ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я никогда не смогу быть Джефри, — он подождал, пока она думала. «Жаль, что она уже излечилась от этой маленькой боли». Здесь не зацепиться.

— Значит, вы навели справки, а? — она смотрела на него глазами хищника. — Вы за это заплатите, полковник. Я бы сделала то же самое — но из-за этого я на вас обиделась. Я хочу, чтобы мои люди подчинялись непосредственно вам. Я не отчитываюсь ни перед кем, кроме вас, — и я не буду подчиняться всяким олухам, вроде Хелстеда. На самом деле, я хочу, чтобы это делал он!

«Попался! Черт!» Ри заставил себя улыбнуться.

— Простите. Меня взяло любопытство, кто причинил вам такую боль. Не думайте, что я совсем не знаю приличий. Ваш личный состав в вашем распоряжении. Все необходимые приказы будут отданы.

«Слишком много ошибок! Становлюсь старым?» Он перешел в другой конец комнаты.

— Я солдат, доктор, — он сжал руки за спиной и обернулся к ней лицом, читая любопытство в этих голубых глазах. — Я могу с боем прорваться на своем корабле через целый отряд боевых кораблей и не сделать ни одной ошибки, — он махнул рукой. — Я могу уничтожить все живое на этой планете. Я мог бы сделать это, даже если бы здесь была такая же оборона, как на Арпеджио в дни Конфедерации. Но сейчас я имею дело с людьми, которые ездят на лошадях, стреляют из примитивных ружей и не хотят сдаваться.

Я командир, которому нужна слава, Лита. Я хочу стать Цезарем, вернуться в Директорат, ведя за собой покоренные народы. Вместо этого я могу вернуться, имея тысячи мертвых дикарей… и репутацию чудовища.

Он задумался и вздохнул, глядя на свои сапоги военного.

— Да, мы заодно. Мы с вами поделим этот наш мир, — он заколебался. — Если бы он взбунтовался, имея современное оружие. Если бы он отбросил нас до самого Директората, побеждая, мародерствовал и сражался как цивилизованная империя, я бы разбил его, как стеклянный шар.

Он снова повернулся к ней.

— Почему так больше никто не воюет? У этих романанов сильный дух. У них есть доблесть, мужество — и никаких возможностей сразиться со мной на равных. Наконец я нашел достойного противника, но он не может вступить со мной в борьбу, испытать мой характер!

Она пожала плечами. Наступила тишина.

— Теперь моя очередь, — она склонила голову набок. — Между нами говоря… зачем вам это? У вас на самом деле не было никакой нужды, — ее улыбка была язвительной, — и я знаю, что это не для того, чтобы добиться сексуальных милостей. Вы совсем не так просты. Я нужна вам. Зачем?

Ри прищурился.

— Доктор Добра. Что-то изменилось в нас, — он рассеянно взмахнул рукой, бросая свою следующую бомбу. — Теперь я знаю, почему отдел здоровья хотел обработать вас. Вы опасны.

Суровое выражение ее лица не изменилось.

— Ваше право, полковник. Вам нужно, чтобы мне подпортили мозг… или нет?

Он сухо откашлялся, радуясь своему союзнику — и опасаясь.

— Ладно, раскрою карты. — «Сказать ей?» — Доктор Добра, я знал о неспровоцированных атаках. Они произошли в нарушение моих приказов, явно с той целью, чтобы помешать мне и лишить меня контроля над «Пулей». И доктор… Я не отдам свой корабль! — мрачно закончил он, решительно сжимая кулаки.

Лита закусила губу и задумчиво опустила голову. Наконец, не поднимая глаз, она спросила:

— И на что вы готовы, чтобы сохранить свой корабль, полковник?

Он не задумывался ни на секунду.

— На все, что потребуется для этого!

16

Рита Сарса с восхищением уставилась в бесконечную черноту.

— «Пуповина!» Конечно! Она великолепна, Филип. Как далеко вглубь она уходит?

— Никто не знает. Достаточно большая? — спросил он. — Надо думать, здесь можно спрятать целую «Пулю».

— «Пуля» даже не сможет приблизиться, — сказала она ему. — ШТ? Этот наверняка влезет. Но в остальном этот проект сложен. Нам понадобятся обученные специалисты, чтобы обезвредить датчики. Я не могу спрятать эту штуку. Электроника не моя специальность.

