ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А? — Марти явно испытал облегчение.

Лита кивнула Железному Глазу, который поднял пневматический шприц.

— Доктор Добра говорит, что это поможет вам забыть о том, что произошло. Я хотел воспользоваться ножом, — его голос был твердым.

Ошеломленный, Марти переводил взгляд с одного на другого.

— Мы должны быть в главной деревне пауков примерно через полчаса. Я предлагаю тебе принять транквилизатор, если ты чувствуешь беспокойство, Марти. Мы выходим на сцену через пятнадцать минут, — Лита держалась за дверь.

— Нет уж, — пробормотал Марти. — Если Белла может, то и я смогу, — он решительно зашагал к выходу, уже тихонько насвистывая себе под нос.

— Я чертовски рискую с ними, — проворчала Лита сама себе, пока Железный Глаз, скривившись, пытался встать. Он потер все еще не до конца зажившую грудь.

— Они нам нужны, — просто сказал он.

Через полчаса Лита наблюдала, как Хелстед сажает свой ШТ рядом с обломками «Николая Романана». Она со смешанными чувствами следила за монитором. За столетия сплавы подверглись коррозии. Корабль был серо-коричневого цвета и частично погрузился в аллювиальную низменность, его каркас торчал как панцирь какой-то гротескной черепахи.

— Вот где все началось, — прошептала Лита.

Люди из деревни собрались посмотреть ШТ. Они делали это каждый раз, когда приземлялся корабль, — или так, по крайней мере, ей объяснили.

— Марти? — Лита вышла на связь, осматривая населенный пункт, который Железный Глаз называл «Поселение». Ничего примечательного. Хижины, несколько загонов для скота, который особо ценился, пара зданий побольше, используемых под хранилища, и «Николай Романан».

— Я здесь, доктор, — заверещал голос Марти.

— Джон Смит Железный Глаз готов? — спросила она.

— Он смотрит на монитор. Судя по блеску в глазах, он готов вылететь отсюда.

— Пошли! — отозвалась она. Хорошо, что Брук был на высоте.

— Будьте наготове, — окликнула она Хелстеда, который рассеянно отдал честь, наблюдая за своими сканерами, без сомнения готовый к любым враждебным действиям и мечтающий о том, чтобы что-нибудь произошло.

Она нашла свою команду около люка и пропустила Джона Железный Глаз впереди себя. Пауки отступили, узнав его, и перешептывались между собой. Лита увидела в их руках много запрещенных ружей.

Ри прежде всего запретил ношение оружия. Затем оказалось, что приходится разоружать каждого романана. Чтобы это сделать, нужно было или убивать их, или так сильно обжигать, чтобы они не смогли сопротивляться. Хотя на это был закон, но, как многие из законов Ри, его можно было ввести в действие только с помощью бластеров.

Железный Глаз, не оглядываясь по сторонам, прошел прямо к «Николаю Романану». Он называл его «Корабль» — это был центр мира пауков. Лита увидела темные отметины от огня бластеров у входа в главный отсек. Ри убил пятерых воинов, преградивших ему дорогу. Это было достаточно слабое сопротивление для главного опорного пункта пауков. Пророки удержали остальных.

Лита с удивлением обнаружила, что полы были земляными, пока она не поняла, что это была вековая грязь, заносившаяся снаружи и никогда не выгребавшаяся. На стенах можно было различить древнюю кириллицу. Помещения освещались факелами.

Однако зал совещаний был освещен электрическим светом от оставшихся солнечных батарей. Хотя и тускло, но древние лампочки, просуществовавшие много столетий, еще горели. В дальнем конце комнаты сидели четверо стариков.

— Чем хорошо видеть будущее, — услышала она шепот Марти, — так это тем, что никогда не опоздаешь на встречу.

Джон Смит Железный Глаз подошел на расстояние нескольких метров к пророкам и опустил глаза. Лита стояла рядом с ним и смотрела на морщинистую, похожую на пергамент кожу стариков.

— Мы пришли, старики, — сказал Железный Глаз на языке романанов.

— Здесь есть электрические подслушивающие устройства? — спросила Лита.

— Есть, — один из стариков встал. — Они в комнате начальников, где сейчас играют дети. Звездные люди не входили в эту комнату. Мы спрятали ее от них для того, чтобы можно было поговорить. Ты за последнее время убивал медведей, Железный Глаз? — со смешком спросил он, отводя глаза.

