ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Или пытались? Какова же все-таки ваша игра, доктор?»

Он положил руку ей на плечо.

— Пожалуйста, успокойтесь! Я вижу гнев в ваших глазах. Это было просто обычное дознание. Капитан Хелстед выступил с очень серьезными обвинениями. Вы бы в моей ситуации поступили бы так же. Я просто представить себе не мог, что ваши с ним отношения настолько, скажем, враждебны?

— Враждебны — это еще слабо сказано, — согласилась Лита, продолжая шагать по направлению к базовому лагерю. — Вы вполне серьезно думаете, что я бы позволила, чтобы вендетта мешала моей работе? Скажите честно, Дэймен!

Он шел некоторое время молча.

— Нет, доктор. Ничуть. Я просмотрел голографии ваших действий на мостике. Я видел, чего вы достигли, общаясь с туземцами. Хотя вы и не были особо вежливы с Арфом Хелстедом и его командой, вы в то же время никогда не пытались склонить туземцев к недостойному поведению. Я всерьез думаю, что нужно предоставить вам другой ШТ.

— Нет! — твердо сказала Лита. — Дэймен, посмотрите на это по-другому. Я считаю, что Хелстед не справляется со своими обязанностями. Я надеюсь, что в конце концов он будет смещен. Я не стараюсь изо всех сил очернить его. Мне не нужно этого делать. По моему мнению, он все равно сам себе выроет яму, — а вы не будете верить ни одному его слову!

Они уже дошли до освещенной территории.

— Знаете, Хелстед ничем не отличается от моих остальных капитанов. Он просто следовал приказам, касающимся романанов.

— У меня есть бутылка очень хорошего сионского вина. Не хотите присоединиться ко мне, Дэймен? — спросила она.

— С удовольствием, доктор. Я не думал, что я, условно говоря, в списке ваших друзей, — задумчиво добавил Ри.

Лита взяла его под руку и непринужденно засмеялась.

— Извините, это я создала у вас такое впечатление. Я очень ценю наши «профессиональные» отношения. Конечно, не все ваши действия я одобряю. Я это не отрицаю. У нас просто были разные средства, чтобы достичь, как мы надеялись, одной цели. И мы нужны друг другу. Вы мне нужны для моих исследований и для того, чтобы сохранить этим людям жизнь. Я вам нужна для того, чтобы все это не стало неуправляемым, чтобы Директорат не сместил вас.

Он вздохнул.

— Вы никогда не перестанете удивлять меня, доктор. Вы телепат? Вы обладаете способностью читать чужие мысли? Может, вы одна из тех шаманов, которые есть среди романанов?

— Нет, Дэймен, но если бы я была телепатом, о чем бы сказало вам мое мнение о Хелстеде? — она подняла бровь.

— Мне следует обязательно разъединить вас, — повторил он.

— Если посмотреть вперед, то от этого вам лучше не будет. Он рано или поздно создаст вам проблемы. Под моим присмотром он не сможет уничтожить романанов из-за своей выдуманной обиды. Но в другом месте он может проявить излишнее рвение и раздуть огонь, который уничтожит всю нашу работу.

— О чем и речь. — Ри остановился на краю лагеря. — Я получил многочисленные сообщения о дисциплинарных нарушениях среди моих людей.

Она вскинула голову.

— Опять Рири?

Его улыбка была невеселой.

— Я бы очень не хотел иметь вас противником. Меня всегда впечатляла ваша способность усваивать разрозненные обрывки информации и строить из них правдоподобную модель. Но в этот раз нет, я слышал о драках между романанами и моими десантниками.

— Не похоже, что это входит в мою…

— Но может и входит, доктор, — он махнул рукой, перебив ее. — Они происходят по самой глупой причине — из-за трофея!

Лита нахмурилась.

— Трофея?

— Вот именно. Романаны презирают моих воинов за то, что они не взяли трофеев. Для туземцев это признак слабости — любой воин, достойный этого звания, берет трофей. Очевидно…

— …что ваши десантники чувствуют себя униженными, — закончила Лита, поняв, в чем дело. — Воины, которые никогда не встречались с врагом, никогда не убивали вооруженного противника, — их мужество и честь ставятся под сомнение людьми, которых они могут сжечь в мгновение ока.

