ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Цирк семьи Пайло
Две королевы
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Метро 2035. Царица ночи
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
A
A

— Ну а, э-э, послушай, за что бы ты отдал свое ружье?

Железный Глаз засмеялся. Он указал мускулистой рукой вдаль:

— Видишь то низкое здание? То, из которого с одной стороны валит дым. Они делают ружья.

Неожиданная идея осенила его. Он задумчиво оглядел десантницу.

— Но тебе лучше поторопиться.

— Почему это? — Огонек в ее глазах заинтриговал его. Она была красивой женщиной, хорошо сложенной, привлекательной.

Железный Глаз пожал плечами.

— Ну, прежде всего, нужно все делать быстро. Скоро эта идея придет в голову не только тебе, и все бросятся делать заказы. Нужно расплачиваться продовольствием, снаряжением, голографиями, чем-то, что оружейник сможет поменять у других романанов. Мы не берем кредитки. Они бессмысленны. Но спешить следует все-таки не из-за этого.

Женщина кивала, так как была явно уже знакома с бартером.

— Так к чему вся эта спешка?

Железный Глаз беспомощно взмахнул руками.

— Ну, ты, наверное, знаешь, что Директорат считает, что он с нами рискует. Вполне возможно, что Скор Робинсон прикажет «Пуле» уничтожить всю планету. А твое ружье так и не будет изготовлено. И тогда не будет ни романанов, ни трофеев — ничего.

У рядового отвисла челюсть.

— Да, что такое может случиться, а? — она была обеспокоена.

— А как ты и остальные десантники к этому относитесь? Без нас вы опять будете умирать со скуки, патрулируя звезды, правильно? — сочувственно спросил Железный Глаз.

Молодая женщина кивнула.

— Похоже на то, — она была не особенно счастлива от такой перспективы. — Ты хочешь сказать, что мы будем разъезжать и просто убивать ваших людей?

Железный Глаз покачал головой.

— Судя по тому, что мне говорил полковник, нет. Он отзовет вас и сделает это из космоса. Он говорит, что корабль может уничтожить всю планету оттуда, без излишней траты времени.

— Да, «Пуля» может превратить всю эту планету в пепел. Тогда никаких ружей и трофеев, да?

— Нет, — в голосе Железного Глаза слышалась категоричность. — Эти люди, — он показал на стариков, сидящих на солнце, женщину, скребущую шкуру, шалящих детей, — погибнут в лиловом огне ваших бластеров. — Железный Глаз вскинул голову: — Неужели Директорат так боится наших ружей?

От его последних слов десантница начала смеяться, но спохватилась.

— Хм, знаешь, я не… Черт, это будет не совсем правильно, да? — ее темные глаза испытующе смотрели на Джона Смита Железный Глаз.

С торжественной серьезностью Железный Глаз ответил:

— Это будет зависеть от твоей чести, чести воина, разве не так? Как можно гордиться трофеями от сожженных женщин и маленьких детей?

— Нельзя, — твердо ответила она.

Железный Глаз кивнул.

— Тогда я предлагаю тебе собрать своих товарищей-воинов — вам понадобится переводящее устройство — и пойти к народу. Сядьте и послушайте его. Поговорите с ними о чести и узнайте, кто они, прежде чем Скор Робинсон прикажет их сжечь. Может, вы окажетесь единственными людьми, узнавшими романанов. Вы будете единственными, кто пронесет память о нас человечеству. Послушайте рассказы о…

— Эй, подожди-ка. — Лицо женщины воодушевилось: — Я хочу сказать, что, ты думаешь, что они так просто впустят нас в свои дома, чтобы сесть и побеседовать?

Железный Глаз кивнул, его губы тронула теплая улыбка.

— Конечно пустят. Они встретят вас с распростертыми объятиями. Только относитесь к ним с уважением и достоинством воина. Помните, мы люди, которые любят, живут и чувствуют точно так же, как и вы. Скажите им, что хотите узнать их. Но самое главное, скажите, что вас послал Паук.

— Да, черт возьми! Я одобрил передачу, — Ри поджал губы и злобно уставился на Антонию Рири прищуренными глазами. — Доктору Добра были нужны компьютеры и ресурсы для туземцев — я дал добро!

— Оборудование романанам, Дэймен? Поддержка и содействие врагу? В этот раз вы слишком далеко зашли! — Она хлопнула по белому дюралевому столу. В ее карих глазах тлел огонек. — Я отправила рапорт Скору Робинсону.

