ЛитМир - Электронная Библиотека

Она притянула его к себе и поцеловала, чувствуя тепло его губ и смущение.

— Меня это не волнует.

Она обнимала его всю ночь, гладя по голове, ощущая его глубокое дыхание. Его нога покоилась на ее бедре, она чувствовала ее тяжесть. Потухшая потолочная панель еле проступала в темноте.

Он внезапно вздрогнул, закричал и проснулся.

— Ш-ш-ш, все в порядке. Ты здесь, с Шейлой.

Он тяжело вздохнул.

— Прости. Наверно, мне надо уйти.

— Мне было бы лучше, если бы ты остался.

— Даже после того, что было раньше?

— Спи, Виктор. У нас еще будет завтра, и завтрашняя ночь, и еще один день.

ГЛАВА 33

— Опускай магнитно-гравитационные поля медленно, — раздраженно пропищал Клякса. — Неужели ты не понимаешь? Ты имеешь дело с силой, в двадцать раз превышающей энергию вашего Солнца! Идиотка!

Барбара Дикс прикусила губу, ее лицо покраснело, зубы сжались. Она изменила направление рычага и осторожно повернула его. Стрелка на приборе показала медленное уменьшение энергии, на этот раз без скачка.

Клякса перекатывался с боку на бок, манипуляторы орудовали всеми приборами: люди впервые переводили корабль из нулевой сингулярности в нормальный космос.

Мэрфи сосредоточенно смотрел на индикаторы, поражаясь тому, что они измеряют удивительные поля, сохраняющие температуру в двести пятьдесят тысяч градусов по Кельвину в таинственных электромагнитных бутылях конструкций Ахимса.

Сбоку от него что-то бормотала Катя, что-то насчет властного тона, который за последний месяц стал для Кляксы привычным. Земля приближалась: им оставалось только открыть ворота гравитационных заслонов.

— Мэрфи, сбрось чуть-чуть температуру, чтобы уменьшить скорость, — приказал Клякса.

Мэрфи высунул кончик языка и стал манипулировать полями, чтобы снизить жар в окружающем их пространстве, перед тем как войти в нормальный космос.

— Достаточно, — сказал Клякса. — Когда выходишь из галактического ядра, необходимо снизить температуру, которая повышается из-за энергетических затрат. Радиации вокруг почти нет. Но есть газ и кое-какие частицы — вы называете это “солнечным ветром”. Мы можем вступить во взаимодействие непосредственно с вашим Солнцем, тогда появится радиация, магнитная и гравитационная буря, которая может оказаться разрушительной.

Катя вежливо ответила:

— Но это уничтожит всю систему. Такого восхода Солнца Земля еще никогда не видела. Все на Земле вымрет. Мы понимаем это, Клякса.

— А понимаете ли вы, что та же самая энергия может управлять движением планет? — Клякса сплющился. — Нет, такого вы не видели, правда? Послушайте, люди. Я многому научу вас. Вы похожи на ваш молодняк, у вас нет знаний. Вы еще незрелые, как говорится.

Катя прикрыла глаза в изнеможении и прошептала сквозь зубы:

— О боже, дай мне силы.

Мэрфи завершил свои манипуляции и проверил результат с помощью своего головного обруча. Ему удалось снизить температуру на пятьсот градусов, что и требовалось для уменьшения скорости. Неплохо! Теперь он мог позволить себе даже чуть-чуть ошибиться.

На экране появилось лицо Шейлы Данбер.

— Клякса, ты просматривал информационные системы? Есть какие-то следы активности Ахимса?

Клякса развернулся на своем пятнистом изножии.

— Я не смотрел. Посмотри сама. Подключи ту систему, которой ты так эффективно пользовалась на Тахааке. Отдаешь приказ, просматриваешь информацию и одновременно выходишь на связь. Таким образом к системе будут подключены все Ахимса. У нас именно так все устроено. Ахимса не могут себе представить, что нельзя засечь местоположение другого Ахимса. Нам это необходимо для того, чтобы вовремя прийти на помощь друг другу и не позволить погибнуть в экстремальной ситуации.

Шейла, сжав губы, кивнула, и ее изображение исчезло.

