ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фаворитка Тёмного Короля
Ледяная Принцесса. Путь власти
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Конфедерат. Ветер с Юга
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Стены вокруг нас
Свой, чужой, родной
Гортензия
A
A

Лита напряглась. Четыре дня? Черт!

— Значит, мы покажем ей образцовую планету. Сколько времени осталось — по нашему счету — до того, как Честер прибудет на Арктур?

Ри подумал.

— Ну, скажем, восемь дней, — его горящие глаза впились в нее. — Что вы задумали, доктор? Я чувствую, что вы на меня давите. Я не люблю, когда меня прижимают к стенке. Всю свою жизнь я управлял событиями. Теперь я чувствую, что они управляют мной. Если вы собираетесь выбить у меня почву из-под ног… скажите, потому что, доктор, я единственный друг, который у вас есть!

Лита заставила себя ободряюще улыбнуться ему, пока мысли лихорадочно проносились в ее голове.

— Дэймен, просто будьте готовы. Я обещаю, планета будет выглядеть единой, когда «Братство» покажется на орбите, — она опустила глаза. — Только один вопрос.

— Да? — он отставил остатки кофе.

— Насколько ваши люди лояльны? Если вам придет в голову, что кто-то может предать вас — вы нейтрализуете его? — Она ждала его ответа со страхом, боясь, что он взорвется.

Его лицо стало мертвенно-бледным.

— Как, все так плохо? Что если бы я с самого начала сжег эту планету?

Лита покачала головой.

— Вы бы ненавидели себя всю оставшуюся жизнь. Вы действительно достойный человек, полковник. Атлантида, или Мир, как ее называют романаны, — если придерживаться политики Директората, то создастся безвыходная ситуация. Мы…

— Политики Директората? — Ри изумленно заморгал. — Какую, черт побери, альтернативу вы видите? Помните, что мы живем по политике Директората! Так устроена наша цивилизация!

— Мы, по крайней мере, нашли собственный путь между этой политикой и реальностью Мира. Будущее не в наших руках.

Ри страдальчески улыбнулся ей.

— Я думаю, точка выбора — по выражению Честера — приближается, доктор. Да, я понимаю, почему вы заинтересованы в лояльности моей команды. Возможно, мне придется заставить их выбирать между Рири и мной.

— А тем временем, — добавила Лита, — я постараюсь выиграть для вас столько времени там внизу, сколько смогу. Я не могу управлять политикой Директората — но что уж точно смогу, так это использовать свое влияние, чтобы заставить Атлантиду предстать в образцовом виде.

Он кивнул.

— Мне… мне жаль, что Сарса утонула в том наводнении. — Он помолчал, затем встал. — Нет никаких шансов думать, что она жива? Часть вашей «аккультурации»?

Лита без всякого выражения помотала головой.

— Никаких шансов, полковник.

Он взялся за ручку двери и остановился.

— Если она вдруг объявится, доктор, и если вдруг со мной случится что-нибудь серьезное, скажите ей, что секретный код поменялся на Регга Грин. Она поймет, что это значит.

— Дэймен! — позвала его Лита, почувствовав вдруг, как уверенность покидает ее. — Почему вы мне говорите все это?

Он улыбнулся, его измученные черты вытянулись.

— Потому что, доктор, я не думаю, что вы против меня. И, честно говоря, я не знаю, где правда, — он опустил взгляд и потер шею. — И в первый раз я почувствовал, что смертен. Если они одолеют меня, кто знает, может быть, вам удастся спасти хотя бы что-нибудь.

19

Лита вышла из ШТ, Джон Смит Железный Глаз шел рядом. Она все не могла забыть взбешенное выражение лица Арфа Хелстеда. Он не скрывал, что ему совсем не нравится присутствие дикого романана на мостике.

— Джон, ты не мог бы подойти сюда? — спросила Лита. — Мы должны поговорить. — И она увела его в сторону от ШТ.

— Первый раз мы одни со времен лагеря Гессали.

— Мне нужно поговорить с тобой о других вещах, — тихо сказала она.

— Хорошо, — его настроение изменилось, когда он увидел ее расстроенные глаза.

Лита на ходу взяла его теплую руку в свою.

— Ты знаешь, что мы пытаемся превратить пауков и сантос в союзников?