Ри сжал губы и повел плечом.

— Я приказал отправить по крайней мере пятерых офицеров на гауптвахту за то, что они… — он запнулся, — …взяли свой собственный трофей.

Лита засмеялась.

— Вы видели мой собственный трофей — скальп, полковник.

— Но я никогда не говорил вам, что я об этом думаю.

— Так что оставьте своих десантников в покое. — Она помолчала. — Знаете, аккультурация идет в обе стороны.

— Я подумаю об этом, — сдержанно сказал он. — Патруль — это не банда дикарей…

— Вам нужна лояльность… или недовольство ваших людей, Дэймен?

Он сдвинул брови задумавшись.

Она открыла дверь в свое помещение и стала искать вино, пока Ри устраивался в одном из кресел. Лита обернулась и налила два бокала.

— За Атлантиду, — поднял бокал Ри. — Да присоединится она к Директорату с минимальными потерями.

Лита пила, с любопытством наблюдая за Ри. Она слизнула то, что перелилось через край бокала, и уселась на кровати, подобрав под себя ноги и прислонившись к стене.

— Знаете, вам уже достаточно наговорили обо мне. А как насчет вас? Таких кораблей, как «Пуля», что-то около дюжины? Как может мужчина или женщина стать командиром такого корабля?

— Боевых кораблей линейного класса всего одиннадцать, — исправил он ее, улыбаясь и пожав плечами. — Я был молод. Я хотел летать в космосе. Записался в Патруль, когда меня приняли в университет. Знаете, у них есть такие программы. Если ты сможешь учиться, они держат тебя, если нет, то отправляют на все четыре стороны, и твое обучение частично оплачивает…

— Это не совсем так, Дэймен. Не забывайте, что я сама из университета. Первые четыре года выдерживают, может быть, два процента, — напомнила она.

Его глаза поблескивали.

— Так что меня послали в академию, и я продолжал производить на них впечатление. Я был шестьдесят третьим выпускником из ста, — его губы подернулись иронией. — Я думаю, это заставило меня приложить еще больше усердия. Я с трудом получил койку на «Пуле».

— И что вы при этом почувствовали? — спросила Лита. — Я хочу сказать, когда вы впервые ступили на ее палубы, вы знали, что она будет вашей?

Глаза Ри приняли мечтательное выражение. Он вертел бокал в руках и пристально разглядывал жидкость.

— Вы знаете, в тот день я влюбился в нее. Я помню инструктаж, и, мне кажется, это было подобно началу супружеских отношений. Я неделями изучал ее настроения, страсти, сильные и слабые места. Она стала моей жизнью, моей страстью и моей любовью. Она до сих пор… — он причмокнул губами.

— Наверное, со временем ваши отношения стали более здравыми? — спросила Лита, видя его восторженное состояние.

Его смех был непринужденным.

— Наверное, это выглядит глупо, но каждое утро, на борту и даже здесь, на планете, я вызываю сеть связи, чтобы взглянуть на нее. Я делаю это каждое утро, с тех пор как я ступил на борт. Это кажется чудачеством, доктор? — он улыбнулся ей.

— Она была вашей мечтой, полковник. За мечту никогда не надо оправдываться. Вы один из тех, кому повезло — вы были достаточно настойчивы, чтобы достичь того, о чем мечтали.

Он с грустью посмотрел ей в глаза.

— Похоже, я пожертвовал всем, — согласился он. — Я так никогда и не женился. Я не видел своих родителей до самой их смерти. У меня никогда не было времени ни на что другое, кроме моего корабля. Может, я продал свою душу?

— Вы приобрели ее. Вы обрели свою мечту. Вы что, чувствуете, что продали душу? — Лита отпила из бокала. Головная боль отпускала. Ей давно надо было встретиться с Ри в такой обстановке.

— Мой корабль и есть моя душа, — виновато улыбнулся он. — Если с ним что-нибудь случится, то мне незачем будет жить. Я вложил свою жизнь в этот бочонок с воздухом. Кроме него меня ничего не волнует.

— Это должно быть трудно, — размышляла Лита. — А у директора есть власть, чтобы отобрать его?

Ри проглотил слюну, став таким встревоженным, каким Лита его никогда не видела.

68
{"b":"10196","o":1}