ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отлично, мы прекратим это. — В голосе Тэна появилась рассудительность. — Вы посмотрели, как это делается. Это довольно эффектно, не правда ли? Но пока хватит. Нам надо, чтобы в эту минуту вы были в своем уме. Чтобы вы все осознали. А потом мы опять начнем манипулировать с Луной до тех пор, пока вы не станете свидетелями крушения вашего мира. Мы выбросим вас из цивилизованного…

— Чего ты хочешь? — Страх ее усиливался. Слишком уж доверительно разговаривал Тэн. Видно, дела совсем плохи. Тэн стал медленно сплющиваться.

— Просто сказать до свидания. Вам не повезло, что Толстяк нарушил запрет. Если бы он этого не сделал, ваши сородичи спокойно поубивали бы друг друга. Или, быть может, когда-нибудь вам удалось бы достичь пика своего развития. Ну а теперь, в сложившихся обстоятельствах, нам надо пересмотреть и усилить запретные санкции. Во всем случившемся виноват Толстяк, и мы должны сообща ликвидировать последствия. В конце концов, за вас несем ответственность мы!

— У нас на борту Пашти и двое Ахимса, — холодно сказала она. — Вы что, убьете их заодно с нами? Мы еще можем подключить нулевую сингулярность и…

— И взорвать свою драгоценную планету, Шейла Данбер? Вы находитесь слишком глубоко в вашем планетарном гравитационном колодце. Ваш корабль взорвется и уничтожит саму планету. — Тэн раздулся и воскликнул: — А что касается Пашти и Ахимса, то Еетак знал, чем рискует. Толстяк и Клякса были причиной всех наших неприятностей. Так что примите мои соболезнования.

— Ты подлое, мерзкое существо, Тэн, — процедила Шейла.

— Мне не нравится, когда ты называешь меня так, как мы привыкли называть людей, — Тэн чуть-чуть обвис. — Хватит болтать.

Краем глаза Шейла увидела, как на поверхности Луны опять стали закручиваться вихревые потоки. Взвивался столб пыли, в центре Луны появилось слабое красное пятнышко: атомное вещество — плазма стала расплываться под воздействием разрыва гравитационных полей. Поверхность Луны начала трескаться и крошиться. Сколько осталось… О господи боже мой!

—  Мэрфи! Вывози нас отсюда! Поднимай и увози! —Ее голос прерывался от ужаса.

— Майор, все системы отключены. Мне потребуется время, чтобы запустить их.

— А в это время, — вмешался Тэн, — ваша Луна исчезнет.

— Тэн, ты не хочешь этого. Здесь еще…

— Вам нечего сказать. Время болтовни прошло. Мы уничтожаем паразитов. Вам нечего предложить. Сделка не состоится. Вы нам просто-напросто надоели.

В бессилии ее раздражение и досада вылились во взрыв эмоций.

— Ублюдок! Бесполезный, отвратительный, безногий, бездушный ублюдок! Если бы я могла добраться до тебя, я бы собственными руками вспорола тебя и твое никчемное…

Какой от этого толк? Она потеряла все. Виктор, слава богу, тебе не придется видеть это!

Тэн перекатывался с боку на бок, восхищаясь ее гневом. Шейла закрыла глаза и начала дышать ровно и глубоко, чтобы привести себя в чувство. Ведь должен же быть какой-нибудь выход! Но какой?

— Когда мы сможем удалиться настолько, чтобы спасти себя, Мэрфи?

— Через пятнадцать минут, майор. То есть в этом случае мы и сами не взорвемся, и никого не уничтожим.

Пятнадцать минут? Она видела, что на Луне уже образовываются кратеры.

— А еще раньше мы направим удар на Землю и сбросим вас на нее в виде комка горящей плазмы, — заверил Тэн. — Восхитительно! О, мы помним ваши угрозы, майор! Скоты! У вас хватило наглости угрожать Ахимса!

Что же делать? Шейла вскочила на ноги и заметалась по комнате, расширенными от ужаса глазами глядя, как поверхность Луны начинает оплавляться подобно подожженному полиэтиленовому пакету.

Слишком поздно! Она поняла это, и душа ее окаменела. Слишкомпоздно! Я это сделала! Я привела нас всех прямо в западню! Откуда было мне знать, что гравитационные маяки способны выделывать такие трюки?

