ЛитМир - Электронная Библиотека

Сказав это, она собрала свои бумаги и, стуча каблуками, вышла из погруженной в тишину комнаты. Минуты казались вечностью, ее речь так точно отражала ситуацию, что никто не смел нарушить наступившую тишину.

Слова Шейлы все еще звучали в ушах Моше, когда он входил в свою комнату и доставал из автомата бутылку “Голд стара”.

Шейла сказала ему:

— Моше, мы очень ценим то, что ты вызвался вернуться защищать Землю. Понимаем, что это зов крови, но ты ведь сам сказал, что теперь все мы евреи. Если мы проиграем, это будет катастрофой для всего человечества.

Итак, он оставался — чтобы пробиваться к звездам. Как же его мир, как же голубые волны Ашкелона, неужели он никогда больше не увидит их? Рота АСАФ, как и подобает израильским вооруженным силам, подчинилась приказу и стала готовиться к его исполнению. Гордость распирала сердце Моше. С бьющимися сердцами, задерживая дыхание, все они прошептали, как один: “Больше никогда!”

— Моше, твоя рота отправится с кораблями Пашти. Ты и твои люди будете рассредоточены среди звезд. Вы — наша последняя оборонная линия. Если вы получите известие о том, что “Призрак” или Земля уничтожены, вы знаете, что делать. Вы — наша страховка.

Предполагалось, что Рива отправится с кораблем Ахимса в обратный путь. “Призрак” теперь увезет от Моше женщину, которую он так полюбил.

Он машинально приложился к бутылке. Он чувствовал, что сердце его тает. Ему сделалось грустно. Анна, что мне делать? Неужели я навсегда привязан к прошлому? К дорогим могилам?Душа рвалась на части, когда он представлял ее ласковые глаза, глядящие на него с упреком.

Иди, Моше. Еврей знает: когда бог улыбается ему, не надо чувствовать себя потерянным.

Он допил пиво, уже придя к внезапному решению. Его невысокая коренастая фигура застыла на мгновение, а потом он поспешно выскочил из комнаты. У них так мало времени. Кто знает, сколько часов продлится их совместная жизнь?

* * *

— В моей команде не должно быть идиотов,Мэйсон! — Сэм Даниэлс ткнул толстым пальцем в грудь лейтенанта, так что тот отшатнулся. — Мне не нравятся люди, которые не умеют думать! Ну что мне с тобой делать? У нас каждый человек на счету! К тому же где я найду столько зубных щеток, чтобы ты отдраил всю станцию Тахаак? Ты знаешь, что с тобой было бы в регулярной армии?

Сэм покачал головой, прохаживаясь взад-вперед и презрительно поглядывая на Мэйсона.

— Наверное, тут не обошлось без Мэрфи! С ним всегда что-то случается! Ты же это знал, дурья башка! Но нет! Вам обязательно надо было заниматься самодеятельностью, это с вашими-то куриными мозгами! Тебе с Мэрфи на этот раз удалось спастись, потому что здесь нет, черт побери, понижений в звании!

Мэйсон стоял как монумент, уставившись в какую-то далекую точку.

Во время короткой паузы вошла Светлана Детова.

— Извините, — сказала она и повернулась, чтобы уйти.

— Нет, останься. Этот монумент с куриными мозгами сейчас покинет нас, чтобы поразмыслить над своими грехами. Разве я не прав, мистер?

— Да, сэр! — Мэйсон откозырял, повернулся на каблуках и пулей вылетел из дверей.

Сэм глубоко вздохнул и опустился на стул, улыбаясь Светлане мальчишеской улыбкой.

— Дисциплина, сама понимаешь. Надо держать эти безмозглые отбросы в кулаке. Чуть расслабишься, такая вонь пойдет!

— Я стою перед выбором. Либо вернуться на Землю на “Призраке”, либо остаться здесь и работать над коммуникационными системами Пашти и Шисти, держа связь с кораблем. Так как ты собираешься возглавить людей, остающихся на Тахааке, интересно, что ты думаешь по этому поводу?

— Может быть, то, что я думаю, не так важно. Важнее, что думаешь ты… и как будет лучше для человечества. — Даниэлс взглянул в голубые озера ее глаз.

Она тряхнула головой чисто по-женски, отбрасывая тяжелую блестящую гриву волос за плечи.

