ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Команда умерла, — прошептал он.

— Этого следовало ожидать, Дэймен. — Лита прижалась к Джону Железный Глаз, а мониторы показывали, как отчаливают ШТ.

— Но чтобы столько? — Ри был уязвлен. — Я всегда делал для них все, что было в моих силах. Знаете, у меня было меньше прошений о переводе, чем у кого-либо во флоте. Я просто считал это само собой разумеющимся, что они поддержат меня.

— Они должны сами выбрать свою собственную дорогу и решить, что правильно, а что нет. — Железный Глаз сильнее сжал руку Литы. — Блестящая идея с вашей стороны поместить их среди народа. Это спасет много жизней.

Ри грустно фыркнул.

— Я не святой, Железный Глаз. Я… я чувствую, что меня предали. Я оставил их там, чтобы они подумали. Это просто моя реакция, не очень достойная человека. Я не уверен, что эта идея спасет какие-то жизни. Они подвели меня — не встали на мою сторону, а я в прошлом многим пожертвовал для них. Если Директорат им дороже, пускай. Может быть, «Братство» и не зажарит их. Но в эту минуту они, мне кажется, озабочены именно этой перспективой.

Железный Глаз кивнул, изумив этим Ри.

— Каждый человек должен брать на себя ответственность за свои поступки и свои убеждения.

— У нас есть еще два дня. — Лита посмотрела на устройство связи: Рита инструктировала романанов, которые должны были занять места тех из Патруля, кто решил покинуть корабль. Совсем не адекватная замена опытного персонала, но они могли справиться с контролем за повреждениями, медицинскими антигравами, выполнять поручения и осуществлять простейшие операции с системой связи.

Два дня, о которых говорила Лита, появились из-за задержки «Братства». После того как Лита отправила субкосмическое послание, «Братство» сошло с траектории и закружилось, давая время «Победе» присоединиться. Пророки сказали, что Патруль будет настроен враждебно. Больше они ничего не сказали.

Ри потер кулаком о ладонь. Чертовы невежды, они даже не намекнули ему на исход. Они просто одарили его своими мудрыми улыбками и спокойно сказали, что впереди еще две важные точки выбора.

Прошел Монтальдо, толкая впереди себя антиграв с перевязанным романаном. В глазах воина было нескрываемое изумление. Он повернулся и сказал что-то Монтальдо. Планетолог повернул антиграв по направлению к Ри.

— Это человек, которого вы спасли? — спросил Ри, прикоснувшись в знак приветствия к его правой руке. На месте левой руки был обрубок. Провода должны были обеспечивать электростимуляцию для роста новой руки и ноги. Ему придется заново учиться ходить, но не раньше, чем через год.

— Да, — кивнул Монтальдо, — это Пепе Санчес Грита. Мне кажется, у него есть что сказать вам.

— Я внимательно слушаю, воин, — Железный Глаз присел на корточки, чтобы быть вровень с антигравом.

— Благословит тебя Хейсус, военный вождь пауков, — кивнул Грита. — Говорят, Большой Человек решил, что Паук слишком силен. Он может доставить беспокойство, а может и нет. Я думаю, разумно присматривать за ним.

Железный Глаз нахмурился.

— Благословит тебя Хейсус, — он перекрестился на манер сантос. У воина, видевшего это, чуть не отвисла челюсть. Такого никогда не случалось на памяти людей. — Я благодарю тебя. Скажи сантос, что Паук — это одно имя Бога, Хейсус — другое. Паук не хочет, чтобы его народ уничтожили из-за имени, под которым люди знают Бога. Скажи им, что перед сражением пауки будут молиться с сантос, если сантос будут молиться с пауками. Если мы хотим выжить, мы должны сейчас обрести терпимость друг к другу.

— Я скажу сантос, — тот вскинул голову. — Я всего лишь один среди многих, но я скажу об этом.

— О чем это? — спросил Ри. У него не было времени выучить язык.

— Большой Человек может начать мутить воду. Пока еще не ясно, — Железный Глаз пожал плечами. — Я думаю, что мне следует держать это под контролем.

— Формально, он все еще руководит ШТ Хелстеда. — Ри задумался. — Я не думаю, что он может представлять большую опасность. Я, однако, могу предположить, что ему не нравится, что Паук — военный вождь. Я не представлял, что все будет так сложно, — Ри выглядел невесело. Он пристально посмотрел на экраны, на которых точки показывали положение «Победы» и «Братства».

