ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он увидел лица Дженни и Литы. Его душа, зияющая пустотой, вскрикнула от страха и одиночества. Он увернулся от очередного взмаха ножа и бросился в ноги Большого Человека. Тот упал, и лезвие вонзилось в бедерную мышцу и вырвалось из его пальцев. Сантос взвыл и лягнулся.

Железный Глаз вскочил. Он пытался вырвать нож из тела сантос, потянув за ремень, которым нож был привязан к запястью. Но, вынужденный увернуться от броска Большого Человека, он почувствовал, как ремень лопнул, и он лишился лезвия.

Большой Человек смеялся. Может быть, смерть не так уж плоха, подумал Джон. Для чего ему теперь жить? Снаружи капля дождя шлепнулась на влажную почву. Железный Глаз надеялся избежать еще одного удара.

Вдалеке засвистел ШТ, приближаясь к одному из кораблей Патруля. Железный Глаз тяжело дышал, устало кружа. Большой Человек низко пригнулся, готовясь к очередному выпаду. Железный Глаз попытался нырнуть в сторону, но, поскользнувшись на ветке дерева, споткнулся. Услыхав крики в толпе, он в отчаянии схватился за толстое запястье Большого Человека и, падая, вывернул его.

Длинный нож воткнулся в ветку рядом с его ухом, движимый огромной тушей сантос.

— За Дженни! — завопил Железный Глаз, нанося удар коленом в бок противника. Послышался судорожный вздох, пока он другой рукой нашел глаза сантос и надавил на них, чувствуя, как мягкая плоть поддается под его пальцами.

С воем воин скатился с него, оставив нож в дереве. Железный Глаз нанес ногой удар сбоку ему в голову и был удовлетворен, услышав лающий звук, который издал Большой Человек. Ослепленный и ошалевший от боли, огромный воин бросился под следующий удар Джона и обхватил его.

Железный Глаз почувствовал, как эти толстые руки кольцом обвили его тело, когда сантос начал сжимать его. Воздух из его легких начал выходить наружу через рот, издавая захлебывающиеся, шипящие звуки.

В отчаянье Железный Глаз опять вонзил палец ему в глаз и надавил. Стискивающие его руки разжались, и Железный Глаз, задыхаясь, покатился по земле. Сквозь серый туман он увидел нож и рванулся к нему, но тяжелая ладонь захватила его лодыжку и подтянула к себе.

Где-то там были звезды. Лита так много отдала за эти звезды. Патрулю теперь был нужен народ, все они, для воинских подвигов на Сириусе. Столько мертвых. Призрак Литы манил к себе.

Снаружи на травяной равнине он увидел медведя. Он ждал его. Он должен был увидеть звезды. Только это было правильным. Лита хотела этого от него.

Он перекатился, пытаясь не потерять головы, когда Большой Человек — ослепленный — бросился на острие ножа, которое Джон выставил вверх, зажав в кулаке. Горячая кровь Большого Человека хлынула ему на запястье и предплечье, когда он, орудуя лезвием, пробивался сквозь внутренности, печень, диафрагму, до легких и сердца. Гигант задыхался, окатывая лицо Джона Смита кровавой пеной изо рта. По телу сантос прошла судорога, и тогда Железный Глаз отпихнул от себя тушу.

Он тяжело дышал, Рита Сарса поднесла кувшин с водой к его губам.

— Ну и схватка, Железный Глаз. Я пару раз думала, что он покончил с тобой.

Железный Глаз с трудом гнал воздух в свои легкие.

— Просто потребовалось некоторое время, чтобы снова научиться жить. Надо было освободить призрак Дженни. Я не мог подвести Литу. Медведь должен был увидеть, что я достоин, — он усмехнулся, оглянувшись через плечо. Животного и след простыл, оно исчезло, как будто его никогда и не было.

Люди из различных кланов подходили пожать ему руку и похлопать по плечу, пока Железный Глаз снимал свой трофей. Он распрямился, чувствуя боль в каждой мышце. Некоторые воины сели на лошадей, направляясь под дождем по своим лагерям. Другие набились в воздухопланы и на бреющем полете над травой отправились к деревням. Он увидел нескольких десантников с нанесенными по трафарету пауками или крестами на форме, оживленно обсуждавших схватку с теми, кто прибыл на других кораблях.

