ЛитМир - Электронная Библиотека

Шейла выпрямилась.

— Ахимса уничтожат нашу планету?

— /Положительно/ люди/ шумные/ Уничтожение/ людей/ сделает цивилизацию/ тихой/ Так может/ думать Шисти/ Ахимса/ Толстяк/ принес/ разрушение/

— А что, если люди не хотят быть уничтоженными? — сердце Шейлы забилось.

— В существовании/ людей/ есть/ смысл/ вопрос/ Люди/ существуют/ вопрос/ Почему/ людям/ нужно/ существовать/ вопрос/

— Всемогущий господь! — прошептал Сэм, взглянув в глаза Светланы. Его губы беззвучно зашевелились, во рту пересохло.

— А в существовании Шисти есть смысл? — спросила Шейла.

— /Шисти/… — линия опять перегрузилась и потухла.

— Видимо, есть смысл их существования, этого смысла так много и так много доводов в пользу их существования, что система отрубилась даже быстрее, чем при упоминании имени бога, — прошептала Светлана.

— И Ахимса планируют погубить нашу планету? — Сэм стукнул кулаком по ладони. — А я-то думал, что мы уже победили!

Шейла покачала головой, пораженная мощью интеллекта Чииллы. Линия снова ожила.

— Чиилла, ты погубишь людей?

— /Да/ Подобное/ действие/ сейчас/ представляется/ целесообразным/ Есть/ какие-то/ разумные/ возражения/ вопрос/

Голос Сэма был ласков:

— Где же Сократ, он так нужен нам сейчас?

Шейла печально прошептав в ответ:

— Он мертв — и мы умрем.

ГЛАВА 30

Моше с чашкой кофе в руке сел рядом с Ривой. То, что он старался избегать ее, терзало его душу. Что сказать ей? Как рассказать, что он попался в сети, расставленные им же самим? Она смирилась с таким положением вещей, давая ему время для раздумий, за что он был ей бесконечно благодарен.

Вошла Шейла с блокнотом под мышкой, с обручем на голове. Она села за маленький столик, быстрым взглядом обежала присутствующих, удостоверившись, что все на местах, и проверила, действует ли система перевода, объединяющая их с Кляксой и Раштаком.

— Отлично, — начала Шейла, — как все вы заметили, занять территорию в космосе не так уж трудно. Удерживать ее — сплошное удовольствие. Перед нами стоят следующие проблемы: как избежать уничтожения нашего рода, как вывести Ахимса и Шисти, как стабилизировать ситуацию, чтобы все могли мирно сосуществовать в космосе.

Дальнейшие разговоры с Шистом не имеют никакого смысла на данный момент. Мы сообщили ему, что, как только мы сформулируем весомый довод в пользу продолжения нашего существования, мы дадим ему знать. Я созвала это чрезвычайное совещание, полагая, что моему разуму решение этих проблем не под силу. Давайте думать вместе. Сразу после нашего совещания я выйду на связь с Ахимса Оверонами, чтобы поторговаться за выживание Земли.

Для начала я хотела бы спросить Первого Советника Раштака, может ли Чиилла уничтожить человечество? Если это так, то какие средства для исполнения этой задачи он имеет в своем распоряжении?

Раштак заговорил — словно застучали сразу двадцать кастаньет.

— Начнем с того, что из всех разумных живых существ Шисти — самые непонятные, с ними трудно иметь дело, их трудно описать. Мы их не понимаем, мы только один раз имели с ними дело, очень давно, девяносто восемь циклов назад, когда Ахимса вывезли нас с нашей планеты. Чиилла, разумеется, может уничтожить ваш род и сделает это. Сможет, к примеру, совершить путешествие в вашу систему, попросту взорвать ваше Солнце.

Светлана Детова спросила:

— Разве это возможно? Наше Солнце маленькое. У него нет массы, наши ученые считают, что, если Солнце сгорит, только половина плавкого углерода истратится.

Раштак махнул щупальцем-манипулятором.

