ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лита покачала головой. С пересохшим ртом она сказала:

— Дэймен, знаете, вы в душе романан. Вы действительно знаете, как себя вести. Я схожу посмотрю, как там мои люди. Им наверняка нужна помощь.

Ри вопросительно взглянул туда, где Железный Глаз беседовал со своими людьми.

— Я еще вернусь до того, как все кончится, — она пожала плечами, чувствуя странное самообладание теперь, когда смерть была так близка.

Он хладнокровно кивнул, когда Лита вышла.

— Я бы только хотел, чтобы они могли видеть наши глаза. Они бы увидели, что они уничтожили нас, но — клянусь Пауком — они так и не победили нас! — Ри пробормотал молитву душе мертвого воина Паука и наблюдал, как нарастает тяга двигателей и «Пуля» стремительно несется к двум своим мучителям.

Лита торопилась, она не задержится надолго. Может быть, минут десять? Ей надо будет поговорить со своей командой. Она должна сделать это лично. Так будет справедливо.

Значит, на этом все закончится? Она усмехнулась про себя. Дитя мира и образования, она будет превращена в пыль по тайному приказу Директора. Так что останется после нее? Планета? Народ? Идеал?

Корабль вздрогнул под ней. Всю свою жизнь она стремилась к какой-то иной свободе. Это желание привело ее к книгам о давно исчезнувших людях. Затем к своему предназначению — и теперь к преждевременной смерти. Когда же она переступила через этот порог? Она могла по крайней мере сказать, что она познала жизнь и этих людей по-настоящему, и не только по книгам!

Как в тот день в лагере Гессали, Лита Добра ощущала остро и неподдельно полноту жизни! Каждый нерв возбужден, все мышцы напряжены, походка гордая, а сердце полно любви.

Коридор заполнился дымом, пока она пробиралась через обломки. Она действительно повлияла на события. Может ли кто-нибудь из этих дураков про себя такое сказать? Она слегка фыркнула, подумав о Джефри… и Вельде. Ей на самом деле удалось…

Где-то был перебит энергетический кабель, щит поддался, и плазма заполнила коридор. Металл превратился в энергию взрыва. Так же неожиданно цепь опять включилась, и щит восстановился. Так же быстро атомы умчались обратно в черную бездну космоса, оставляя пустоту там, где была палуба и воздух. Осталось только переломанное, обугленное тело Литы Добра, повисшее на потрескивающих кабелях.

Не зная этого, Ри включил канал связи с другими командирами.

— Ри! Что, черт возьми, вы делаете? — потребовала ответа Шейла.

— Мы все погибнем. Если, конечно, вы не сдадитесь, — полковник Дэймен Ри наслаждался этим моментом. Он обрел свое предназначение и славу — путь солдата.

— Вы уничтожите свой корабль, чтобы погубить нас? — Майя бен Ахмад качала головой.

— Это спасет планету на какое-то время. Возможно, у более разумных людей будет время изменить приказ директора, — он пригубил кофе. — Видите ли, я не позволю вам уничтожить романанов. Я выиграю это сражение, а все ваши жизни не будут стоить ничего! — Он от души победно рассмеялся, увидев, как две женщины переглянулись с недоумением. — Вам не уйти до того, как я вас уничтожу. Вы слишком сблизились, — он глубоко вздохнул.

— О Боже, нет! — Шейла потеряла самообладание и выкрикивала оскорбления и проклятия в его адрес. Система связи не могла скрыть двух десантников, которые появились, чтобы утащить полковника Шейлу Ростовтиев с мостика.

— Мне конец! — прошептала Майя бен Ахмад. — Старушка сломалась.

— Пять минут, полковник, — сказал Ри, безмятежно глядя на Майю. — Вы что-нибудь хотите добавить к нашему посланию по трансдукции в адрес Директората? Мы посылаем его по каналу, открытому для всех. Нас принимают во всем населенном космосе, а возможно, и за его пределами.

— Старый болван! — Майя качала головой. — Нам бы пригодились такие, как вы, Дэймен.

— Не сдаетесь? Это шанс, Майя, — он вскинул голову.

Она закусила губу и покачала головой.

— Не могу, Дэймен. Если вы блефуете, то я окажусь полной дурой. Так же, как вы выбрали для себя то, что вы считаете правильным, так и я должна следовать своим убеждениям. Такой у меня заскок, понимаете, — она беспомощно улыбнулась.