Рита вскинула голову. Она сидела на большом валуне. Она скрестила руки, и ветер раздувал локоны рыжих волос по плечам и груди.

— Мы столько здесь оставили и потеряли, Железный Глаз. — Она уставилась в темноту. — Это было время надежды — время вызова. Какими мы были дураками, когда думали, что сможем все преодолеть.

— Жизнь создана для дураков, — сказал он, оперевшись о скалу рядом с ней. Онемевшими пальцами он прикрепил кровавый трофей к поясу, не сводя глаз с трупа. Родственники Большого Человека не пришли за телом — своим предательством он покрыл их позором. Кровь застывала на его лице плотной маской.

— Черт возьми, док! — вдруг вскричала она. — Почему она? Это был их последний выстрел! Боже, сначала Филип… затем она, — она покачала головой, слезы струились по ее щекам. — Почему он не захотел хотя бы увидеть свое будущее?

— Он видел одну смерть, — ответил Железный Глаз, обняв ее рукой за плечи. — Ты бы хотела знать время своей смерти?

— Нет. Думаю, что нет, — она покачала головой. Через несколько минут она подняла глаза и вытерла слезы. — Я просто устала терять людей, которых любила. Где же божественная справедливость? Неужели есть грех в том, чтобы любить кого-то? — Она закрыла глаза и глубоко вздохнула.

Его смех был страстным и мстительным.

— Наверное, есть. Паук отнял у меня Дженни. Он отнял ее раньше, чем ее убил этот ублюдок, — он пнул сантос носком ноги. — Он отнял у меня Литу после того, как я снова обрел любовь и жизнь и смысл жизни, — его голос был тихим. — Чему я должен был научиться?

— Может быть, тому, что звезды не достаются дешево? — она посмотрела на него оценивающим взглядом. — Что теперь, Джон Смит Железный Глаз? Ты отправишься туда с нами? Предстоят жаркие бои с сирианами.

— Я хочу увидеть звезды, — он кивнул. — Мне нужно выполнить пару обещаний. Я научусь читать. Мне нужно увидеть путь, который я помог проложить для своего народа. Филип тоже бы хотел этого — как и Лита. — Он почувствовал нарастающую боль под сердцем — черную, пустую, бесконечную.

— Я всегда была плохим учителем, — тихо сказала она.

— Я никогда не был студентом, — пожал плечами он.

Рита перебирала свои трофеи.

— Без Филипа жизнь уже никогда не будет прежней. Я никогда не знала такого мужчины, как он.

— Я всегда был одинок. Всегда была боль, — его голос растворился в воспоминаниях. — Ты кажешься сильной, Рыжий, Великий Трофеями. Я не понимаю, почему ты не можешь научиться с этим жить.

— Но почему? — спросила она, смотря на него холодными зелеными глазами.

— Путь Паука, — пожал плечами он. — Ты что, претендуешь на то, чтобы знать, как действует Бог?

— Нет, но всегда, когда я встречаю ублюдка, я хочу пнуть его под зад! — прорычала она. — Думаешь, богохульство беспокоит Паука?

Железный Глаз засмеялся.

— Кто знает? Меня всегда удивляли сантос, которые валяются в грязи перед своим Хейсусом. Зачем Богу нужно, чтобы я ходил перед ним приниженным рабом? Я бы хотел, чтобы он видел меня гордым и сильным духом. Я бы хотел, чтобы он видел во мне мужчину. Если бы ты поистине бросила вызов Богу — разгневавшись на то, что ты считаешь несправедливым, — с огнем в глазах, и потребовала бы объяснений, это не было бы богохульством. С точки зрения Бога — ты воздашь Ему честь!

Еще один ШТ оставил за собой полосу света, устремившись в небо.

Рита проследила за ним глазами.

— Я никогда не видела Сириус.

— Я тоже, — сказал он, наблюдая, как на ее лице растет улыбка. Он подошел к черной кобыле, затем ухватил поводья мерина Филипа. Он подсадил ее в седло, и сам вспрыгнул на спину черной. Предстоял долгий путь назад к новому космодрому романанов и еще более долгий — к Сириусу.

93
{"b":"10196","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Русский язык на пальцах
Комбат Империи зла
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Жрица Итфат
Дворец Грез
Список ненависти
Тайна красного шатра
Призрак мыльной оперы
Нора Вебстер