— Вы перестали быть циником, Монтальдо. Что случилось? — спросила Лита, не сводя глаз с планетолога.

Он таинственно улыбнулся ей.

— Похоже, смысл жизни изменился в том коридоре. Возможно, это Атлантида делает такое с человеком, доктор.

— Вы могли спуститься на планету с остальными, — тихо сказал Ри.

— Может быть, я пересмотрел свои приоритеты, полковник. Я могу погибнуть, оставаясь с вами. Я могу погибнуть там, внизу. Все зависит от Хейсуса, — Монтальдо пожал плечами.

— Хм? — Ри нахмурил брови.

— Бога, полковник, — улыбнулся Монтальдо. — Честер сказал, что мне нужно помнить о том, что я человек, и хранить веру в Бога. Кто знает, если мы выберемся отсюда живыми, я, может быть, смогу отстоять права на владение тороном романанами. Это не позволит их обобрать.

Ожила система связи.

— Полковник Дэймен Ри! — на экране появилось женское лицо. Лита отметила, что когда-то женщина была красивой. Строение лица было хорошим, но глаза выглядели измученными.

— Слушаю, — Ри прищурился, услышав этот голос.

— Это «Братство» под командованием полковника Шейлы Ростовтиев. Приказ директора. Вы должны оставить командование кораблем немедленно. Вы понимаете, полковник? Вы лишены всех полномочий и будете взяты под стражу при первой возможности.

— А если я откажусь, Шейла? — веселым голосом спросил Ри.

— У меня есть приказ уничтожить ваш корабль, полковник, — она торжествующе заулыбалась.

С губ Ри сорвался тяжелый вздох.

— Вы понимаете, что мы творим историю. Впервые корабли Патруля вступят в бой друг с другом. У нас вполне достаточно времени для обмена мнениями и демонстрации того, что мы здесь обнаружили.

— В отличие от вас, — голос Шейлы был покровительственным, — я к приказам отношусь серьезно, Дэймен. Либо вы признаете себя находящимся под арестом и дадите возможность взойти на борт вашего корабля — либо мы уничтожим «Пулю». Выбор за вами, Дэймен, — она надменно улыбнулась ему.

— Вам всегда не хватало гибкости, дорогая, — Ри лениво улыбнулся. — Ни в постели, ни в командовании, ни в мышлении. Я удивлен, что вам доверили командование «Братством». Видно, им не из кого особенно выбирать.

— Дэймен, — выпалила она, — лесть вам не поможет. Я могу считать, что получила ваш ответ?

Он медленно кивнул, в его глазах было страдание.

— Можете, Шейла. Но скажите, вы действительно считаете, что стоит платить такую цену? Вы знаете меня и мой корабль. Мы хороши, дорогая. Стоит ли неразумное решение Директората стольких жизней? Разве это дело — за кровь, пролитую Патрулем, хладнокровно уничтожить полмиллиона человек? Разве из нас не делают козлов отпущения?

— Вы передаете это по системе связи! — глаза Шейлы расширились от изумления. — Это нарушение всех мыслимых инструкций, Дэймен! Черт вас возьми!

— Совершенно верно, Шейла. Я хочу, чтобы Директорат знал, почему это происходит. Видите ли, дорогуша, я не изменник присяге. Я клялся защищать людей и Директорат. Я не клялся защищать Скора Робинсона или следовать действиям, которые полностью противоречат интересам человечества.

Экран погас. Ри повернулся к Лите и Железному Глазу.

— Похоже, жребий брошен. Итак, мы потеряли последнюю возможность решить все без крови.

Они смотрели на экраны. Две белые точки для кого-то означали смерть, для кого-то боль, а еще для кого-то сердечный приступ и уничтожение. Даже романаны — всегда старавшиеся освоится в совершенно чуждой среде — почувствовали возросшее напряжение.

— Два часа до максимальной дистанции, — сообщили по связи.

Лита вытянулась и зашептала на ухо Железному Глазу:

— Пойдем, у нас есть по меньшей мере час. Давай пойдем в мою каюту и используем это время с пользой, — она увела его с мостика, и никто не заметил.

86
{"b":"10196","o":1}