— Мы с вами слишком хороши для этого чертового Робинсона, вы знаете это? — Ри отдал ей честь. Он открыл ящик, на котором был изображен череп с перекрещивающимися костями и нащупывая рычажок, который должен был отключить режим, разделяющий вещество и антивещество. Глаза Майи застыли, кровь отхлынула от лица.

Но тут вмешалась система связи.

Майя, очевидно, принимала сообщение. Она подняла глаза, в которых зажегся огонек, и отдала приказ по своему кораблю.

— Похоже, война окончена, Дэймен. Я думаю, вы выиграли. Я получила приказ прекратить это и оказать вам всяческое содействие. Ваши передачи, должно быть, задели их за живое. Кажется, Сириус взбунтовался. Я полагаю, что Скор Робинсон не в восторге от перспективы сокращения своего флота. — И она цинично засмеялась.

— Прекратить огонь! — приказал Ри. — Всем батареям немедленно прекратить огонь. Война окончена, на этот момент мы победили! — И он услышал крики радости, разнесшиеся по всему кораблю.

— Полковник! — вызвал офицер. — «Победа» и «Братство» прекратили огонь. Они убирают свои щиты.

— Скажите, — спросила Майя, ее глаза стали жестокими, — я действительно хочу знать, Дэймен: вы бы на самом деле взорвали «Пулю»?

Маленькие складки вокруг его рта натянулись.

— Да, Майя. Я бы взял с собой вас — и весь Директорат — если бы мог. В «Пуле» была и есть моя жизнь. Так скажите мне, что такое жизнь без цели? Это была бы славная победа!

Железный Глаз, бывший очевидцем всех этих волнующих событий, потянулся и встал, пытаясь все свести вместе. Его широкая улыбка выражала триумф, удовлетворение, исполнение желаний. Его глаза оглядывали мостик в поисках любимой женщины.

Дэймен Ри счастливо улыбнулся, посмотрев на изображение, нарисованное на панели у него над головой. Да, сэр, жизнь была чертовски прекрасной! Слава Пауку!

23

— Ну а теперь что я натворил, пророк? — Скор Робинсон находился в своей комнате управления.

Честер с доброжелательным выражением лица сидел в гравитационном кресле.

— Я наблюдаю, как разворачивается будущее, директор. Плотина прорвалась, и будущее нахлынуло. Так много…

— И ваши варвары уже грабят станции и планеты, пока мы еще разговариваем? — монотонный голос научился выражать горечь.

— Нет, директор, не так, как тебе могло показаться.

Молчание.

— А то, что меня заботит? Ты — который утверждает, что видит будущее, — скажи мне о том, чего я боюсь больше всего.

Честер повел плечом.

— Этого не должно быть. Романаны не грабят и не убивают — они не крадут женщин, не топят с помощью бластеров в крови Директорат. — Честер улыбнулся и глубоко вздохнул. — Видишь ли, Скор. Мы не можем прорваться вперед, не претерпев никаких изменений и не испытав никаких воздействий. Мы спасли себя, и тем самым обрекли.

Честер подождал, пока легкие складки на лбу Робинсона разгладятся.

— Обрекли? Чем, варвар?

— Я предлагаю тебе еще один урок, директор. Ты…

— Мне надоели твои уроки! Не говори мне больше о…

— Пророк — это учитель, — напомнил Честер. — Это призвание Паука. Учиться — задача души. Нами движет…

— Я могу приказать выставить тебя из…

— Ты этого не сделаешь.

— Почему?

— Потому что ты познал любопытство. Твоя жизнь приобрела новое измерение. Ты подвергся риску — небольшому, это верно, — но тем не менее риску. С риском приходит страх — и ты еще многое узнаешь об этом чувстве.

— Значит… чему ты хочешь научить меня, пророк? — Скор заморгал, что должно было выражать тревогу.

— Эта свобода в конечном счете обрекает нас, ибо мы вольны учиться у вселенной. Это цена, которую мы платим, — хотя никто, кроме пророков, об этом не знает. Если бы ты уничтожил Мир, мы бы умерли. Но мы стали свободными, чтобы жить — учиться и распространяться по звездам. За эту свободу мои люди готовы пожертвовать всем, что они сейчас ценят. Мы нужны вам из-за нашей силы — но, пользуясь ей, мы медленно, но неизменно будем ослаблять эту уникальность, которая дает нам могущество. Перед Миром откроются новые пути. Новые люди смешают свою кровь и идеалы с нашими. Мы обречены узнать новые пути и принять многие из них. Молодые женщины среди романанов уже жаждут воинских…

91
{"b":"10196","o":1}