ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марти Брук хотел бы, чтобы его сердце оставалось на том месте, где ему положено быть. Док, похоже, свихнулась!

— Как такие опытные, разумные, взрослые люди, как мы, могли попасть в эту переделку? — спросил он стоящих перед ним женщин.

Глаза Литы были суровыми.

— Потому, Марти, что у нас нет выбора. Еще один боевой линейный корабль прибудет завтра. Когда Робинсон познакомится с Честером, он испугается точно так же, как испугались мы, — и он прикажет этим кораблям ликвидировать романанов — а может, и нас в придачу. Мы слишком много знаем. Ему это будет только на руку: он объявит, что нас убили туземцы, а он осуществил возмездие. Я слишком молода, чтобы стать мучеником!

Марти судорожно проглотил слюну. Когда милый доктор научилась так быстро и живо думать? Он смотрел в ее хладнокровные глаза и почти готов был в это поверить. Все же он как цивилизованный человек не мог поверить, что Директорат может сделать такое с живыми людьми.

— Все не веришь, Марти? — Лита, казалось, читала его мысли.

— Ах, док, просто трудно поверить, что все это происходит на самом деле, — он покачал головой.

— Помнишь, как ты обещал, что подчинишься моим приказам, несмотря ни на что? — она подняла брови.

— Да, — согласился Марти, вспомнив. — Ладно, черт с ним, надо всего лишь установить фиговинки в медчасти. Я никого не собираюсь убивать. Воспользуйтесь этим, — он протянул руку за фляжкой. — Это заставит нервную систему Ри кувыркаться по крайней мере пару часов. Это чистый новый протеин, который я выделил из слюны медведя, не должен причинить ему никакого серьезного вреда, кроме того, он не улавливается переносными полевыми анализаторами — так что они смогут обнаружить и нейтрализовать его только в медчасти.

— Какое количество? — спросила Лита, оценивающе глядя ему в глаза.

— По его габаритам, я бы сказал, нужно не больше пяти кубов. — Марти отмерил необходимую, по его мнению, дозу и запечатал ее в капсулу.

— Еще пять минут, — сказала им Лита. — Начинаем. Я вижу через окно, как снижается ШТ Ри. Вот, Марти, возьми это, — она протянула ему боевой нож романанов. Он взял длинный клинок и пробежался глазами по блестящей стали. Когда время придет, сможет ли он это сделать?

Его сердце вырывалось из груди. Во рту пересохло, а по лицу, как ему казалось, должен был стекать пот. Марти Брук за всю свою жизнь не испытывал такого страха. Он вспомнил твердый взгляд пророка, неуверенность, охватившую его от взгляда Железного Глаза. Все они знали, что в душе он трус. Зачем тогда все это?

Затем, когда они уже шли к ШТ, он почувствовал кожей тепло солнца. Он заметил, как Ри взял Литу под руку. Пустая болтовня мало беспокоила его.

Как бы он хотел сейчас дотронуться до плеча Ри и отвести его и сторону. Он мог бы объяснить странное поведение дока душевным расстройством. Он мог покончить со всей этой чертовщиной! Он почувствовал, как успокаивается его разгоряченное сердце. Да, Лита просто немножко не в себе. Слишком большая нагрузка. Невроз. Разыгравшееся воображение.

Он уже было повернулся к Ри, когда ему вспомнились пророки. Они уже знали. Они были согласны с Литой. Будущие истины? Он заколебался, чувствуя неуверенность. Перед ним была широкая спина Ри. ШТ отрывался от земли. Полковник все еще оживленно беседовал с Литой.

Марти теперь чувствовал на себе взгляд Беллы. Если он сделает это, он разрушит будущее. Какой будет реакция? На подходе были еще два боевых корабля — один прибывал уже завтра. Правильно?

Марти провел пальцами по ручке боевого ножа. А истина? Правда? Он вспомнил ожоги от бластеров на романанах. Его сознание заполнилось словами, сказанными пророком, когда он смотрел в эти блестящие, мудрые глаза. На так и не заданный вопрос он тогда получил ответ. Он хотел тогда знать, стоило ли это таких жертв. Нельзя ли заплатить цену подешевле?

Марти, почти не думая, с размаху опустил тяжелый клинок себе на предплечье. Было совсем не больно. Почти непринужденно он сказал:

— Черт! Я порезался! Док, никогда больше не давайте мне в руки ничего острого!