Железный Глаз уставился в пол, где сквозь грязь можно было разглядеть металлические пластины.

— Нет, но эта женщина — этот воин — убила медведя. Она взяла трофей. Она заслужила право говорить.

Старик махнул рукой.

— Время для почестей прошло, Железный Глаз. Мы увидели, что вы придете. Мы знаем, чего вы хотите, и вы получите это.

Лита смотрела на старика, слегка нахмурившись.

— Старик, — она не повышала голос. — Я со звезд. Могу я узнать? Я не вижу будущее.

Древнее лицо собралось в тысячи морщин, и он засмеялся беззубым ртом.

— Да, Лита Добра, мы гарантируем наше влияние на молодых людей, чтобы удержать их от нападений и обстрелов звездных кораблей и людей. Мы попытаемся приспособиться к звездному образу жизни настолько, насколько мы сможем научиться, пока вы с нами здесь.

Многие молодые люди будут помогать вам. Многие уже находятся в «Пуповине». Рыжий, Великий Трофеями потом поговорит с вами об этом. Я не могу предсказать вам исход вашей борьбы. Есть много возможностей, путей, из которых нужно выбирать. Честер Армихо Гарсиа еще не был вызван к Звездному Господину. Много путей. Паук надежно охраняет свободную волю людей. Вопрос, который ты хочешь задать, не имеет другого ответа, кроме того, что нужно верить в Бога.

Старик молча посмотрел на Марти Брука, прежде чем сказать:

— Переведите для меня. Ваш молодой человек не знает языка народа, — он указал на Беллу Вола, которая тихо говорила с Марти. — Да, наши народы могут многое дать друг другу. Посмотрите на Железный Глаз, который был бы мертв, если бы звездный корабль не исправил его сломанное тело. У ваших людей не осталось духа. Они растрачивают свою жизнь, жирея и занимаясь банальностями. Они потеряли силу.

Мои люди стройные, как молодые волки, — ваши жирные, как старые собаки. Здесь есть над чем задуматься. Кто умнее? Молодые волки, которые грызут друг другу горло из-за выдуманных обид, — или старые собаки, которые лучше будут голодать, оставляя еду гнить в миске, только бы не оскорбить другого тем, что будут есть.

— Видишь! — кивнул старик, улыбаясь и не спуская блестящих глаз с Марта. — За это придется платить. Впереди действительно кровь и смерть. Это неотъемлемое свойство человека, ученый. Как нелегко научить молодых волков не цапаться, а старых собак не кусаться. Кто-то должен обуздать волков и показать старым собакам, как правильно пользоваться своими зубами. За знание приходится платить тем, ученый, что ни одно изменение не дается просто так.

Старик весело кивнул онемевшей Лите, затем взглянул на Беллу Зола.

— Ответом на твой вопрос, молодая женщина, является то, что у Истины нет начала и конца. Истина существует, как и любовь, война, жизнь и смерть. Ее нельзя исследовать и объяснить словами. Пытаться это сделать — также глупо, как остановить реку по своему желанию. Познать Истину — значит пережить ее. Это единственный способ.

Он остановился на мгновение, затем его лицо просветлело.

— А, понимаю! Ты не права. В конце концов, ничего не имеет значения. Поступки людей не действуют на Бога. Если бы все люди завтра умерли, Паук бы немного обеднел — но во вселенной есть другие, которые смогут проповедовать его учения. Да, знание — это причина, это сущность Истины.

Белла торопливо глотала слюну, пока пророки благосклонно ей улыбались. Марти закрыл глаза, погрузившись в размышления. Общее настроение изменилось. Никто не мог вымолвить ни слова.

— Пока достаточно. Другие идут. Мы сделаем все возможное.

Тотчас из боковой двери вынырнула группа воинов. Все, кроме двоих, опустили глаза и кивнули при виде пророков. Увидев одежды Литы, они впились в нее враждебными взглядами.

— Филип! — вдруг воскликнул Железный Глаз, протягивая руки к одному из мужчин. Лита также не смогла сдержать восклицания и бросилась вперед — двоюродные братья обнимали друг друга.

64
{"b":"10196","o":1}