ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полковник Фермен, — Шейла допила свой чай и нахмурилась. — Перед нами альтернатива: или голограмма, которую мы видим, реальное существо, или мы подвергаемся какому-то особому шоковому стрессу, чему-то вроде проверки. Ведь дело в этом?

Ахимса покрутился на месте, чтобы взглянуть на нее. По ее спине пробежала дрожь. Изображение было очень, очень хорошим.

— Отличная мысль, майор. Именно такая мысль и должна была прийти в голову в подобных обстоятельствах. Очень хорошо, давайте предположим, что на данный момент вы абсолютно правы. Сыграем дальше? Продолжайте, рассматривайте все это как своеобразную проверку. Проверку ваших возможностей. В наши цели не входит, чтобы вы во что-то поверили: вы еще служите землянам. Поэтому думайте, что дело именно в этом. Так пойдет?

— Да.

Ее доставили сюда на «Конкорде» — единственную пассажирку. Военный тактический бомбардировщик привез ее на север — опять одну. Объяснения подобных действий сменяли друг друга в ее мыслях. Сердце было готово выскочить из груди. Почему? Что это за игра? Но с фактами спорить трудно: в прозрачном воздухе плавал пришелец. А это абсолютно невозможно!

Невозможно? Этот резиновый пляжный мяч просто не могбыть пришельцем!

Почему эта проверка проводится на подземной арктической военной базе? Во что обошелся чартерный рейс “Конкорда”? Американский бомбардировщик должен был везти только ее. Как все это было организовано? Это приказ президента или главы администрации?

Наконец, почему именно здесь?

Допустим, что в один прекрасный день космический корабль завис над Трафальгарской площадью. Что дальше? Паника? Испуганные чиновники отдают приказ военным? Религиозная истерия? Паралич экономики? Крушение рынка? Бунты? Улицы, запруженные военными? Массовый психоз? Синдром конца света. Падение правительств.

Предположим, что пришельцы обладают четким представлением о нас как о расе. Как бы они попытались установить контакт? Именно так, как сказал Ахимса.

Во рту у нее пересохло, язык внезапно распух. Вконец опустошенная, она взглянула на безвредный призрак пляжного мяча. Один из черных глаз сконцентрировался на ней.

— Это и объясняет рейс “Конкорда” ради одной персоны. И реактивный самолет. В это место не доберется пресса. То, что здесь происходит, наружу не просочится.

Казалось, бока Ахимса втянулись, он стал тоньше.

— Но это и не опровергает гипотезу о ловком трюке. — Ее голос звучал как бы издалека.

— Конечно, — согласился Ахимса.

О боже!

ГЛАВА 4

Маленький израильтянин сидел опершись на локоть, голова покоилась на ладони. Он внимательно смотрел на Ахимса, потом перевел взгляд на Шейлу. Мятая танкистская форма, обтягивающая широкие плечи, хранила копоть и гарь недавнего боя. В его обожженном загаром лице иногда проглядывало что-то трогательное, детское. Печальные одухотворенные глаза и приплюснутый нос, словно его не раз ломали. Песочного цвета волосы нуждались в стрижке, они были длинноваты для военного. Щеки обросли четырехдневной щетиной.

— Не понимаю. — Его иврит был немедленно переведен. — Мне кажется, за такие вещи несут ответственность президенты, правительства и генералы. Меня доставили сюда по приказу премьер-министра моей страны. Майора Данбер прислал ее премьер-министр. Где они? Что я, обычный офицер-танкист, здесь делаю? — Перед тем как произнести последние слова, он прикусил язык, улыбаясь своим мыслям.

Толстяк развернулся, наводя свой глаз-стебель на обветренное лицо Моше Габи.

— Ваш премьер-министр не знает, зачем вы здесь. Он просто откликнулся на просьбу президента Атвуда. Я уже говорил вам: кроме присутствующих в этой комнате, только президент, генерал Куцов и Генеральный секретарь знают об Ахимса.

Лицо Моше посерьезнело, он поднял палец, но потом подумал и, словно сбитый с толку, откинулся на спинку стула.

— Сколько времени уже длится диалог между Ахимса и людьми? — спросила Шейла, увидев, что остальные не выказывают желания продолжать беседу.

— Меньше двух суток, — хорошо поставленным голосом ответил Толстяк.

Шейла задала вопрос, который уже давно беспокоил ее. Сначала он прятался где-то глубоко в сознании, а теперь вырвался наружу:

— Я заметила, что все мы здесь — люди военные. Для этого есть особые причины, полковник Фермен?