— Если нам с тобой придется работать вместе как партнерам, мне хотелось бы знать, получится у нас что-то или мы будем бодаться, как упрямые мулы, стараясь одержать победу.

— А ты собираешься вручить мне пятнадцать миллионов как завербованному?

— У меня нет с собой таких денег.

Он улыбнулся.

— Знаешь, майор, мне нравятся твои манеры. И к тому же я многому научился за время нашего путешествия, черт побери. Я буду скучать по Виктору. Мы с ним здорово сработались. А ты, я просто не знаю ничего о тебе. Ты опасная женщина.

— И ты опасный мужчина.

— Но, кроме этого, ты чертовски привлекательна. Я поймал себя на том, что слишком часто думаю о тебе — это меня беспокоит.

— Да? — Светлана изогнула брови. — Сэм, я буду откровенна. Ты нравишься мне. Ты первый человек, который, узнав обо мне все, не распсиховался. Ты просто принял все как есть и протянул мне руку. Никто еще не поступал так со мной. — Она смотрела в сторону. — Знаешь, всю жизнь я рисковала, каждый день. Я жила в постоянном страхе разоблачения, пыток и убийства — с обеих сторон. Тому, кто поймает меня или убьет, был обещан миллион долларов. Но такая жизнь меньше пугала меня, чем мое теперешнее состояние.

— Ладно, послушай. Мы попали в совсем новый, опасный мир, да? Если он начнет доставать тебя и ты почувствуешь, что сбиваешься с пути, приходи ко мне. Мы все обсудим, побузим, поскандалим.

Детова задумчиво смотрела на него.

— Значит, ты хочешь, чтобы я осталась?

Он пожал плечами.

— Ага, хочу, по двум причинам. Во-первых, мне бы хотелось иметь в моей команде сообразительного человека. Я получил огромное удовольствие в те короткие часы, что мы провели вместе. А самое главное, — он широко улыбнулся, — я уже привык находиться в окружении красивых женщин.

— Очень хорошо, капитан, я останусь. Кто знает, куда заведет нас будущее. — Она замешкалась. — Понимаешь, ты не такой, как все.

Сэм кивнул.

— Верно, черт побери. Такой, каким ты меня видишь.

* * *

— Что ты думаешь делать с Толстяком? — спросил Виктор, отрывая взгляд от своего списка.

Шейла отпила глоток кофе — презренная новая привычка, но чай больше не помогал ей бороться со сном.

— Заберем его отсюда. Запрем в маленькой комнате. Он все еще в спячке, да?

Виктор кивнул.

— Моше просит, чтобы ты оставила с ним Риву Томпсон, — Стукалов улыбнулся. — Он сказал мне, что смотрел и вверх, и вниз, но так и не увидел раввина. Он хотел бы оставаться добропорядочным евреем, и хотя ты не раввин, им бы хотелось, чтобы ты, как командир, возглавила брачную церемонию.

Собственный хриплый смех Шейлу напугал.

— Почему бы и нет? Чего только, черт побери, мне не приходилось делать! Но брак? Кто бы мог предположить?

— Еетак собирается взять с собой большую часть своей “семьи”. Я выяснил у него, какие дополнительные удобства необходимо соорудить в его помещениях. А вот Сэму практически ничего не нужно. Он чувствует себя вполне способным защитить станцию Тахаак. Моше оборудует корабли Пашти стрелковым вооружением. Восемьдесят процентов производственных мощностей корабля Ахимса работают для этой цели, и Клякса сообщает, что плавильная система задействована на сто процентов для выполнения нужд Моше.

Она боролась с зевотой, чувствуя, что мозг не справляется с новой информацией. Сколько времени она провела без сна? Два дня? Три? Как корабль ухитряется производить металл из водородного газа? Она не понимала. Они солдаты, а не ученые!

— А как там Чиилла? — спросила Шейла, стараясь запомнить все детали.

— Все еще сидит в Совещательной Палате. Раштак соорудил что-то наподобие изоляционного бокса вокруг него, чтобы вибрации его не беспокоили. Он все еще размышляет над шахматной проблемой. Кто знает, когда он решит эту задачу? — задумчиво сказал Виктор.

— Это все? — проведя рукой по лицу, спросила Шейла. То ли соринка попала в глаза, то ли они настолько устали — глаза болезненно слезились.

113
{"b":"10197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Хроники Края. Последний воздушный пират
Праздник по обмену
Змеиный король
Нож. Лирика
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Пропащие души