ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боже! — улыбнулся он. — Правда, было бы славно? Отправиться за Окраину, просто для того чтобы посмотреть, что там такое! — его лицо опять стало расстроенным. — Это вызовет много шума. Директорат пребывает в таком совершенном равновесии, — он замолчал, запутавшись в своих мыслях.

— Вы хотите сказать, в застое, — поправила Лита.

— Я не смог бы этого сделать, — решил он. — Я отвечаю за «Пулю». Я присягал Директорату. Я не смог бы, Лита. Я не мог бы подвести Патруль. Мы олицетворяем цивилизацию! Что будет, если Патруль устранится? Кто будет поддерживать безопасность человечества? — Он поднял глаза, полные мольбы: — Я не могу все испортить, я должен думать о других. Слишком многие рассчитывают на меня… на нас… на «Пулю».

Она снова наполнила его бокал.

— Дэймен, я рада, что вы такой хороший офицер. Как, скажите на милость, я смогла бы что-то сделать без вас? Но разрешите мне поставить гипотетический вопрос. Что, если бы вам пришлось выбирать между «Пулей» и Скором Робинсоном?

— Корабль или честь? — спросил он. — Что такое мужчина без чести? Патруль гордится своими традициями. Мы цивилизация! — его голова покачнулась. — Я слишком много выпил вина, Лита, — он захлопал глазами.

— Сейчас будет кофе, — она ткнула в автомат, наполняя две чашки. — А корабль?

— О Боже, — прошептал он, — надеюсь, мне никогда не придется делать этот выбор. Я погиб в любом случае.

Она смотрела, как он встает на ноги и добирается до туалета.

— Ставки так высоки, мой дорогой полковник, — прошептала она. — Бог знает, может быть, это погубит нас всех, — и она, сама не зная почему, тоже ощутила себя очень несчастной.

Честер Армихо Гарсиа остановился и пожал руку С.Монтальдо.

— Приятно было поговорить, доктор, — он кивнул. — Ты очень скоро станешь важным человеком. Когда события захлестнут тебя, помни о том, что ты человек, — и храни свою веру в Бога. С тобой связан выбор, доктор. Паук не оставит тебя.

Честер улыбнулся и потел к люку вспомогательного корабля. Неотступные охранники следовали за ним, положив руки на бластеры. Какого черта они им нужны, проворчал про себя Монтальдо. Вслух он сказал:

— Что это, черт возьми значит? Какой выбор? Какие события? — Он повернулся, чтобы уйти. — Потел ты к черту, Гарсиа!

Монтальдо был встревожен. Он сидел в обсерватории и наблюдал, как вспомогательный корабль отчаливал от корпуса «Пули». К нему были приставлены два корабля сопровождения. Яркая полоса света отметила ускорение, когда вспомогательный корабль развернулся в направлении далекого Арктура.

Монтальдо нахмурился. Честер был таким благородным. Какой прием его ожидает, когда он попадет в лапы Скора Робинсона? Монтальдо слегка вздрогнул при мысли о зондах, мониторах, анализах, тыкании и ощупывании, составляющих неотъемлемую часть того, что ожидало Честера Гарсиа. Он должен был знать.

— Храбрый маленький ублюдок, — бормотал Монтальдо. — Прощай, Честер. Я буду скучать — даже если мне ни разу не удалось обыграть тебя в шахматы, — самое смешное, что Честер ни разу не видел шахматной доски до того, как прибыл на «Пулю»… и он обыграл компьютеры. Монтальдо поджал губы. Он размышлял о том, играл ли когда-нибудь в шахматы Скор Робинсон.

18

Джон Смит Железный Глаз закрыл глаза и глубоко вздохнул.

— Почему? — спросил он, стараясь совладать со своим голосом.

Сэм Андохар Смит скрестил руки на груди, взгляд его был суровым.

— Честь, — просто сказал он.

Железный Глаз, закусив губу, мельком взглянул на старика. Тот сидел как мумия в черной от сажи накидке, уронив голову и как будто заснув. Железный Глаз собрался с мыслями.

— Ты знаешь, что народ на троне войны. Мы заключили мир с сантос на то время, пока мы не победим звездных людей. А ты украл лошадей сантос…

— Ты не имеешь никакой власти, Джон Смит Железный Глаз, — взорвался Сэм, его лицо потемнело от гнева. — Я не заключал никаких сделок с сантос! — выпалил он, беспокойно поглядывая на старика. Понизив голос, он пробормотал: — Никто не имеет права указывать воину народа, что он может делать, а что нет.

