ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С.Монтальдо проворчал:

— И в итоге, может быть, это будет лучше всего.

Железный Глаз аккуратно сомкнул пальцы.

— Никто не вечен, полковник. Я много услышал за последний месяц. Марти Брук рассказывал мне о людях. Мы все происходим с Земли. Сначала мы были обезьянами, использующими орудия. Затем мы научились охоте, собирательству, научились приспосабливаться к окружающей среде. И все же этих ранних людей больше нет. Я не вижу здесь такого человека, какой воспроизведен на голографии.

Может быть, такова воля Паука, чтобы народа тоже больше не было. Может быть, то, что мы можем дать, не должно существовать. Может быть, Паук хочет наблюдать за тем, как мы отправимся к звездам и узнаем больше о природе человека. Это наш шанс, полковник. Если мы проиграем, нам хуже не будет. Ваш директор все равно сможет убить нас. Так у нас по крайней мере есть надежда. Мы рискнули. А вы бы что сделали?

— Вы можете умереть так легко? — спросил Ри. — Ты мог бы смотреть на то, что твой народ сжигают и взрывают, на то, что от народа не останется и следов?

Джон Смит Железный Глаз покачал головой.

— Мне не придется. Моя душа отправится к Пауку задолго до того, как ваши большие бластеры потопят в огне и крови народ. Так или иначе, полковник, я сражаюсь за свой народ. Если по какой-то причине Рита не сможет взорвать этот корабль, я умру, сражаясь своими руками, своей честью и мужеством.

Эти слова что-то затронули в Ри, и он посмотрел на Джона Железный Глаз с уважением, чего раньше за собой он не замечал. Вот это воин. Но тогда, разве они все не такие? Его мысли вернулись к тому пауку, которого он убил когда-то в воздухоплане. Он запомнил силу духа в тех угасающих глазах. Этот человек был бы таким же.

— Сколько у меня времени, Рита? — спросил он, глядя на монитор.

— Док, что, вы скажете? — Сарса взглянула на Добра.

— Пять часов, — ответила Лита. — Дэймен, этого достаточно, чтобы всесторонне все обдумать. Рита? Это угрожает твоему положению?

— Ничуть, — лейтенант улыбнулась. — Я просто посижу здесь и побеседую с Филипом. Если я потеряю сознание, то выпущу вот эту резиновую ленту, сдерживающую спусковой крючок бластера. Если они будут рыпаться, мы все погибнем.

— Мы оставим вас в покое, Рита. Я собираюсь найти какой-нибудь выход из этого. Все свободны, — твердо сказал Ри и встал. Он церемонно поклонился и вышел.

Не успел он дойти до своей каюты, как появилась майор Рири. Она вошла вместе с ним.

— Дэймен, что вы собираетесь делать? — требовательно спросила она. Тревога явственно отпечаталась на ее суровом лице.

Обидно, рассеянно подумал он. Антония всегда была одной из тех женщин, которые слишком сильно хотели казаться деловыми. Она никогда не позволяла себе быть женственной — а могла бы, ничем не повредив своей цельности. Этот недостаток как раз делал ее неполноценной. Крупный недостаток, решил Ри, подумав о Лите Добра.

— Знаете, Железный Глаз прав, — Ри глубоко вздохнул и вытянул одну из своих любимых сигар марки «Терран» из своего специального увлажнителя. Он предложил одну Антонии, и она кивнула, проведя носом вдоль сигары. Ри прикурил свою и дал прикурить ей, а затем плюхнулся в кресло, осматривая ружья и ножи романанов, которые он велел повесить на стену. Он рассеянно перебегал глазами с одного предмета на другой.

— Прав? В чем? — спросила Рири, затянувшись сигарой.

— Они готовы на смерть. Мы в безвыходном положении, майор. Все равно, ликвидируем мы их — или отпустим, — Ри нахмурился, сосредоточившись на тонких кольцах дыма, поднимавшихся к вентиляции.

— Значит, мы им обещаем, что они смогут лететь, — Рири состроила гримасу. — Когда мы выманим Риту Сарса из комнаты управления реактором, пускаем в ход бластеры.

— Они контактировали с поверхностью? — ненавязчиво спросил Ри.

— Единственное, что у них есть, — это ШТ Хелстеда. Мы попробовали вытеснить их из дока, но они стреляли в десантников из этих смешных ружей. Мы могли бы захватить их в любое время серьезным штурмом, — ее глаза выдавали ненависть. — Или вы лишились выдержки вместе с командованием, Дэймен?