— Отведите этого человека в медчасть! — приказал Ри, видя, как кровь фонтаном бьет из руки Брука. Марти опустил нож в ножны на поясе, пока женщина из экипажа торопила его по трапу к медчасти.

Они залатали его за считанные секунды. Фельдшер перевязал рану и обработал ее.

— Думаю, мне не мешает чуток отдохнуть, если не возражаете, — Марти пошатнулся. — С ужасом думаю о том, что бы я делал, если бы он соскользнул в другую сторону! — он хихикнул, благо с его нервами это было нетрудно сделать правдоподобно.

— Правильно! — согласился фельдшер. — Полежите. Я хочу понаблюдать за зрелищем. Передайте по связи, если понадоблюсь.

Марти кивнул и откинулся на кушетку, глубоко дыша. Легкий толчок при соприкосновении с грунтом означал, что ШТ приземлился. Открылись люки и зашаркали ноги; затем все стихло.

Брука буквально трясло, когда он поднялся на ноги. Зажимы поддались легко, и он открыл медблок. Так похож на REMCAT! Он позволил себе улыбнуться. Движения его были быстрыми, торопливыми. Он нашел нужную плату и вынул ее. Из сумочки на поясе он достал маленькую капсулу, затем — двумя проводами — подсоединил ее к блоку питания.

Удерживая плату на коленях, он поднес капсулу к тому месту, которое наметил, и осторожно разделил две половинки. Вытекла капля соленой воды, а за ней тельце утонувшей мухи. Кончиком пальца он установил муху в нужном месте и включил питание. Взвилось облачко дыма, приварив муху к нужному месту, и влажная соль закоротила всю плату.

Облегченно вздохнув, Брук отсоединил свои провода и бросил их в сумочку. Он отключил блок от сети, вставил плату на место и аккуратно закрыл зажимы. Просто так, на всякий случай, он снова включил сеть и попытался измерить себе кровяное давление. Ничего! Победа!

Марти Брук повалился на кушетку и вздохнул с подлинным облегчением. Он не сможет выдержать психообработки. Они смогут выудить из него все с помощью зонда, но, черт возьми, по крайней мере он не попался с поличным.

Лита наблюдала, как ее отборный туземный полк стоял по стойке «смирно». Они буквально дрожали от нетерпения. Ри с улыбкой прошелся вдоль, изредка кивая. Он осмотрел их с йог до головы, с отвращением отметив трофеи на поясе. В конце шеренги он, как полагается, отдал честь. Филип, на своем языке, приказал им ответить. Руки резко взлетели и отдернулись вниз.

— Ну как, полковник? — спросила Лита, не в силах скрыть гордость.

— Великолепно! — Ри улыбнулся. — Хотя это уже стало общим местом, доктор, должен сказать, что ваши люди превзошли мои ожидания.

— Мы все так рады! — улыбнулась Лита. — Филип, пожалуйста, продемонстрируй нашу строевую подготовку.

Филин прокричал нараспев, и выстроилась колонна. Четко печатая шаг, Романаны зашагали к открытому люку ШТ. Ружья были на плече. Мужчины маршировали как машины, все в ногу. За считанные минуты все четыреста воинов были на борту.

Лита сняла с пояса фляжку и сделала глоток, зная, что Ри видит, что она делает. Передавая ее полковнику, она раздавила капсулу об край, с удовлетворением почувствовав, как жидкость потекла во фляжку.

— Пойдемте, давайте я вам покажу, как им удалось пристегнуться, — Лита потянула Ри за руку. Он улыбнулся ей и протянул фляжку обратно. Поднимаясь вслед за полковником по трапу, Лита уронила фляжку в густую траву. Двое часовых-десантника отдали честь, когда Ри прошел внутрь.

«Через какое время сработает?» Лита почувствовала внезапный приступ паники, в животе заурчало.

Ри продвигался, следя за чем, чтобы каждый человек правильно разместился в перегрузочном кресле. У одного он тщательно расправил ремень.

— Скажите ему, что иначе было бы больно, — пробормотал Ри Лите, она перевела.

Волчьи темные глаза Пятницы Желтая Нога даже не моргнули, когда он кивнул в знак признательности.

— Знаете, доктор, — начал Ри, — даже несмотря на то, что они работают на нас, у них такой вид, как будто они все готовы разорвать меня на части. Почти как хищники, я бы сказал… — Ри вдруг покачнулся и схватился за живот.

77
{"b":"10196","o":1}