ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вроде игры в хавестера и медведя? — спросил Железный Глаз, смотря на изображение вероятной траектории там, где она закручивалась вокруг двух лун.

— Они не дадут особой защиты, но это лучше, чем ничего, — пожал плечами Ри. — План сражения заложен в компьютер. Мы сделали все, что возможно, на этом этапе. Если они не прикончат нас в этот заход, им придется разворачиваться на 180 градусов. А мы тем временем залижем раны и попробуем достать их снова.

— А я думала, что все закончится десятью минутами огня и взрывов! — возразила Лита.

Ри покачал головой.

— Это может продолжаться много дней. Подумайте, какая у них скорость. Они надеются сконцентрировать свой огонь, их скорость делает их менее уязвимыми. Кто на что ставит. Мы движемся намного медленнее, но зато легче маневрируем, так как нам нужно перемещать меньшую массу. Они быстрее, но если мы правильно выберем направление, то они не смогут так легко увернуться. Они будут пытаться перестроиться, но мы перестроимся раньше. Что бы они ни делали, мы окажемся около лун как раз вовремя и сможем переместиться в тень.

Этот план сработал. Ри сохранил им жизнь, нанеся солидный удар по «Братству» и вызвав крики восторга на орудийной палубе.

Через день два корабля Патруля наконец погасили скорость и возвращались. Все это время Ри не отходил от компьютера, придумывая сценарии, проигрывая их. Лита наблюдала за его горящими покрасневшими глазами, когда он поднял голову.

— Я понял их планы! — Он вскочил на ноги. — Мы не можем убегать. Мы должны защитить планету. Они попытаются отбросить нас в сторону и разнести из бластеров Звезду, пока там, внизу, не останется ни одной живой души, а затем уничтожить нас. Они перестали совершать обманные маневры. Лита, вы будете участвовать в короткой прекрасной космической битве. Они хотят приблизиться и разобраться с нами.

— Так что будем делать? — спросила она.

— У нас ШТ меньше, да и всего остального тоже, примерно в пропорции один к двум. Мы попробуем дать некоторым нашим ШТ прокрасться мимо их орудий и приблизиться к борту. Одновременно проверим, сможем ли мы продержаться достаточно долго, чтобы отвлечь их.

— Мы примем на себя удар, да? — Лита почувствовала, как замерло сердце.

— Элементарная геометрия говорит, что между двумя точками можно провести только одну прямую. Если мы сможем удержаться на этой прямой, нам придется сражаться не больше, чем с одним кораблем. Это наш шанс, но риск очень велик.

Первая пробоина в борту «Пули» была прожжена через три часа. Команда романанов по контролю за повреждениями хорошо проявила себя в своем первом космическом испытании. Лита наблюдала за щитами и ответным огнем. Она явно видела, что Ри большую часть огневой мощи тратил на «Братство». Вендетта? Ослепительная вспышка света вырвалась из корабля, которым командовала Ростовтиев. Он вдруг отвернул ближе к «Победе».

— Черт! — вскричал Ри, взмахнув кулаком над головой. — Засадил один ей в реактор! Она слишком приблизилась к «Победе». Смена курса, как раз пора! Мы теперь спрячемся за «Братством», и у нас появится шанс. «Победа» не сможет стрелять через нее!

Рита Сарса установила прицелы своей батареи, когда приказ Ри о смене курса разнесся по кораблю. Она понимала, что старик хочет сделать. Она получила разрешение от команды управления огнем и наблюдала, как ее батарея посылает тонкую нить слепящего фиолетового света в щиты «Братства».

Со своего места она могла видеть, как «Победа» вынырнула для быстрого выстрела. Ри опять скрылся из виду. С оглушительным треском палуба затряслась, и все отключилось. В темноте, подобно фейерверку, летали искры, зловещий свет мерцал в дыму.

— Что это, Рита? — вдруг крикнул Филип. — Что-то не то!

— В нас попали, любимый! — провозгласила Рита, послав несколько проклятий невидимому врагу. Рита почувствовала на себе действие гравитации, пока гравитационные панели пытались выровнять ее.

— Успокой бойцов, Филип, — Рита махнула в сторону сжавшихся в кучку романанов. Она перебегала от одного блока связи к другому, пока не нашла работающий.

