ЛитМир - Электронная Библиотека

— Абсолютно верно, — пискнул Клякса. — Люди ненормальны. Опасны.

— Мы отклонились от темы, — проговорил Мэрфи, наклонившись к полу.

Клякса сплющился.

Шейла внимательно посмотрела на Ахимса.

— Нет, мы не ненормальные. Первый Советник, если бы мы были ненормальными, разве мы стали бы подвергать риску собственную жизнь ради спасения вас и вашего народа? Если бы мы были ненормальными, мы бы уже сейчас убили бы Толстяка в отместку за то, что он собирался сделать с нами — и с вами. Вместо этого мы собираемся передать его в руки Оверонов, или вашего правительства, или кому-то другому, кто возьмет его под свою ответственность, Если никто этого не сделает, мы будем продолжать заботиться о нем. Мы не причиним ему вреда.

Раштак начал щелкать, но она не обратила на него внимания, ее голос набрал силу:

— А в настоящий момент мы заняты восстановлением той разрухи, которую организовал Толстяк. — Она подключилась к сети. — Сэм? Как идут восстановительные работы?

Голос Даниэлса эхом прокатился по комнате.

— Думаю, все отлично, Шейла. Пара мэйсоновских заплат прохудилась, но мы успели закрыть двери, так что больших атмосферных потерь нет. Группа рабов Аратака подключилась к восстановлению герметичности корпуса. Они отлично справляются со своей работой, у них превосходная техника.

— Лучше всего было бы, если бы вы оставили нас в покое и отправились восвояси. Мы не хотим иметь дело с гомосапиенсами. Возвращайтесь туда, откуда прибыли. — Раштак задрал вверх свои клешни и выразительно прищелкнул ими, продолжая смотреть на Виктора.

— Это не выход, — пробурчал Виктор.

— Совершенно верно, — согласилась Шейла, скрестив руки на груди. — Первый Советник, мы остаемся здесь.

Раштак покачался из стороны в сторону на своих многосуставчатых ногах, его чудовищные челюсти застучали подобно кастаньетам.

— Ваша планета была запрещена. Вы не имеете права выходить за пределы вашей Солнечной системы. Я не хочу, чтобы вы научили юных Пашти поедать внутренние органы других Пашти, убитых ими. Я не хочу, чтобы вы научили юных Пашти красть самок, принадлежащих другим Пашти, и спариваться с ними, не слушаясь голоса хозяина. Я видел подобные вещи! Возвращайтесь на свою планету и стреляйте друг в друга вашими деревяшками. Космос счастлив и спокоен без вас. Даже Чиилла хочет, чтобы вы убрались восвояси, послушайте его!

— Подождите! Остановитесь! — Шейла встала и наклонилась вперед, чтобы взглянуть прямо в глаза Раштака, который продолжал избегать ее взгляда и упорно направлял свои основные глаза на Виктора. Шейла обошла его сбоку и встала прямо перед его глазами. — Посмотрите на меня, Раштак.

Пашти развернулся, стараясь не встречаться с гневными глазами Шейлы.

— Я не разговариваю с самками.

— Разговариваете. И с этой минуты, черт побери, будете разговаривать всегда.

— Неудивительно, что гомосапиенсы ненормальные.

— Давайте вернемся к вопросу о поедании внутренних органов и краже самок. Откуда у вас эта информация?

— Она содержится в файлах. Цивилизации знакома ваша планета многие тысячелетия. Мы наблюдали долгое время за переменами. Гомосапиенсы очень долго были больны. Ахимса совершенно прав — вы опасны.Возвращайтесь к себе, пока есть такая возможность. Чиилла…

— Мы невернемся! — Она погрозила ему пальцем, сделав еще шаг вперед. Теперь он мог до нее дотянуться. Мэрфи не сводил с нее глаз, взяв ружье на изготовку. Он пристально смотрел на Раштака, глаза его сощурились. — Более того, Раштак, ваша так называемая цивилизация запихнула нас в бутылку. У нас есть старая сказка с похожим сюжетом. Так что джинн выпущен из бутылки, и мы не собираемся пресмыкаться перед вами или кем-то еще.

— На это имелись свои причины. — Раштак завибрировал и защелкал, не сводя глаз с Виктора.

Шейла подошла еще ближе, и Пашти попятился к концу звукопроводящей плиты.