Ри затянулся сигарой и выдохнул облако дыма.

— Мы не сможем передумывать, Антония. Мы должны будем держаться того, что решим. На поверхности они связаны с этими чертовыми пророками. У Сарсы есть линия связи через ШТ, не так ли?

— Да.

— Тогда мы сядем в лужу, если попытаемся им соврать, — Ри нахмурился, пытаясь найти выход. — Пророки вызовут Сарса и сообщат ей, что мы ее предали. Она взорвет панель реактора.

— Если они знают будущее, то почему они еще этого не сделали? — на лице Рири появилась насмешливая гримаса.

Ри раздраженно посмотрел на нее.

— Потому что существует свободная воля, майор. Мы все — то, что они называют точками выбора. У нас есть определенный диапазон решений, которые могут внести изменения в то, что они видят.

— Значит, они на самом деле не знают будущего? — она сдвинула брови.

— О, они знают достаточно. Они просто не могут предсказать, какое будущее станет реальностью. Те, кто пытается что-то менять в будущем в своих целях, сходят с ума. Вот почему пророки держатся подальше от людей, которые представляют из себя точки выбора, — Ри закрыл глаза, и ему захотелось, чтобы все это исчезло.

— Дэймен, мое решение принято, — Антония встала, — я собираюсь сражаться с ними, несмотря ни на что. Речь идет о чести Патруля. Вы подвели нас всех. Ваш корабль в опасности. Ваше решение может быть каким угодно, но знайте, я никогда не отдам им корабль. Либо вы со мной — либо против меня. Сообщите мне, полковник.

Он открыл глаза и увидел бластер, зажатый у нее в кулаке.

— Вы поднимаете мятеж против своего командира, майор. Вы понимаете, что это всего второй случай за четырехсотлетнюю историю Патруля? Хуже того, оба случая на моем корабле за несколько часов.

— Пускай так. Я уверена, что военный трибунал оправдает меня. Я не уверена, что вы в состоянии быть командиром, Дэймен, — ее голос был ровным и совершенно спокойным.

Дэймен Ри наблюдал за ней, прищурив глаза.

— Хорошо, Антония, — он вышел на связь. — Вызовите Добра и Джона Смита Железный Глаз. — «Вот я достиг своей точки выбора. Решение далось не так тяжело, как я думал».

— Я рада, что вы прислушались к голосу разума, — Рири улыбнулась.

— Да, это разум, — рассеянно размышлял Ри, — разум и опыт. — Он поднял глаза, когда дверь открылась и вошла Лита, а вслед за ней Джон Смит Железный Глаз. Лита осознала ситуацию и остановилась. Железный Глаз слегка скривил губы. Он пригнулся как большая кошка, наблюдая за Рири.

Ри не спускал глаз с романана.

— Майор сейчас привела мне очень вескую причину, чтобы отказать в твоей просьбе, Железный Глаз, — Ри улыбнулся. — Эта ситуация сильно сужает мой выбор. Ты понимаешь?

Глаза Рири сузились, и Ри видел, как сухожилия на ее руке натянулись. «Она действительно собирается убить его». Неужели он так прозрачно выразился?

Все произошло так быстро, что Ри не успел опомниться. Железный Глаз нанес сильный удар, и Рири выстрелила. Разряд бластера разнес кресло Ри, а его самого отбросило в сторону. Оружие грохнулось на пол и бешено закрутилось, а Рири бросилась на романана.

Она полагалась на инстинкт — а не на выучку. Железный Глаз протянул руку, схватил нож со стены и аккуратно вспорол майора Антонию Рири от лобковой кости до грудной.

Ри поймал бластер и перекатился, заняв позицию. Железный Глаз тщательно вытер нож об одежду Рири. Затем он схватил клок волос и, обведя ножом вокруг, отделил скальп.

Ри почувствовал, как в его животе все перевернулось, когда он посмотрел на вывалившиеся клубки розоватых и голубовато-коричневых внутренностей и блестящий, в кровавых разводах скальп Рири. Железный Глаз потрудился повесить нож на стену на прежнее место.

— Боже милостивый, — прошептал Ри, поднимая взгляд на Джона и направляя на него бластер.

— Хорошо, полковник, — тихо сказал Железный Глаз, скрестив руки на своей могучей груди. — Я полагаю, ваш выбор опять расширился. Я могу еще чем-нибудь помочь?

82
{"b":"10196","o":1}