— Полковник Ри! — вызвала она. Когда его лицо появилось, она откашлялась, выпустив дым из легких. — Мы получили весьма сильный удар в левый борт, сэр. Все батареи вышли из строя.

— Давление? — спросил он с окаменевшим лицом.

Она посмотрела на один из мониторов.

— Падает, сэр. Они, должно быть, перебили нам основные энергетические кабели. Единственное освещение здесь — это зарево пожаров.

— Спасите всех, кого сможете, лейтенант, — попытка Ри скрыть отчаяние была неубедительной.

Рита отдала честь и повернулась к преисподней, в которую превратилась ее орудийная палуба.

— Эй, вы! — крикнула она паре десантников, которые возились со сгоревшим генератором. — Уведите этих людей за люки. Отведите их в любое место, где можно поддерживать давление! — она повторила приказ на языке романанов и с помощью Филипа сдвинула людей с места.

Еще один взрыв сбил их с ног. Толчки продолжались, сотрясая палубу, подбрасывая оставшихся людей в воздух и разбрасывая их как зернышки на сковородке. Рита изо всех сил бросилась к Филипу и схватила его за ногу.

Раскаленная яркая вспышка прорезала темноту и резанула по глазам. Моргая, Рита опустила забрало своего шлема и притянула Филипа ближе. Она чувствовала, как он дрожит.

— Что это? — крикнул он.

— Я думаю, мы вот-вот умрем, — рассудительно сказала она. — Надень свой шлем! Слышишь это скрежетание. Это лопается металл. Сейчас произойдет разгерметизация!

— У меня нет шлема! — Еще раз фейерверком разлетелись искры от замкнувшейся электрической цепи. Она увидела в его глазах мрачную иронию.

— Какого черта! — завопила она. — Где твой шлем? Мы должны найти его. Времени почти не остается!

— Я отдал его сантос. У него не было своего, — Филип засмеялся почти истерически.

Рита почувствовала, как заложило уши. Она инстинктивно пыталась оттащить Филипа. Может быть, ей удастся засунуть его в одну из герметичных камер до того, как… Громкий хлопок был ей предупреждением. Скрежет. Свист, и с разрывающимися от боли ушами и раздувшимися легкими, она подключила свой шлем и пристегнулась карабином на поясе к элементу конструкции.

Ей потребовались все силы, чтобы удержать Филипа. Неожиданно для самой себя она завизжала от страха. Белый свет пронзил темноту. Солнце светило через пробоину. Она видела тела, оборудование, блестящую ледяную пыль и обломки, вываливающиеся наружу через брешь.

Она, всхлипывая, смотрела на выпученные глаза, которые когда-то принадлежали Филипу. Он задержал дыхание в последнюю минуту. Кровь, вытекающая из его носа и рта, превращалась в кристаллы. Она отказывалась верить, что душераздирающий вопль действительно вырывался из ее легких.

Лицо полковника Ри окаменело после того, что сообщила Сарса. Лита догадалась, что «Пуле» был нанесен серьезный урон. Она увидела, как его глаза метнулись к экранам, на которых «Победа» выплывала из-за «Братства». Когда «Пуля» накренилась, приготовив свои огневые батареи, Ри прошептал команду, и корабль нырнул вперед, устремившись к двум кораблям Патруля.

— Что вы делаете, Дэймен? — вскричала Лита, увидев решимость на лице Ри.

— Уничтожаю противника, доктор, — его губы странно скривились. — Я полагаю, что выигрываю время.

— Как? — спросила Лита, кровь застыла у нее в жилах. Неужели этот чертов дурак решил идти на таран?

— Мы вклинимся между ними прежде, чем они успеют разделиться. Когда мы окажемся в радиусе двухсот километров, мы взорвем антивещество. Мы возьмем их с собой.

— Дэймен! Это безумие! — закричала она. — Как же быть с планетой? Кто защитит ее без нас?

Его глаза лукаво прищурились.

— Все это передается. Мы выигрываем время, доктор. Кому-нибудь в Директорате неизбежно придет в голову вопрос: зачем нам жертвовать всем ради какой-то кучки людей? Скору Робинсону потребуется много времени, несколько месяцев, чтобы пригнать откуда-нибудь другой боевой корабль для уничтожения этого мира. За это время общественное мнение вполне может потребовать более подробного расследования. Если мы не лишим их этих кораблей — мы потеряем все.

90
{"b":"10196","o":1}