Добра?

— А что вы посоветуете, доктор?

— В основном вы обо всем прочли в моем отчете, — она пристально посмотрела на него. — Полковник, мы здесь на одной стороне. Ситуация вышла далеко за рамки милого, спокойного научного исследования. Мы с вами оба это знаем. Теперь это военная операция. Если все провалится, то вместе с вами. Это ваша карьера, но также и моя.

«Вот я и получил союзника! Но к чему это меня приведет? — Ри втайне улыбнулся. — А она все-таки привлекательна. Какое нас уедет будущее — меня и ее?»

Теперь она предлагала компромисс, не осуждение, не панацею, но компромисс, который бы позволил ему как-то выправить создавшуюся ситуацию. А после Атлантиды?

— Возможно, мы придем к разумному решению. Я прочитал ваши рекомендации. Вы хотите в основном оставить романанов в покое; разрешить ограниченное передвижение между группами; продолжить исследования; наказывать нарушителей мира; организовать военные базы во всех крупных деревнях и разработать программу аккультурации к ценностям Директората.

Она молчала, скрестив руки и не отрывая от него глаз.

— Далее, вы предлагаете модификацию социально-экономической системы Атлантиды, с привлечением сюда товаров. Вы предлагаете производить здесь скот и выращивать растения. Вы советуете нам запросить у Директората те культуры, из которых можно производить продукты питания, а также немедленно открыть для поселения все остальные континенты. Я думаю, это разумно.

«Как далеко я могу зайти?»

— Ну а как насчет вашего коллеги, доктора Чэма? — Ри наклонился вперед, выказав этим свою заинтересованность.

К его удивлению, Добра не колебалась.

— У доктора Чэма свои функции. Я бы посоветовала, чтобы все важные заявления, касающиеся романанов, делались от его имени и чтобы упоминались такие исследователи, как Марти Брук. Это поддержит наш профессиональный статус, необходимый в научном сообществе.

Далее, как часть общей программы, мы, конечно, продолжаем проводить наши исследования и накапливать информацию о романанах. Таким образом, мы сможем держать руку на пульсе народа и, надеемся, тем самым предотвратить сопротивление, пока оно не перерастет в открытое насилие. Возможно, с вашими мускулами и нашими мозгами все, в конце концов, закончится благополучно.

Ему показалось, что все отпеты она продумала заранее.

— Вы много думали над этим, доктор. Должен признать, что я нахожусь под впечатлением от вашего доклада. А что насчет раненого туземца? Вы говорите, он очень важен? Почему?

— Он самый великий воин в племени пауков, — она даже не раздумывала. — Нам придется посчитаться с их культурой, полковник. Эти люди слушают воинов, взявших трофей, — это скальп, между прочим. Этот Железный Глаз взял их пару дюжин. Это очень много. Большинство мужчин могут заполучить только три или четыре за всю жизнь. Народ будет слушать его, и он на короткой ноге с пророками. Они избрали его в качестве спасителя народа.

— А как же сантос? — спросил Ри. — Вам известен такой воин среди их мужчин?

— Мы можем найти его, — Лита Добра была уверена в себе. Неужели это та женщина, которая чуть не потеряла себя, когда ее любовник покончил с собой? Это было непонятно. С другой стороны, может быть, она нуждалась именно в таком мужчине. Ри вошел в сеть связи. Он с любопытством просмотрел медицинские показатели Литы Добра. Они провели быстрый осмотр. Никаких следов семени во влагалище. Значит, она не сблизилась настолько ни с одним из туземцев.

Он откинулся назад. Брук и Вола все это время утвердительно кивали при каждом ее слове. Если она не была влюблена в туземцев, значит, она была бесстрастным профессионалом, она понимала, что, если операция с Атлантидой провалится, она сможет списать это на вмешательство военных и оставить его отдуваться.

— Я могу остаться с вами наедине, доктор? — спросил он, улыбнувшись Бруку и Вола. Они вместе с его штабными офицерами. Он передал команду, и подслушивающие устройства и мониторы отключились.

— Почему? — спросил он, когда дверь закрылась. — Зачем вам это?

Она тряхнула волосами и оперлась на край стола.

— Потому что мне это нужно! — она впилась взглядом в его глаза. — Многие говорили, что я никогда ничего не добьюсь. «Антропология?» — кричали они. — Какое у нее будущее? — она горько засмеялась. — Полковник, вы делали то, чему учат командиров. Я жила с Ритой в полевых условиях. Вы отреагировали так, как это сделала бы она. Напролом, пока не победишь. Это хорошо. Я видела, что это оправдано с точки зрения стратегии и тактики.

Ри кивнул.

— Так что? Почему не позволить мне биться головой о стену? Моя военная тактика подчинит мне эту планету. В чем разница между вашим подходом и моим?

— Дурная слава, полковник. Директорат не вечен. Вы что-нибудь слышали о генерале по имени Вестморлэнд? Нет? Он был генералом, который имел те же преимущества, что и вы, — но проиграл. Вы что-нибудь слышали о генерале по имени Гитлер? Он пытался покончить с целым народом. Он тоже проиграл.

А я здесь потому, что для меня это единственный шанс. Первый раз за шестьсот лет предоставилась возможность изучить группу первобытных людей. Я хочу использовать этот шанс так, чтобы мое имя и теория оказались во всех учебниках и стали классикой — так же, как вы хотите иметь возможность говорить, что завоевали планету. Вот и вся загадка.

Ри поднялся и, сделав несколько шагов, подошел к ней поближе.

— Вместе? — тихо спросил он, приподняв бровь.

Она хитро улыбнулась.

— Вы не в моем вкусе, полковник. Я польщена. В других обстоятельствах я, может быть, даже заинтересовалась бы. Здесь — если об этом узнают — это повредит нам обоим. Мои рекомендации будут вызывать подозрения — ваш авторитет командира ослабеет. Будет слишком много разговоров. Мы готовы поделить планету. Мы не можем позволить себе совершить новые ошибки вдобавок к тем, которые мы уже совершили.

60
{"b":"10196","o":1}