ЛитМир - Электронная Библиотека

Она рассмеялась.

— Я вовсе не чувствую себя героем. Ты даже не можешь представить, насколько мы были близки к страшному несчастью. И не раз. Почти все время мне приходилось сражаться в одиночку, как киногерою-полицейскому, расследующему дело о коррупции. Не обошлось без промахов. Однажды Клякса почти поймал меня: я плохо отредактировала механизм поверженного робота Пашти.

— Ха-ха, а я-то слышал, что ты спасла старушку Землю от превращения в новое восходящее солнышко.

— Нам предстоит работать вместе. Майор Данбер хочет, чтобы я разобралась в компьютерной системе Пашти. Когда будет удобно начать?

— Пока не знаю. Сейчас я занят обшивкой корпуса станции. — Он осмотрел коридор. — Тут все уже постепенно приходит в надлежащий вид, но думаю, еще пару дней мы поработаем. Здесь есть мониторы, но я еще не до конца превратился в Пашти и не знаю, как с ними обращаться.

— Мы пытаемся подключить к компьютерам Пашти программу перевода, но ждем согласия Раштака. А что там Толстяк?

— Ничего, он все такой же — сдувшийся футбольный мячик.

— А как тебе Пашти?

Сэм подбоченился и посмотрел на инженеров Пашти, которые под наблюдением Мэйсона прилаживали последнюю стенную секцию.

— Хорошие ребята, кажется. Видела бы ты, как они обрадовались, когда поняли, чем мы собираемся заниматься. Не знаю, как бы они повели себя, если бы здесь были их советники, но сейчас большинство простых Пашти очень довольны своим положением. Мы даем команды, и они скачут на помощь. На Мэйсона произвело огромное впечатление то, что они поднимают наших ребят, как соломенные тюфяки, когда ребята заделывают бреши. К тому же до них дошло, что люди могут делать то, что у них не получается. Например, попробуй-ка удержи плиту щупальцами или пролезь в маленькую дыру.

— Значит, ты думаешь, есть надежда на будущее сотрудничество?

— Откуда мне знать, черт побери? Я солдат, а не антрополог, но я не заметил за это время и намека на какие-то недоразумения.

— Сэм, пусть кто-нибудь сделает запись того, как твои парни помогают в ремонтных работах. Хочу, чтобы Раштак это увидел. Вообще все, что демонстрирует сотрудничество, будет очень ценно.

— Хорошо. Как Шейла?

— Спит. Минут через десять я последую ее примеру.

— Ну так когда же мы сговоримся насчет моих пятидесяти миллионов? Как насчет моей работы агентом КГБ?

— Ты еще не забыл?

— Ага, я никогдане забываю предложений красивых женщин.

— Кажется, я говорила, что ты стоишь десять баксов в месяц.

— Торговля еще впереди.

— Ладно. — Светлана помолчала. — Знаешь, по-моему, у нас появились кое-какие шансы вернуться. Мы получили будущее.

— Да, — спокойно сказал Сэм. — Пока Овероны не узнают, что произошло.

* * *

Шейла заказала автомату чашку кофе и парочку Бакгилов, чтобы Раштаку было что пожевать. Его чудовищные челюсти страшно хрустнули, когда он смертельной хваткой сжал извивающееся тело твари, которой питались Пашти, и тут же начал переваривать.

Она с достоинством перенесла это зрелище, а потом так же спокойно смотрела, как кушает Клякса: его желудок выдвинулся из круглого бока и поглотил питательную капсулу.

Я знаю, что вы просмотрели записи, сделанные Толстяком, Первый Советник. — Шейла прошлась и села напротив Раштака, непринужденно улыбаясь. — Я рада. Вы нам нужны, и мы протягиваем вам руку дружбы.

Какое-то мгновение Раштак колебался, ему стоило громадных усилий заставить себя посмотреть в ее сторону.

— Записи, доказывающие безумие Толстяка, очень заинтересовали нас. Они сыграли решающую роль. Нас также очень впечатляло ваше поведение во время атаки. Мы пришли к выводу, что вы действовали ответственно, вы заботились о безопасности всех вовлеченных в конфликт сторон, даже о безопасности Толстяка, который сделал попытку уничтожить вашу планету. Но самое главное, мы увидели, чем занимается на Тахааке ваш Сэм Даниэлс. Он ведь из южан, не так ли?

