ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думал, что мы это и делали, — ответил он мрачно. — И Сарса была жива?

— Мы многого достигли, но, Дэймен, Скор Робинсон прикажет уничтожить ее, — Лита выглядела такой уверенной.

— Как вы захватили корабль? — он сдвинул брови и потирал затылок вспотевшей ладонью. О Боги! Почему он чувствует такую сильную слабость?

— Рита Сарса и мои войска романанов находятся в комнате управления реактором. Они превратят нас всех в плазму, если что-то будет не так, — Лита все еще казалась спокойной. Большой романан, которого она притащила с гор, стоял позади нее, явно для поддержки. Железный Глаз, вот как его звали.

Ри вопросительно посмотрел на Рири. Она просто кивнула, пылая бессильной ненавистью. Ри глубоко вздохнул и попытался встать. Он было покачнулся, затем равновесие вернулось к нему.

— Медик, как скоро я приду в норму? — он снова заморгал, и его взгляд окончательно прояснился.

— Минут через пять, полковник. Вам нужно поесть, — медик отступил назад. — Антитела, которые мы ввели вам, действуют быстро. Сейчас вы больше всего нуждаетесь в пище. Вы израсходовали много энергии. Лучше всего что-нибудь посолиднее.

Ри кивнул. Он посмотрел на Литу Добра.

— Ну а если у вас будет корабль? Что дальше? Как вы собираетесь тягаться с Директоратом? Куда вы полетите? Что будете делать?

Лита пожала плечами.

— Пойдемте, Дэймен, давайте спустимся в комнату совещаний. Вам нужно поесть. Нам не обязательно решать все это прямо здесь и сейчас.

Ри кивнул. Она, скорее всего, была по-настоящему озабочена. Это не было похоже на отношения противников.

— Полковник Ри! — выпалила Антония. — Вы не можете оставить это…

— Вы свободны, майор! — прогремел он. Ему нужно было время подумать. Он видел критическое выражение на суровом лице Рири. — О, полно, майор. Мы найдем способ защитить людей.

Главное было не дать этому выйти из-под контроля. Может быть, все еще можно поправить.

— Связь, — приказал он, идя по коридору. — Мне нужны психические показатели на лейтенанта Риту Сарса. Посмотрим, сможет ли она действительно взорвать корабль.

Лифт был переполнен. Лита, Железный Глаз, Рири и охрана, все набились внутрь. Ри узнал, что остальные антропологи были на гауптвахте.

— А вы двое почему здесь? — спросил он.

— Рита должна была взорвать антивещество, — пожала плечами Лита.

— Так почему он здесь? — Ри скрюченным пальцем показал на Джона Железный Глаз.

Железный Глаз ответил на стандартном с сильным акцентом:

— Я здесь, чтобы говорить от лица моего народа.

Они пошли по трапу, Ри задумался. Садясь за стол заседаний, он заказал большой бифштекс и вино. Он просмотрел психические показатели Сарса. Вывод? Она сделает это. Он освободил Вола и Брука с гауптвахты и собрал остальных ученых. Он ждал, пока комната совещаний не заполнилась. Он видел, что Рита Сарса наблюдает за всем происходящим по системе связи. Он кивнул из вежливости, признавая ее присутствие.

Появился его бифштекс, и он вдруг почувствовал, какой вакуум образовался у него в желудке. Он отрезал кусок и поднял глаза.

— Хорошо, Лита, скажите, зачем вы и Сарса это придумали?

— Мы должны были что-то предпринять! — глаза Литы сверкали. — Мы не можем позволить Директорату так просто сжечь романанов!

Ри жевал и думал.

— Почему вы думаете, что они это сделают?

— Полковник, вы мыслите категориями военной тактики. Теперь взгляните с социально-экономической точки зрения. Романаны обладают предвидением. Подумайте о Честере Армихо Гарсиа. Он представляет угрозу для всего, что мы считаем нормальным. Мало того, существует группа людей, которые стреляют друг в друга и совершают взаимные набеги. Вы думаете, Скор Робинсон позволит им оставаться на свободе среди цивилизованных людей?

— Дэймен, это возмутительно! — взорвалась Рири.

— Дайте закончить, майор! — он злобно посмотрел на Антонию и сделал знак, чтобы Лита продолжала.