— Черт побери, Клякса, почему ты не сказал нам об этом? — спросил Мэрфи. — Нам как раз надо было скрыть свое продвижение! Спрятаться! Мы здесь как на ладони!

Клякса направил на него глаз-стебель.

— Мэрфи, мы ничего не можем поделать с гравитационными маяками. Даже если бы мы прошли через них мертвыми, в таком случае прохождение длилось бы двести пятьдесят ваших лет, даже тогда, даже приключись с нами такое несчастье, маяки все равно зарегистрировали бы наше прохождение.

Мэрфи кивнул и прикусил губу.

Опять появилось изображение Шейлы.

— Ну что ж, могу сказать, что нигде поблизости нет кораблей Ахимса. Я смогла связаться только с гравитационными маяками Ван Оорта.

Клякса заскользил на своем изножии и стал перекатываться с боку на бок.

— Очень хорошо. Это самая опасная часть всего нашего путешествия. Катя, подключи программу снятия запрета. Мэрфи, Барбара, смотрите на экраны. Нельзя допустить, чтобы гравитационные маяки затянули в свои сети даже частицу энергии нашей нулевой сингулярности.

Мэрфи сглотнул. За прошедшие месяцы он так много узнал о гравитации. Когда на мониторах возникли кривые линии и волны, он вздрогнул.

* * *

— Отлично! Мы их засекли! —дыхательные отверстия Тэна издали удовлетворенный звук. На его мониторе появилась отметка о проникновении в запретную зону. На волновых приборах их компьютерной системы возникли изображения “Призрака”, скользящего внутри полей.

— Они излучают страшную энергию. Нам повезло, что они не разрушили гравитационные маяки на своем пути, — с облегчением пропищал Коротышка.

— Клякса всего лишь штурман, он не представляет всех размеров угрозы, — напомнил Тэн. — А люди и вовсе глупы.

— Но они смогли выдержать совместное притяжение всех шести маяков, — сказал Созерцатель. — Мы можем уничтожить планеты, но не такой длинный корабль с генератором нулевой сингулярности.

Тэн медленно перекатился с боку на бок, его ороговевшие дыхательные отверстия добродушно загудели:

— Да, они смогли, но хватит ли у них мощи взлететь, готовы ли они к этому? Думаю, нет. На какой-то момент они оказались смышлеными, но давайте позволим им добраться до их планеты. Находясь поблизости от нее, они уже не смогут защитить себя нулевой сингулярностью. — Он весело хихикнул. — Мы подождем, пока не увидим на своих мониторах, что генератор полностью отключен. В этот момент мы свяжемся с Шейлой Данбер. Пусть она посмотрит на то, как рушится ее мир, перед тем как мы превратим в плазму ее и ее корабль.

* * *

Земля!Восхитительный шарик жизни! Драгоценная планета, взрастившая их! Она висела под ними, излучая яркий веселый свет. Как она не похожа на скучно-серый Скатаак, страдающий в перигелии, который им довелось увидеть!

Шейла наблюдала за тем, как “Призрак” вышел на геосинхрональную орбиту над Северным полюсом. Она перевела дыхание и посмотрела на топографический аппарат, который находился возле Кати.

— Отлично, проверь систему. Толстяк оставил гологенераторы, они функционируют?

Катя нахмурилась, прикрыла глаза, сосредоточилась на своем обруче и начала посылать сигналы в систему. Толстяк охватил мониторами всю Землю.

— Действует почти вся сеть, майор. Только один монитор, тот, что находится в Кремле, не включается.

Шейла посмотрела на аппарат. В Москве должна быть ночь, в Америке утро. Она вызвала президента Атвуда. Возникло изображение Овального кабинета. Комната была пуста.

— Что теперь?

Клякса отрастил манипуляторы и дотронулся до мониторов.

— Мы обнаружили, что, если ты создашь свою голограмму, служба безопасности засечет тебя.

Она так и сделала. Не прошло и тридцати секунд, как комната заполнилась агентами безопасности с пистолетами на изготовку. Они окружили ее.

— Не двигаться. Вы арестованы! — приказал мужчина с орлиным взглядом, опуская револьвер.

Шейла приветственно улыбнулась.

124
{"b":"10197","o":1}