ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«А теперь куда? — подумал Ри, ударяя костистым кулаком по своей мозолистой ладони. — Что теперь делать? Где я найду противника, достойного моих усилий?» Он засмеялся про себя. Неопробованный меч — все равно что тупое оружие.

Полковник — это было высшее воинское звание в Патруле. Ну конечно, был и адмирал — но кто мог подумать, что он собирается подсидеть старину Кимианжуи. Ходить взад и вперед, пересматривать бюджет, выбивать оборудование и наблюдать из-за письменного стола на Арктуре, как все пропадает к чертовой матери!

Его взгляд упал на мониторы и кабине управления. Где-то там было что-то, требующее от Патруля активных действий, придающее смысл их работе. Угроза? Недруги? Где?

Наблюдение за зондом сводило их всех с ума. Это, возможно, были лишь излучения звезды, испускающей свои термоядерные вихри где-нибудь там. Радиопараметры всех местных звезд были, конечно, занесены на карту; но все же они выкидывали иногда страшные шутки, в зависимости от того, чем питались их атомные тонки.

Какой удачей было бы найти там что-нибудь устрашающее! Что-нибудь, реально угрожающее дистрофичным головастым директорам!

— Мечтать не вредно, — едва слышно пробормотал Ри, раздражаясь от сверкания приборов, за которыми следил Энтони.

Кроме того, кто мог быть полностью уверен, что это не были причуды самого получеловеческого-полукомпьютерного мозга транспортного корабля GCI? Ри поежился.

Сигнал на экране появился и исчез; каждое появление означало для зонда два дня «снаружи». Два дня, которые пролетали за одно мгновение в реальной вселенной. Ну еще пара таких деньков, и зонд вернут обратно. Затем пройдет еще неделя, и на этом все кончится. Еще одна пустая трата времени и рабочей силы.

— Вот опять есть, — твердил скучающий голос Энтони, — а потопить…

Он резко распрямился, в голосе почувствовалось волнение.

— Стойте! Он все еще здесь, сэр!

Полковник Ри потягивал кофе, заглядывая связисту через плечо.

— Как это выглядит? Фоновый шум?

— Курс на 788694, сэр.

Связист проверил ввод. Экран снопа мигнул.

— Короче скачок. Курс на 632399. Есть триангуляция!

Теперь молодой человек улыбался. Он поднял глаза:

— Может быть, зонд и улавливает там шум, но он точно на него настроился и…

— Минутку, сэр, — связист предвосхитил приказ, мысленно затребовав из компьютера голографическую звездную карту.

— Вот она, — показал он на маленькую желтую звезду и увеличил ее.

— Черт! — плюнул Ри. — Эта несчастная даже не была внесена в каталог!

Он между тем заметил, как майор Антония Рири входит в люк кабины управления, чтобы сменить его.

— За все годы нашего пребывания в космосе мы внесли в каталог менее пяти процентов известных звезд, — пожал плечами связист.

— Что это? — спросил Ри, увидев мигание на мониторе зонда. Подошла майор Рири, которой с ее ростом все было видно.

— Радиопередача, сэр, — радист снова наклонился над панелью, — и в ней что-то не то, — его губы беззвучно двигались, пока он отправлял в компьютер мысленные команды, — не случайный ряд. Зонд сейчас примерно на том же расстоянии, на котором был GCI, когда тот уловил сигналы. Учитывая красное смещение, помехи и расстояние, нам повезло, что мы хоть что-то получили.

Зонд находился в реальном пространстве, «внутри», как говорили космические специалисты. Сейчас он сбрасывал скорость, ориентируясь на источник радиоволн. Ри выпил еще кофе. Хотя его смена закончилась, он не хотел передавать командование другому, пока не получит ответ.

— Так, что, — бесстрастно заметила Рири, — зонд что-то обнаружил?

Ри распрямился, кивая головой. Как всегда, Рири была сдержанна. Она была единственной угрозой его продолжительному управлению «Пулей». Как он сам постоянно бросал вызов своему предшественнику, так и она постоянно бросала вызов ему. Может и порочная, эта система держала их всех в тонусе. Но она взращивала группу хищников, воинов, соперников, у которых не было другого приложения своих способностей и своей агрессии, кроме как к себе подобным.