— Простите?

— Гомосапиенс из экваториальной зоны вашей планеты. Я обратил внимание на цвет его кожи — он свидетельствует о более сильном влиянии вашей звезды. Он один из захватчиков-южан.

Шейла взглянула на Виктора, который недоуменно пожал печами.

— Допустим. Но что касается захватчика…

— Он очень заботится о том, чтобы все разрушенное было восстановлено. Он помогает, он работает вместе с Пашти. Мы знаем кое-что о поведении гомосапиенсов, но он кажется нам похожим на Пашти — и он не поедал мяса сородичей и пока не украл ни одной самки. Такое поведение показывает, что наши представления о гомосапиенсах, возможно, были ошибочными.

— Мясо? — Виктор вздрогнул и бросил короткий взгляд на Шейлу. — Может быть, нам стоит поговорить об этом с Сэмом до того, как эту тему затронут Пашти.

— Хорошая мысль, — хихикнула Шейла. — Первый Советник, от лица всего человечества позвольте выразить вам благодарность за то, что вы даете нам шанс работать вместе с вами. Ваше предложение об испытательном сроке, за время которого мы сможем проверить возможности совместной деятельности, кажется нам отличной идеей. Мы приветствуем вашу доброжелательность и ваши предложения. Конечно, вы правы, давайте посмотрим, что получится, перед тем как делать какие-либо заключения.

— Аратак предложил поработать с майором Томпсон над программой перевода. Он говорит, что это будет прекрасной возможностью для него посмотреть, на самом ли деле самки гомосапиенсов разумны или они всего лишь хорошо натренированы.

Улыбка Шейлы застыла.

— Скажите Советнику, что мы приветствуем его предложение. Я уверена в том, что Рива не просто хорошо натренирована. — Шейла сцепила пальцы. Раштак с интересом следил за ее руками.

— Аратак заявляет, что он оценит ее по заслугам, если она окажется разумным существом. У всех ваших самок будут такие проблемы. Извините, но так уж мы устроены.

Шейла щелкнула языком по нёбу и сухо сказала:

— Допускаю, что вас не удивит, если вы услышите, что нас создала та же самая природа?

— Вас?

— Не берите в голову, просто с этой проблемой некоторые из нас уже покончили. Гораздо более серьезная проблема стоит сейчас перед нами. Например, Овероны, с которыми явно необходимо связаться. Кажется, вы сомневаетесь в том, что они окажутся такими же здравомыслящими, как Пашти.

Раштак покачался на ногах и смущенно защелкал:

— В том случае, если мирное сосуществование гомосапиенсов и Пашти будет продолжаться, мы присоединим свой голос к вашему. Но, честно говоря, я не знаю, что и думать об их намерениях. Они могут посчитать меня таким же безумным, как вас. Это в том случае, если они с самого начала не были заодно с Толстяком.

Виктор наклонился вперед, компьютер передал голограммы двух разной конструкции кораблей.

— Это прыжковые корабли Пашти. Наши пилоты научились летать на них, мы делаем это почти профессионально: пилоты Пашти обучили нас. Мы даже слетали к вашей родной планете, чтобы посмотреть, что происходит там в перигелии. Но с этим кораблем мы никак не можем справиться — вот он. — Появилась голограмма шарообразного механизма. — Сэм спрашивал, что там внутри, и Пашти сказали, что, вероятнее всего, жидкий водород. Что это — топливный бак? Или какой-то склад? Мы не обнаружили этой штуковины в реестрах Пашти.

Раштак перестал жевать, его глаза метнулись к тусклому круглому сооружению.

— Фиолетовые проклятия циклам! Как они действуют на память! Это космический корабль Шисти! Он принадлежит Чиилле!

Шисти, — Шейла чуть не сломала язык, выговаривая это слово. — Да, мы что-то слышали о них. Когда вернется этот Чиилла? Нам бы хотелось поговорить с ним!

Оцепеневший Раштак впервые посмотрел прямо в глаза Шейле.

— Сейчас он на Тахааке. Он ваш пленник. Он тоже заложник, если, гм, можно считать Шиста заложником. — Явно встревоженный, Раштак топнул по полу, вибраторы загрохотали.

106
{"b":"10197","o":1}