— Конечно, никто не знает, каким образом Шисти изменяют физику малых солнц. Но Шисти делают массу непонятных вещей. Они меняют материальный мир. С вашей точки зрения, причины, по которым они индуцируют материю, туманны. Но Шисти растут за счет прибавления экзотических элементов. Шисти не умирают. Они разрушаются и даже временами почти испаряются. Возможно, если Шист приблизится вплотную к какой-нибудь звезде, которую вы называете нейтронной, он может превратиться в плазму. Но с другой стороны, древние книги Ахимса свидетельствуют, что на звездах такого именно типа существовали учебные станции Шисти. Исходя из нашего понимания, что такое структура атома, силы притяжения разорвутся, и то, что вы называете электронами, оторвется от ядра. И тогда гравитация сбросит атомную массу на поверхность.

— Значит, мы должны рассматривать Шисти как вечную несокрушимую структуру, — сделала вывод Шейла, ломая голову над этой непостижимой загадкой природы.

Моше заерзал на месте.

— А разве для того, чтобы взорвать Солнце, не требуется особого оборудования? Может, мы могли бы уничтожить или блокировать это оборудование?

Раштак затрепетал.

— По имеющимся у нас сведениям, Шисти достаточно просто подумать,чтобы звезда взорвалась! Известно, что так же они поступают с гравитацией, радиоактивностью, атмосферой и другими хлопотными вещами. Они думают — и что-то происходит. Они не нуждаются ни в каких приспособлениях, хотя когда-то Ахимса снабдили их космическими кораблями. Но они могут изменять космос силой мысли.

— Чиилла хочет, чтобы мы сделали для него магнитофон перед тем, как он уничтожит нас, — глядя невидящими глазами в пустоту, Светлана постукивала карандашом по столу.

Раштак защелкал. Клякса запищал: они в таком быстром темпе обсуждали эту новость, что Моше не успевал следить за переводом. Наконец Раштак громыхнул:

— Не делайте магнитофон!

— Но сколько времени мы можем оттягивать это? — спросил Виктор.

Раштак стукнул задней частью тела по полу.

— Предположительно десять тысяч лет. Если Шисти заняты, они теряют чувство времени. Или вы можете придумать для него какую-нибудь интеллектуальную задачку. Какую-нибудь многовариантную, с разными решениями. Если она его по-настоящему заинтригует, Шист может просто удалиться куда-то в тихое место обдумывать ее. А когда он вернется с готовым ответом, заготовьте для него очередную загадку на следующие десять тысяч лет.

— Ты что, дурачишься? — взорвалась Шейла. — Такой взгляд на жизнь кажется мне легкомысленным. Если эти Шисти обладают такой невероятной интеллектуальной мощью…

— Они так долго жили, что у них страшные провалы в памяти, — напомнил Клякса. — Некоторые думают, что Шисти родились в момент рождения вселенной. Один Ахимса заявил, что вселенную создали Шисти. Он доказал, что Шисти существовали еще до того, как мир принял форму современной вселенной.

Стало очень тихо.

Моше не заметил, когда он взял Риву за руку. Он вмешался, заговорив мягким голосом:

— В настоящий момент нашему существованию больше угрожают Ахимса, нежели Шисти. Шейла, компьютеры зафиксировали мысль Шиста о том, что Толстяк собирался испытать и уничтожить наш мир. Ахимса говорят на языке геноцида. Теперь все мы евреи.

— Ты правильно оцениваешь ситуацию, полковник Габи. — Клякса направил на Моше один из глаз-стеблей. — Ахимса Овероны боятся вас. Толстяк нагнал ужаса на цивилизацию. Они несут ответственность за вас, потому что один из них, Толстяк, нарушил запрет.

Виктор прокашлялся.

— В таком случае, может быть, у нас есть средство защиты от Оверонов. Они так гордятся своей цивилизованностью, может, у нас получится использовать их чувство вины против них?

Светлана откинула с плеча шелковую волну волос и упрямо сжала губы.

— Я отдала много времени изучению психологии Ахимса и готова поспорить, что они прибегнут к шантажу. Пашти, которым они причинили зло, могут перейти на нашу сторону. — Она пристально посмотрела на Раштака. — Они будут жить и давать жить другим. Ахимса, которыми руководят чувства вины и ответственности, должны также действовать, чтобы ликвидировать последствия зла.

— Клякса, как, по-твоему, они поведут себя? Это твой народ. Что ты посоветуешь? — спросила Шейла, и все обратили взгляды к маленькому пятнистому чужаку.

110
{"b":"10197","o":1}