Связист с торжествующим видом поднял глаза, выводя их из затруднительного положения:

— Хотите послушать?

Ри кивнул, и динамик затараторил. Словесное бормотание не имело никакого смысла, но одно было понятно всем в кабине управления «Пулей». Это не были звездные помехи — это были звуки человеческих голосов.

— Идет перевод, сэр, — предвосхитил связист, — компьютер обрабатывает языковые пленки, полученные из Gi-сети.

Динамик затрещал, как в старом кино или голо. «…четыре ***** на северной гряде. ***** похоже, ранены. Сантос ***** обратно. ***** мертвы».

Другой голос. «Идите ***** сюда вниз. ***** огонь на полях. Томас Руис Кармела будет петь ***** молиться. У него есть много целебного из прошлого».

Первый голос. «****** присылаем мальчиков с ними. Знак медведя ***** весеннем лагере. ***** время решительных действий. Эскизин ананхе хопо хукаея».

Говорящий замолчал.

— Что было это последнее? — спросил Ри, поглаживая рукой щетинистые волосы. Рири задумалась, не отрывая глаз от монитора, где положение зонда было показано огоньком.

— Послушайте меня, сэр. Точно, что среди наших пленок с переводами, которые есть на корабле, такой пленки нет. Теперь я пошлю это в университет и в Gi-сеть, сэр.

— Предупредите лейтенанта Сарса, — Ри позволил себе улыбнуться, допив остатки кофе. Да, может они и вправду разгонят скуку. Люди? Так далеко? И что это были за люди? Дикари? Пираты?

Возможно, Патруль снова займет свои ведущие позиции. Он решил не прятать свою улыбку. Когда он обернулся, майор Рири разглядывала его, полузакрыв глаза и поглаживая свой длинный подбородок.

Жизнь Честера Армихо Гарсиа резко изменилась с тех пор, как сны стали преследовать его. Впервые со времени своего детства он с трудом различал сон и реальность. Однажды ему приснилось, как старик Уотти корчился на земле, кровь хлестала у него из ноги, а Тедор Гарсиа Желтая Нога уводил свою жену прочь, схватив ее за руку, а в другой руке держа дымящееся ружье.

На следующий день Честер наблюдал ту же самую сцену. Уотти был ранен пулей в ногу, и Тедор не обернулся. Его поступок был справедливым возмездием за попытку изнасилования его жены.

Испугавшись, Честер поделился со своим лучшим другом Филипом Смитом Железный Глаз. Но оказалось, что тот тоже страдал от снов.

Они так долго дружили, имели общие идеи, схожие мысли, желали быть воинами и способствовать успеху и славе Паука. Они были похожи как две капли воды, играя в одни и те же игры, понимая друг друга с полуслова.

А теперь все так пугающе изменилось. Честер проглотил слюну, вспоминая старика. В снах опять было предупреждение для них обоих. Они знали, что седой старик поднимет завесу палатки и пристально уставится на них, свет от костра отразится в его черных глазах.

— Пошли, — скомандовал его надтреснутый голос, — время пришло.

Сердца их сжались от страха, когда они поднялись и вышли вслед за пророком из палатки, оседлали своих лошадей и поехали на восток в горы, в указанном им направлении.

По телу Честера пробежала дрожь. Человек вспоминал каждое мгновение своей жизни, находясь в обществе пророка.

— Старик? — дрожащим голосом спросил Джон Смит Железный Глаз, прервав размышления Честера.

— Пошли, — прошептал пророк и повел их под прикрытие скал на краю равнины. Отблеск страха в глазах Джона чуть не заставил Честера закричать. Да, даже Джон Смит Железный Глаз боялся пророка. Железный Глаз устроился рядом со стариком, послушно уставившись в землю, лицо воина было напряженным.

— Ты шел за мной? — спросил наконец Железный Глаз глухим шепотом.

Старик рассеянно вертел в руках стебель колючей травы.

— Я шел за тобой, — звук его голоса был похож на звук сухой травы на ветру, — или… может быть, ты шел за мной, воин?

Железный Глаз не мог скрыть потрясения. Честеру захотелось чего-нибудь выпить, чтобы смочить пересохшее горло.

8
{"b":"10196","o":1}