— И разве то, что «Братство» прибывает завтра и сразу вслед за ней «Победа», окончательно не доказывает это? Робинсон напуган. Он бы не заручался такой силой, если бы не хотел лишить романанов всяких шансов. Он так встревожен предвидением, что и думать нечего, что мы получим хорошие приказы. — Лита взмахнула руками. — Что нам оставалось делать?

Верно! Ри мысленно согласился. Он бы и глазом не моргнул, если бы я их всех превратил в пепел.

— И вы готовы умереть за этих романанов? — задумчиво спросил он, жуя бифштекс.

Железный Глаз заговорил.

— Я узнал новое понятие в вашем стандартном языке. Это грех. Нам — моему народу паука и сантос — известен только один грех. Грех для нас — это отказаться от свободы или жить без нее. Наша религия основана на этом принципе. По нашим представлениям, Бог жестоко пострадал за то, чтобы люди были свободными. Мы научили этому доктора Добра и Риту Сарса. Они узнали и увидели истину. Подобно мне и всему моему народу, они готовы умереть за эту истину. Разве вы не такие же? Разве вы не посвятили свою жизнь тому, что считали истиной? — Железный Глаз сел, держа спину прямо и глядя в глаза Ри.

— А если я скажу, что моя истина — Директорат? — он вскинул голову.

— Я не думаю, Дэймен, что вы сделаете это, — Лита прервала его мысли. — Я помню, что вы рассказали мне однажды ночью. Я помню вашу любовь к этому кораблю. Но, Дэймен, — взгляд Литы был далеким, — когда-то среди антропологов отчаянно спорили о том, что одним из определений человека является способность к символизации. Что «Пуля» символизирует для вас? — она вскинула голову.

— Свободу, — неожиданно для самого себя тихо произнес Ри. Он поднял глаза и увидел триумф в глазах Литы и смятение в глазах Рири. Он видел, что майор вышла на связь. Зачем? Готовится узурпировать командование?

— Есть еще долг, — добавил Ри. — Я также рассказывал вам о гордости и чести Патруля. У меня есть долг перед людьми, доктор. Если романаны представляют угрозу, то, может быть, остальному человечеству лучше без них.

— А что если людям больше всего угрожает сам Директорат? — настойчиво спросила Рита Сарса из комнаты управления реактором: — Полковник, когда последний раз снаряжалась экспедиция и отправлялась за пределы наших границ?

Нам говорят, что исследование космоса опасно. Где нет риска? Вся человеческая история включает элемент риска. Сегодня же риск отсутствует. И прогресс тоже отсутствует! Когда последний раз нас что-то возбуждало? Такое впечатление, что все человечество не хочет оторвать задницу со своего места и заткнуло пальцами уши. Посмотрите, Патрулю практически нечего делать!

Ри внимательно посмотрел на экран.

— И вы думаете, что романаны что-то изменят? Что, если они принесут войну в цивилизованный космос? Предположим, я предоставлю им этот корабль? Предположим, они начнут совершать набеги на Арктур, границу, Землю, станции? Что тогда останется делать нам? Я спрашиваю вас.

Рита в бешенстве смотрела на него.

— Это лучше, чем быть овцой! — страстно заявила она.

Лита Добра качала головой.

— Дэймен, так не получится. Романаны точно так же изменятся — на самом деле, они претерпят значительную аккультурацию. Понимаете, мы доминантная группа. Мы можем предложить им больше существенного, чем они нам.

На что рассчитываем мы с Ритой и Джоном, так это на то, что эти примитивные воины каким-то чудом наделят остальных жителей Директората желанием вырваться за пределы того, что они считают нормальной жизнью. Одновременно мы принесем свою культуру романанам. Так как они имеют пророков, то у них больше шансов на выживание, чем у тех примитивных групп, которые столкнулись с развитой культурой. Взамен мы обретаем способность мечтать.

Ри закончил уплетать бифштекс и откинулся, допивая оставшееся вино.

— Скажем, я откажусь. Лейтенант выводит массу реактора из состояния стабильности, и «Пули» больше нет. Что тогда будет с романанами? Завтра появится Шейла и найдет обломки, пару ШТ на поверхности и сожжет весь материк Звезда. На этом все кончится, — Ри поднял руки и пожал плечами.

81
{"b":"10196","o":1}