Дэймен Ри коварно улыбнулся.

— Я знал, что вы это сделаете, майор.

Ее вытянутое лицо напряглось, вокруг слишком тонкого рта залегли гневные складки.

— В таком случае, Дэймен, я считаю, что ваши дни как командира «Пули» сочтены. В самых фантастических снах я не могла бы даже вообразить, чтобы предоставление ресурсов людям в запретной зоне, которые угрожают безопасности, могло упрочить ваше положение.

Дэймен пожал плечами и сказал:

— Может, вы и правы, Антония. В то же время я уже получил личное одобрение директора на передачу материалов романанам. На самом деле он…

— Вы что? — она вскочила на ноги, покраснев от злости.

Ри жестом попытался успокоить ее.

— Сядьте, Антония. Полно, садитесь. Ну вот, так то лучше. — Ри потянулся за своим кофе, давая ей время прийти в себя. Дэймен улыбнулся: — Конечно, он одобрил это. Директорат хочет понять возможности романанов. Мы разработали целую серию экспериментов, чтобы узнать их способности, как скоро они смогут научиться пользоваться связью…

— Что вы сделали? — голос Рири дрожал от едва сдерживаемого гнева. — Вы не имеете права подвергать цензуре мои рапорты!

— Я этого не делал.

— Но ваши шпионы доложили вам о том, что я послала их! — злобно прошипела она.

— Антония, вы всем хороши, — Ри сохранял свой деловой тон, — но вам еще нужно кое-что узнать о политике и командовании — без этого вы не сможете занять мою должность.

— Не играйте словами, Дэймен, — перебила она язвительным голосом.

Улыбка на его лице погасла.

— Я не играю, Антония. Я говорю вполне серьезно. Вы не готовы для того, чтобы стать командиром. Вы не усвоили самого главного, чтобы занимать эту должность.

Она фыркнула и вскинула подбородок.

— И что же это?

— Лояльность, Антония, — он вертел кофейную чашку, рассеянно рассматривая ее. — Видите ли, Патруль нашими усилиями превратился в бардак. Мы больше не одна команда. Знаете, когда есть мы и есть они… Мы превратили это в «мы против нас». В результате…

— Я не нуждаюсь в вашем морализаторстве, Дэймен! — На ее руках вздулись мускулы. — Существует реальность, полковник. Вы там, внизу, заразились от этих утонувших в крови дикарей! Какое отношение туманный идеализм имеет к нам? Сила — вот альфа и омега Патруля. Бросьте, Дэймен. Живите в настоящем!

Ри горько засмеялся.

— Заразился? От романанов? Вы шутите, майор! — Он покачал головой. — Нет, я живу в настоящем. Я думаю о том, как вы настраиваете своих людей сжигать романанов. Плохо сработано. Вы опередили события. Более того, это сыграло мне на руку, когда дело дошло до умиротворения…

— Вы все еще не можете победить в…

— А вы выдали себя, — продолжал он. — Видите ли, я принял контрмеры. Поэтому я смог перехватить ваш рапорт, прежде чем он дошел до Робинсона. После этого я позаботился о том, чтобы расстроить ваши планы и ослабить лояльность ваших людей. Не то, чтобы мне было нечем заняться, но…

— Вы… ублюдок! — она пожирала его глазами. — Вы еще не выиграли!

— Нет еще, — он вскинул голову. — Но теперь мои глаза раскрылись. Вы понимаете, насколько мы уязвимы? Я до сих пор не подумал о последствиях этого для существования Патруля. Задумайтесь над этим, Антония. Если вас это не пугает, то у вас еще меньше ума, чем я думал.

Она непонимающе уставилась на него.

— Выражайтесь яснее, Дэймен.

Его губы скривились.

— Здесь мы впервые оказались лицом к лицу с людьми, нам неподвластными. Потенциальными противниками. С этим мы оба согласны. И как раз сейчас, в первый раз за сотни лет, когда нам брошен вызов, мы используем эту возможность, чтобы разъединиться. Вы, майор Патруля, выбрали подходящий момент, чтобы ослабить меня. Как это характеризует нашу систему? О нашей способности защитить…

— От полуголых дикарей? — фыркнула она. — О Дэймен, как вы нелепы!

72
{"b":"10196","o":1}