— Да, возможно, причины были. Первый Советник. Но мы уже здесь. И если нас силком водворят обратно, мы разрушим ваше цивилизованное общество! Клянусь, мы сделаем это!

Раштак загрохотал сам с собой, нервно прищелкивая. Клякса потемнел и почему-то сплющился, его писк еле слышался.

Пашти сделал неопределенный импульсивный жест, который Шейла сочла признаком волнения.

— Вы будете убивать? Разрушать?

Шейла медленно кивнула:

— Если от этого будет зависеть наше выживание, конечно, будем. Но это крайняя мера, мы поступим так, только если нам не останется другого выбора. О смерти думать очень страшно. Мы думаем, что есть другой путь. Решайте, Раштак, вы во многом обогнали нас. У нас нет никаких иллюзий в отношении вашего удивительного превосходства в области технологии. — Она обвела рукой окружающее их корабельное пространство. — Кроме уничтожения нас и нашей планеты, вы, без сомнения, способны на многое. Войдите в наше положение, Первый Советник, какого дьявола вы так боитесь нас?

А все-таки почему бы вам не вернуться на свою планету и не оставить нас в покое? Нам ни к чему закупоривать вас. Вы не виноваты в том, что Толстяк сошел с ума. Вы на самом деле продемонстрировали мужество, достойное восхищения. Ваш мир будет в безопасности — мы не собираемся мстить. — Раштак поднял свои клешни.

— А Ахимса? Теперь всем известно, что Толстяк сошел с ума. Человечество знает о существовании звездной цивилизации. Если мы вернемся, ловушка захлопнется. Нет, Ахимса будут мстить, они попытаются уничтожить нас — так же, как они пытались уничтожить Пашти — хитростью и уловками, так же, как они действовали в истории с Тахааком.

Шейла невесело усмехнулась и продолжила:

— Вы надеетесь, что джинна будет легко запихнуть обратно в бутылку, закупорить ее и сделать вид, что ничего не произошло?

— Я не понимаю этого звука… этого… — не справился переводчик.

— Джинн — это мифическое существо, обладающее огромной силой. Оно способно на добрые и злые поступки, все зависит от воли того, кто отдает приказания. Люди находятся сейчас именно в таком положении. Мы можем войти в космос как партнеры Пашти. Если вы нам позволите, мы многое можем привнести в вашу цивилизацию. В то же время и у вас есть чему поучиться. Хотя бы вашему взгляду на нас — со стороны мы можем по-другому увидеть наше собственное поведение. Мы нуждаемсяв Пашти и просим вас о помощи. Мы хотим быть не тюремщиками, а партнерами, мы хотим развивать наши способности. Может быть, мы немного ненормальные, но ведь это не вина наша, а беда. Кроме того, новшества часто рождаются из безумных идей, особенно если эти идеи сочетаются с опытом, которым обладаете вы. Но просто-напросто отправиться в обратный путь и пропасть в расставленных вами сетях — в гравитационных заслонах? — Она устало вздохнула. — Именно это вы предлагаете, Первый Советник. Я и мой отряд Призраков уже почувствовали вкус к звездам. Почему мы должны оставаться ползать во мраке, если мы можем обладать всем этим?

— Выживание! — вскричал Раштак, обращаясь к Виктору. — Вы не имеете представления о могуществе цивилизации, с которой вы столкнулись! Вы ничего не знаете о том, что вас окружает. Ваш мир в полной безопасности. Никому не хочется вторгаться в него! Он никого не интересует!

— Я стою на своем, — взорвалась Шейла, раздраженная тем, что Пашти продолжал обращать все внимание на Виктора. — Выживание, вы сказали! Вы чертовски правы, нам хочется выжить! Наша планета только развивается. С помощью вашей технологии мы можем найти пути накормить и обучить всех людей, положить конец войнам и болезням. Посмотрите, какими ресурсами вы обладаете. До тех пор, пока мы будем заперты в нашей системе, мы не успокоимся. Мы не собираемся оставаться заложниками ваших гравитационных маяков.

Раштак крикнул недоверчиво:

— Вы что — можете выжить только среди звезд? — он с мольбой протянул к Виктору клешни.

Шейла минуту помолчала, потом выпрямилась и бесстрашно взглянула в странные глаза пришельца.

— Совершенно верно, черт побери!

104
{"b":"10197","o":1}