— Без особого успеха, — он вздохнул и кивнул. Они шагали в ногу. — Между Пауком и Хейсусом столько крови, столько различий. Нельзя так быстро избавиться от привычных войн и набегов. Не рассчитывай на чудо. Романаны ненавидят друг друга больше, чем звездных людей. Мы перережем друг другу глотки, если этого не сделает Ри.

— Может, и нет. — Лита остановилась и повернулась, чтобы прижаться к нему и заглянуть в его глаза. — Рита с Филипом держат связь с сантос. Рита уже почти месяц обучает воинов сантос вместе с пауками.

— Что? Здорово! — Джон гикнул, оторвав ее от земли. — Почему ты мне раньше ничего не говорила?

— Никто не спорит, это хрупкий союз. У Риты постоянно возникают проблемы, но все… — Она остановилась. Качая головой, она, нахмурившись, вглядывалась в его лицо. — Джон, это не так просто. Я должна сказать тебе. Это было необходимо. Черт, я что-то… — она закрыла глаза.

Его руки ободряюще согревали ей плечи.

— Ты не доверяешь сантос? В этом дело? Я не виню тебя, но мы продвигаемся. Мы не можем победить без…

— Джон, — она прижалась к нему, с трудом проглотив слюну, — Филип и Рита… им пришлось заключать союз через воина сантос, которого ты поклялся убить. Ты дал клятву кровной мести… теперь с этим придется подождать. Если ты убьешь Большого Человека при первой же встрече, весь союз развалится у нас на глазах. Начнется открытая война между сантос и пауками. Ты понимаешь? Я ужасно боюсь!

Его глаза стали холодными. Около рта перекатывались желваки. Она видела, как его душа превращалась в лед.

— Джон, пойми, другого выхода не было! — умоляюще сказала она. — Думаешь, это так легко для Риты — или для меня — или для Филипа? Отвратительно иметь дело с этим ублюдком! Мы были вынуждены это сделать! Просто вынуждены! — «А о других условиях Большого Человека я ему расскажу потом».

Железный Глаз закинул голову и, напрягшись, сжав кулаки, с перекошенным лицом заполнил легкие воздухом. Лита не отпускала его. Она чувствовала, как его вздувшиеся мышцы перекатываются от гнева под кожей.

Он не мог ни о чем думать, задыхался, хрипел, он моргал, пытаясь сдержать слезы бессильного гнева.

— Почему? — вдруг спросил он у пасмурного неба сдавленным голосом. — Паук, ты смеешься надо мной! Ты бросаешь мне в лицо тот же совет, который я давал другим! Почему я никогда не могу воздать этому мерзкому подонку по заслугам? Теперь я должен называть его другом? Никогда! — прогремел он.

— В противном случае ты разрушишь Мир, — донесся голос Литы откуда-то из-за пределов его муки. Почему Паук сыграл с ним такую страшную шутку? А его честь — его долг? Призрак Дженни жалобно плакал в его подсознании.

Побежденный и опустошенный, он на нее посмотрел сверху, поражаясь цвету ее глаз, так непохожих на глаза его народа. Эта звездная женщина спасла ему жизнь. «И я обязан ей не меньше, чем Дженни, — даже больше». Она сражалась за него с вооруженным сантос. Теперь она сражается за народ.

«И сейчас я снова должен сделать выбор. В пользу Литы. В пользу народа. В пользу моих собственных слов, с таким пылом сказанных другим».

Как бы в противовес этому, в его памяти всплыло нежное лицо Дженни. Она могла бы столько сделать для него? Она могла бы заставить себя промывать его раны, ухаживать за его телом, вытаскивать его из ущелья, сражаться с медведем? В глубине его создания эхом отдавалось гулкое нет.

Дженни бы умерла от одной мысли о том, чтобы остаться наедине с мужчиной, который был для нее табу. Она бы скорее дала ему умереть, чем притронулась к нечистому телу. Она бы спряталась за его спиной на волокуше, считая, что он должен убить медведя, так как это входит в его мужские обязанности.

«Мой народ, что мы с тобой сделали?»

Густеющий туман грусти обволакивал ярость, делая все одинаково непонятным. Все то, что человек считал реальным, больше не существовало. Знакомая вселенная расплывалась и таяла.

— Для тебя я могу это сделать, — расстроенно сказал ей Железный Глаз, — для тебя я могу сделать все, что угодно. — Он торжествующе улыбнулся ей, несмотря на то, что все перемешалось в его душе.

74
{"b":"10196","o":1}