— Да, — опять ответил Ахимса.

— Тогда мне думается, что наши отношения будут носить военизированный характер. В будущем подобные отношения сохранятся?

Она тряхнула головой. Ее волнение росло. Она отметила, что сидящие за столом Габи, Стукалов и Даниэлс наклонились вперед — как тигры, готовящиеся к прыжку. В их глазах горел интерес. Лицо скрестившей на груди руки Детовой — женщины из КГБ — было непроницаемо.

Ахимса покатался взад-вперед в воздухе. Какое-то время его кожа то вытягивалась, то опадала. Потом он молниеносно втянул бока, став подобием колеса. Его изменившийся голос звучал вполне дружелюбно:

— В некотором роде да. Нам, Ахимса, потребуются услуги каждого из вас. — Помолчав, он добавил: — Я хотел бы, чтобы вы успокоились. У Ахимса нет никаких захватнических планов. Мы смотрели фильмы, которые вы называете “Война миров”, “Звук шагов”, “Пришельцы”, и многие другие. Если бы мы хотели завоевать ваш мир, мы бы уже сделали это. Уверяю вас, мы в этом не нуждаемся. Это должно развеять ваши страхи.

Шейла почувствовала, что атмосфера накалилась.

— Однако вы нуждаетесь в наемниках. — Она привстала со стула. — Капитан Даниэлс, какая у вас специальность?

— Особый оперативный отдел, армия США, — прозвучал деревянный голос Фермена. — Продолжу. Майор Стукалов командует подразделением спецназа в Советской Армии. Габи возглавляет штурмовую танковую роту АСАФ. — Он указал на офицера КГБ: — Майор Детова — резидент КГБ в тихоокеанской зоне. Каждый в этой комнате — специалист разведслужбы, как и вы сами, обладает иным опытом, который требуется Ахимса для их, гм, операции.

— А где и с кем предположительно мы должны будем сражаться? — мягко спросил Виктор Стукалов, окидывая взглядом комнату.

Когда Толстяк заговорил, его тон не изменился:

— Если я скажу все сейчас, для вас это будет полной бессмыслицей.

— Космос! — страстно воскликнул капитан Даниэлс. — А Рональд Рейган думал, что он первым начнет звездные войны!

— А если мы решим, что не хотим отправиться с вами? — спросил Моше. Его губы кривились в усмешке.

Ахимса перекатился на бок, чтобы оказаться ближе к его лицу.

— Неужели вы хотите остаться в стороне?

Моше дотронулся пальцем до небритого подбородка.

— Министр обороны Натке сказал мне, что я должен подчиняться всем приказам американцев, и я это буду делать. Я полковник израильских вооруженных сил. Однако мне хотелось бы задать вам один вопрос. Если я уеду с вами, можете ли вы, обладатели сверхтехнологии, способные заблокировать американскую и советскую оборонные системы, можете вы убедить меня в том, что, когда я вернусь с далеких звезд, моя страна не станет арабской?

Глаза-стебли выскочили из боков Толстяка и росли до тех пор, пока не оказались в дюйме от глаз Моше. Он ответил ровным голосом:

— В ваше отсутствие ваш Израиль будет в безопасности. Это будет платой за вашу преданность.

Потом глаза-стебли втянулись, Моше откинулся назад и огляделся, улыбаясь.

— Итак, я спас избранный народ, согласившись лететь к звездам и сражаться там? Бен Гуриону и Даяну это пришлось бы по душе. Кто мог подумать, что безопасность моей страны куплена подчиненным командира-англичанки?

Эти слова напомнили Шейле о недоверии, с которым израильтяне относились к британцам.

— Перед тем как мы продолжим, скажите, почему я буду командовать? Почему не полковник? Или капитан Даниэлс, или майор Стукалов? Эти мужчины участвовали в боях. Почему я, простой аналитик?

Толстяк опять покрутился.

— Майор Данбер, мы просмотрели досье каждого мужчины и каждой женщины в вооруженных силах вашей планеты. Конечно, у некоторых нет электронных карточек, и может быть, мы выбрали не самых лучших. С другой стороны, все вы знакомы со сложнейшей технологией, с ее применением. У моджахедов совсем нет таких навыков. Дальше. Ваше углубленное изучение теории игр делает вас самой интересной для нас личностью. Ваш талант приумножит силы вашего отряда. Из вас получится самая эффективная боевая единица из всех существовавших ранее.

13
{"b":"10197","o":1}