Железный Глаз кивнул, соглашаясь с этим человеком.

— Так было до того, как звездные люди пришли уничтожить нас. Сегодня у нас другая война, не та, которую мы вели с сантос. Мы сражаемся за все. Мы сражаемся за весь наш Мир, за Паука, за все, во что мы верим. За женщин…

— Мы всегда это делали! — возразил Сэм. — Не вздумай говорить мне, что я должен вернуть этих лошадей, которых я взял так умело и…

— Мы не сражались против звездного оружия! — вскричал Железный Глаз. Он указал на голубой свод над головой. — Там наверху, Сэм, у них есть корабль, который больше, чем все ШТ, вместе взятые! С их оружием они могут уничтожить Поселение так же, как мы можем убить скалистую пиявку из пушки!

Оттуда, где сидел старик, завернувшийся в грязную накидку, вдруг негромко, но пронзительно зазвучал его голос.

— Сэм Андохар Смит, ты достиг точки выбора. Здесь и сейчас ты должен принять решение и держаться его со всей честью воина.

Сэм сглотнул, машинально вперив взгляд в землю. На глазах у Железного Глаза его буйное упрямство улетучилось, как пыль на ветру.

— Да, старик?

Не двигаясь, старик спросил:

— Выбор за тобой, Сэм Андохар Смит. Что ты выбираешь: помогать своему народу — или держаться своих понятий о чести? Что ты выбираешь: путь твоих отцов… или путь будущего? Одно не исключает другое, но что ты будешь делать в настоящий момент?

Сэм мялся, ссутулившись и крутя пальцы, он напряженно думал.

— Я… старик, я ищу у тебя совета. Скажи мне. Будет, как ты хочешь.

Старик медленно качнулся взад и вперед.

— Я не могу видеть за тебя, дитя мое. Я смотрю на тебя, и я знаю тебя всю твою жизнь. Я вижу, каким ребенком ты был, голым, не умеющим ничего делать, бегающим и играющим — и твою радость. Я вижу тебя с твоей первой лошадью — и твою гордость. Я вижу тебя, когда твоей отец был убит во время набега на сантос, — и твою боль. Я вижу тебя, храбро стреляющим в ШТ, — и твое мужество. Я вижу тебя сейчас, неуверенным, стоящим передо мной. Я вижу два пути для тебя в будущем. Я не выбираю. Паук охраняет свободную волю. По какому пути ТЫ решаешь направиться, Сэм?

Андохар Смит нервно переступал своими обутыми в кожу ногами, исподлобья глядя на Джона Смита Железный Глаз.

— Я… Я выбираю народ, старик.

Пророк кивнул своей головой.

— Очень хорошо, Сэм Андохар Смит. Ты поручился своей честью. Слушайся Джона Смита Железный Глаз. Делай все, как он скажет. Он — спасение народа. Иди за ним. Паук стережет твою душу.

Сэм наполнил легкие, он не мог скрыть изумления. Он начал поднимать руку и остановился, делая глубокий выдох. Железный Глаз следил за игрой эмоций. Недоверие сменялось желанием поверить. Человек едва заметно покачивал головой.

— Я не стремлюсь ни к чему другому, кроме того, чтобы идти по пути, который Паук раскрыл передо мной, — добавил Джон дружелюбным тоном. — Меня не очень-то привлекает этот новый путь. Я делаю только то, что я должен.

Сэм поразмыслил над его словами, и его глаза слегка потеплели.

— Возможно, Джон Смит Железный Глаз, — он пожал плечами и громко вздохнул. — Я отведу лошадей обратно к сантос. Но что потом? Что должен делать воин? Мои женщины пасут мой скот. От меня требуется, чтобы я просиживал задницу и бил баклуши? И это честь?

Железный Глаз показал на восток, на ломаную лиловую линию Медвежьих гор.

— Там. В том направлении находится укрытие «Пуповина». Отправляйся туда. Рыжий, Великий Трофеями и Филип научат тебя, как послужить народу. Честь там, Сэм. Там наше будущее.

Сэм опять опустил голову и повернулся к пророку.

— Я иду, старик. Спасибо тебе. — Он повернулся, смерил взглядом Железный Глаз и быстрым шагом удалился.

Железный Глаз опустился на охапку обработанных солью шкур.

70
{"b":"10196","o":1}