Ты победил, Тэн, — Ее руки безжизненно повисли. — Пусть будет по-твоему. — Она развернулась и прокричала ухмыляющейся голограмме: — Черт побери! Мы позволим Толстяку и Кляксе смотаться! Мы позволим высадить нас на Землю, и вы опять закупорите вашу бутыль! Это варварство! Прекратите! Вы выиграли!

Писклявый смех Ахимса эхом прокатился по всей ее комнате.

— Нет, — радостно провозгласил Тэн. — Вы слишком опасны. Это единственный выход. Ваш род закончил свое существование, майор, но мы наслаждаемся вашей капитуляцией.

Она вздрогнула — их смех становился все громче и громче. Опустошенная, охваченная паникой, Шейла Данбер приготовилась к гибели своего мира.

— Пожалуйста. Пожалуйста, не делайте этого.

Луна задрожала, столбы пыли поднялись, и стали видны огромные трещины.

Шейла покачала головой, в горле ее запершило.

Сначала она никак не отреагировала на странные звуки разрывов. Но нарастающий гул заставил ее пристальнее всмотреться в экран, и она застыла с широко раскрытым ртом. Несколько Ахимса буквально подпрыгнули, как баскетбольные мячи. Их глаза-стебли беспорядочно заметались из стороны в сторону, а тела стали плоскими. Их голограммы задрожали, стали туманными, расплывчатыми — по ним заструились такие же волны колебаний, как по поверхности Луны.

Что-то мигнуло, и их голограммы растаяли — экраны потухли. Какой-то из Ахимса по случайности сохранил свою прежнюю форму и с удивлением смотрел, как сплющиваются, издавая нестройное попискивание, его сородичи. Другие превращались в подобие тарелок, перегородки вокруг них рушились, отовсюду слышались звуки взрывов. Сталь затрещала, и гигантская металлическая труба высунулась из стены сзади обвисающей фигуры Тэна. Вслед за трубой появилась башня. А потом стена рухнула под тяжестью металлического чудовища, которое заполнило весь экран.

Перекрывая весь этот шум, в компьютерной сети прозвучи голос:

— Тэн, ты немедленно прекратишь все это! Отключи систему! Живо!

Шейла потеряла дар речи. Буря на Луне все еще бушевала, вихри крутились, но плазма в центре стала терять цвет.

На других мониторах та же картина: огромные машины врывались к Ахимса, ломая стены. Громадные стволы целились в сплющенных, покрывшихся шишками пришельцев.

Плоский Тэн пытался перекатываться из стороны в сторону, стараясь ускользнуть от монстра, как вдруг в центре башни приоткрылся люк. Из танка выбрался гномоподобный человечек Моше Габи. Он улыбнулся и добродушно сказал:

— Шалом! — И приветственно махнул рукой остолбеневшей Шейле Данбер. — Докладывает рота АСАФ, майор!

Она изо всех сил сдерживала готовые потоком хлынуть слезы. АСАФ! Они все-таки сделали свое дело, в последний момент спасли положение! Слава богу!

Шейла не могла справиться с охватившими ее чувствами. Голова ее все еще вздрагивала, когда она произнесла:

— Моше, где ты был? Мы страшно разволновались, когда ты перестал выходить на связь!

— Второй закон Ливана, майор. До встречи с врагом необходимо соблюдать радиотишину.

Впервые за несколько миллиардов лет Тэн стал совершенно плоским.

* * *

“Призрак” опять двигался под воздействием нулевой сингулярности. Команда каким-то образом ухитрилась навести порядок на корабле, справиться с неразберихой. На борт поднялись тысячи новых добровольцев за то время, пока корабль висел над Северным полюсом, а фабрика Ахимса строила новые комнаты — спрос на них существенно увеличился. Теперь к звездам отправлялся целый народ. Корабли Пашти устремились к Земле за товарами, везя на новые рынки продукцию и технологию Пашти, загружаясь экзотической пищей, тканями, предметами культуры и всем тем, что привлекло внимание торговцев Пашти. Еетак стал послом Пашти на Земле и получил в дар остров в Микронезии.

Виктора похоронили в Туле, на родине, далеко от звезд. Шейла улыбалась, глядя, как глаза отца Виктора наполняются слезами. Итак, все долги были отданы. Он гордился погибшим сыном — последней жертвой войны, которая наконец закончилась — навсегда. Виктор, он теперь так далек от них. Виктор!Против ее воли с ресниц на щеки капали слезы.

130
{"b":"10197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сглаз
Шаги Командора
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Бумажная магия
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Lifestyle. Секреты Бобби Браун
Жизнь и смерть в ее руках
Хроники одной любви