ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Робинсон колебался не больше секунды.

— Я нахожу устаревшей теорию общества. Вызов, ведущий к изменениям, это недопустимое поведение для человечества, — высказался бесстрастный голос.

Честер кивнул.

— Ты считаешь, что рост должен происходить безболезненно. Бог не освобождает нас так легко, директор. Я уверен, что на протяжении всей истории развития видов можно найти две противоборствующие силы; стремление к порядку — которое представляет ваш Директорат, — и постоянное брожение, которое порождает любопытство, экспериментаторство и новаторство. Я повторяюсь, но должен подчеркнуть, что эти две силы уравновешивают друг друга.

— Ваша раса будет уничтожена. Меня нисколько не интересует древняя теория общества, — белесые голубые глаза Робинсона не выражали никаких эмоций. — Почему ты упорствуешь, пытаясь оспорить установленные мною факты? Это пустая трата времени.

Честер покачал головой.

— Я ничего не оспариваю, напротив, я создаю основу для того, что должно случиться. Тебе нужны определенные сведения, чтобы сформулировать ближайшие решения.

— Какие решения? — лоб Скора Робинсона по-настоящему зашевелился, пытаясь нахмуриться.

Честер не обратил внимания на вопрос.

— Как я понимаю процесс, из объяснения доктора Чэма, мы с вами продукт эволюции человека. Биологический вид получил свободу развития. Тогда приспособление происходило только на одной планете, с ее определенной атмосферой, гравитацией, светом, водой и тому подобным, теперь отбор идет в совершенно различных направлениях. Мы оба как биологические виды представляем из себя попытку обрести равновесие. Ты существуешь, чтобы устанавливать порядок, я — чтобы смягчать подспудный страх перед будущим. И то и другое — реакция на неопределенность в окружающей нас вселенной. Возможно, мы оба встретились в тот критический момент, когда биологический вид испытывает трудности, — Честер был весь погружен в свои мысли.

— Хватит, ты свободен, — Скор стал опускать свой шлем на голову.

— Не так быстро, директор, — Честер поднял руку, когда салазки начали двигаться. Шлем Скора приподнялся.

— Никто никогда не противоречил мне, — монотонный голос едва сдерживал гнев.

— Это помешало развитию твоих человеческих качеств, Директор, — Честер был доволен. — Но я задержался не поэтому. Я хочу, чтобы ты знал, что когда придет беда, я смогу дать тебе средство для установления порядка. Для этого тебе придется лишиться самодовольства — но я полагаю, что это совсем не так страшно, как полный развал экономической системы, которую ты так лелеял. Говоря языком вашего рыночного общества, директор, у тебя возникнет потребность, а я смогу удовлетворить ее.

— Твои слова — это бессмыслица, — голубые глаза не дрогнули.

— Как в это ни трудно поверить, но ты все-таки человек по своим эмоциональным реакциям, Скор, — Честер усмехнулся. — Тебя вот-вот загонят в угол. Интересно, какой выбор ты сделаешь? Это твоя точка выбора. Захочешь ли ты погибнуть из-за своего тщеславия или пойдешь на компромисс ради человечества? — Честер поджал губы. — Я сказал все, что считал нужным. Ты, может быть, спасешься в какой-то критический момент, если не отошлешь меня окончательно в университет.

Скор этого не сделал. Прошло три часа после начала кризиса, прежде чем взволнованные охранники поспешно доставили его обратно в комнату рассеянного голубого света. Казалось, Скор Робинсон даже не сменил позу, но на этот раз, его странные голубые глаза выражали страх.

— Ты будешь говорить! — потребовал Робинсон.

— О чем? — спросил Честер, в то же время он вслушивался в слова, которые появлялись из его будущего.

По лицу Скора было видно, что он испытывает потрясение.

— Происходит революция. Сириане взорвали бомбу в Планерной штаб-квартире. Они захватили корабли и вооружают их. Идет война…

Честер прервал его.

— Вы много говорите, директор, а у вас осталось не больше двадцати минут до того, как ваш патрульный флот уменьшится на три корабля. Полковник Ри готов на все, и, если понадобится, он уничтожит все корабли Патруля.