— Тогда как мы это сделаем? — спросил Филип, пытаясь разглядеть свод пещеры при свете факела.

— Не знаю, — простонала Рита. — Это единственное, чего я никак не могу понять. Патрульные корабли созданы с таким расчетом, чтобы их нельзя было украсть, — она ощущала горечь поражения.

— Но мы можем спрятать здесь наших воинов, — Филип почувствовал ее уныние.

— Это мы можем. Для обучения места более чем достаточно. Нам лучше отправиться в поселение и начать набирать людей. Я думаю, что через пару дней Хосе тоже будет готов ехать. Он очень быстро приходит в себя, — она замолчала и вздрогнула от холодного воздуха, поднимавшегося из мрачной бездны.

— Та, правда, думаешь, что это безнадежно, да? — Филип присел вместе с ней на неровный выступ. Он провел рукой по ее плечам, разминая ее онемевшие мышцы.

— У нас шансов столько же, сколько у крысы в мышеловке, Филип, — откровенно сказала она. — Ты видел ШТ. Но ты не видел, на что они способны, если их использовать на полную катушку. Ри действует скромно. Он не хочет, чтобы это обернулось кровавой бойней. Как нам не хватает дока.

— Они живы, — проговорил Филип. — Судя по оставленным следам, Железный Глаз был ранен. Она выхаживала его во время бури. Когда вода спала, она волокли что-то позади лошади. Джон, должно быть, лежал на том, что она волокла. Я не видел никаких других следов. Костер еще тлел. Я чуть-чуть их не застал.

— Док, может быть, увидела бы что-то, чего не вижу я. У нее сложная натура. Не дай Бог, ей придется кого-нибудь убивать, — Рита беспокоилась по этому поводу.

— Завтра мы поедем в поселения. Они не расстреляют нас, если мы направимся к деревне? — спросил Филип.

— Зависит от режима, — она расслабилась под его пальцами. — Я поеду с вами.

— Они узнают тебя! — возразил он. — Если они схватят тебя, что тогда?

— Я возвращусь к исполнению своих обязанностей, — пожала плечами она. — А потом я убегу и проберусь сюда. В итоге, все может даже обернуться к лучшему. Я смогу разузнать, чем Ри занимается и что он задумывает. Выяснить, какие меры безопасности он применит.

Филип опустил глаза.

— Я не уверен, что я этого хочу.

Она посмотрела на него.

— Ты будешь скучать без меня, а?

— Мне будет тебя не хватать, — он глубоко вздохнул и медленно выпустил воздух, вслушиваясь в странное эхо, гуляющее по «Пуповине». — У меня никогда не было времени для женщин. В моей голове всегда было какое-то эхо — как здесь. Слишком странное, слишком тихое.

Я завоевал себе славу на тропе войны и взял трофеи, как полагается. В голове повторялись голоса. Затем настал день, когда пророк велел нам следовать за ним в горы. Никто не может отказать пророку.

Я слышал голоса… видел будущее, выдержать которого не мог. Поэтому я бежал. Я просто… я дал Джону Смиту Железный Глаз сделать выбор, который стоял перед ним. Я выжил, хотя мог умереть… и я нашел тебя.

Так много изменилось. Мои ребра никогда этого не забудут! Но мало того. Я помню, как боролся с тобой, удивляясь, как женщина может быть такой сильной. Затем мы сделали привал. Я развел костер и посмотрел на тебя… и что-то внутри меня изменилось навсегда. Тепло, там, где раньше был только холод. Желание, там, где раньше была только апатия. Я обрел самого себя.

Он крепко поцеловал ее.

— Нет я не хочу, чтобы ты уходила.

Факел мерцал, отбрасывая танцующие тени на размытую скалу.

— Я когда-то была замужем, — она ждала реакции. Ничего. — Он был хорошим человеком. Он имел действительность, а хотел обрести мечту. У тебя были мечты, но ты хотел обрести действительность. Я хочу обрести действительность мечты. Вдумайся в это!

— Многие мужчины бегали за тобой на корабле? — спросил Филип. — При твоей красоте, наверное, трудно было отбиваться от предложений!

Она пожала плечами.

— Филип, ты был невинен, пока не появилась я. На кораблях все по-другому. Может быть, тебе лучше знать, что я не была совсем нетронутым цветком, — она всмотрелась в его лицо, чтобы убедиться, что он понял.

61
{"b":"10196","o":1}