Ты должен сейчас решить. Пришла твоя точка выбора. Ты можешь договориться с народом, который вы называете романанами, или ты можешь договориться с революционерами на Сириусе. От того, что ты выберешь, зависит будущее, — Честер пожал плечами.

— Но ты же хочешь договориться о своей жизни, — попытался съязвить Скор.

— Моя жизнь ничего не стоит. Я видел свою смерть много раз, директор. Я видел, как она менялась со сменой судьбы и обстоятельств. Не имеет значения, буду ли я завтра отравлен, как планируешь ты, или — в зависимости от будущих точек выбора — умру от остановки сердца сорока годами позже. Бог есть. Душа есть. Смерть для всех нас — лишь вопрос времени. А результат все равно один и тот же, что сегодня — что через тысячу лет. Мы — орудия в руках Бога.

— Что будет, если я выберу ваших романанов? — Похожие на скелет члены зашевелились в невесомости, пока Скор ожидал слов Честера.

— Я говорил тебе, что пророк — это учитель. Благодаря мне ты многому научиться. — Честер почувствовал раздражение Скора, но игнорировал его. — С романанами Директорат обречен. Он разрушится за ближайшие шестьдесят лет.

Если ты выберешь сирианцев, то Директорат будет уничтожен полностью, не позже, чем через шесть месяцев. Урок, как видишь, состоит в том, что ничто не вечно. Ты должен выбрать. В одном случае, политика экономического контроля медленно сменится чем-то другим. В другом случае, изменения произойдут стремительно и бурно. И в том и в другом случае кто-то выиграет и кто-то проиграет. Страданий избежать нельзя.

Ты сам создал эту проблему, послав корабли и свою собственную «Пулю», чтобы уничтожить народ. Ты позволил другим быть сбитыми с толку Сириусом, пока ты сам сосредоточился на том, что считал большим злом. Теперь ты должен решить, как быть с творением собственных рук. Ибо поистине, твои человеческие качества — сколько бы ты их не отрицал — вызвали разлад и беспорядок. Интересно, неужели ты намного лучше, чем я или мой народ?

— А что будет со мной? — спросил Скор. — Что мне следует выбирать?

— Ни один пророк тебе не скажет об этом. Понимаешь, хоть ты и боишься этого, мы не будем пытаться влиять на будущее. Мы можем дать тебе варианты и возможности, но будем вмешиваться. Ни один человек не может играть со свободной волей, Бог хорошо охраняет ее. Ну вот, ты и научился.

— Ты отвратителен! — безжизненные глаза Скора стали вдруг пустыми. — Я всегда работал ради человечества.

— Возможно, — Честер пожал плечами. — Сейчас ты должен выбрать. Или можешь ничего не делать, что само по себе тоже выбор.

Глаза Скора, казалось, стали по-настоящему суровыми.

— Ладно, — согласился Честер, видя кровь, смерть и войну. Предстоят испытания, и ему в том числе.

Разряды бластеров — это сгустки энергии сильно заряженных частиц, которые создают слепящие полосы света в черноте космоса. Разряды бластеров рассеиваются с расстоянием. Частицы взаимодействуют друг с другом, отталкивают своих соседей, сталкиваются, постоянно меняя свою сложную физическую структуру.

«Братство» выстрелило слишком издалека. Его разряды прошли мимо в нескольких сотнях метров. Наводчики Ри тут же бросились к своим приборам. Прослеживая траекторию выстрелов и изучая красное смещение, они реагировали с большей точностью — если даже и не с лучшими результатами.

— Пускай подойдет поближе, — приказал Ри. Это была хорошая примета. Шейла выстрелила первой и промахнулась. Жаль, что расстояние такое большое. Тем не менее, это должно немного охладить ее честолюбие.

— Получилось, — тихо сказал Железный Глаз. Вся команда романанов стояла и молилась своим Богам: пауки благословили имя Хейсуса, а сантос шепотом поверяли свои надежды Пауку. Еще одна доска перекинута через пропасть.

88
{"b":"10196","o":1}