ЛитМир - Электронная Библиотека

Она пристально смотрела в его честные глаза.

— Умоляю вас, скажите, какого результата вы хотите достичь в этой необычной ситуации?

Он рассмеялся. Шейла увидела, что президент и Генеральный секретарь испуганно посмотрели на них.

— Кто знает? — проникновенно сказал Моше. — Эти Ахимса обещали мне, что безопасность моей страны куплена нашей службой в их армии. Я знаю, что Ахимса оказались достаточно могущественными, чтобы вытащить меня из пекла боя и перенести сюда, в Арктику. Разве простой танковый офицер обладает таким могуществом? Разве мог я мечтать о подобном? Моя страна застрахована, и дешевой ценой. Может быть, Ахимса знают об арабах больше, чем мы?

— Значит, вы думаете, что Ахимса — это реальность?

Вокруг его глаз разбежались морщинки.

— Смотрите сами. Если Ахимса существуют на самом деле — значит, Израиль спасен. Если нет, то что я теряю?

Капитан Сэм Даниэлс ворвался в комнату, сделал два шага и замер, открыв рот. Потом он взял себя в руки, вытянулся в струнку и отдал честь.

— Вольно, капитан, — послышался голос президента Атвуда. — Занимайтесь своим делом. Представьте, что Генерального секретаря и меня здесь нет.

— Есть, сэр. — Сэм быстро присоединился к Шейле. — Господи! — прошептал он, наливая себе кофе. — “Представьте, что меня здесь нет”, он сказал. Как бы не так! Мне надо было пристегнуть Мэрфи и Мэйсона к стене наручниками. О боже, удержи их от глупостей!

— Ваших лейтенантов? — спросила Шейла, тряхнув головой.

— Угу, они отличные ребята в бою. Но стоит оставить их без дела или заставить их заниматься чисткой обуви, как тут же начинаются неприятности. Никого в мире я не хотел бы иметь за спиной в темноте, на вражеской территории, кроме них — но в этой крошечной запертой комнате?

Она всмотрелась в его темную кожу и заметила бледные шрамы, пересекающие щеки. Боевые ранения? Она читала его персональное досье. Очень колоритная карьера. Не так много чернокожих американских офицеров с отличием закончили Вест-Пойнт. И совсем немногие дослужились до капитанского чина в специальном оперативном отделе.

— Кажется, в мою команду попали самые сливки, капитан, — Шейла вызывающе улыбнулась ему.

— Спасибо, мадам, — осторожно, сохраняя невозмутимый вид, поблагодарил он ее. Шейла скрестила руки и дотронулась пальцем до подбородка.

— Моше предложил, чтобы мы с этой минуты простились с официальными титулами, капитан. Вы не против?

— Нет, мадам.

— Тогда называйте меня Шейлой. — Это прозвучало как приказ, и она увидела недоверие в его глазах.

— Ну, Шейла, а русских это тоже касается?

— Вы имеете в виду майора Стукалова? Не знаю.

Русский? Даже в его голосе таилась угроза. Господи, только не говори мне, что есть еще и политические барьеры.

Сэм, а как ваши люди относятся к службе с русскими?

— Им это не по душе, мадам.

Моше с задумчивым видом молча смотрел на них.

— Вы говорите, что они хорошие солдаты, — она замолчала и задумалась. — Я не уверена, что старая вражда имеет смысл в нашей ситуации. Было бы лучше понять, что, когда мы покинем Землю, кроме нас, там не будет никого. Все, что у нас будет, это мы сами. Я думаю, что прежде всего нам надо добиться того, чтобы ваша команда и бойцы майора Стукалова не перессорились. Этого мы не можем позволить. Это в ваших силах?

Казалось, всего минуту они смотрели друг другу в глаза, но Шейла почувствовала, что его взгляд стремится проникнуть глубоко в ее душу. В его глазах она увидела глаза убитых им людей. За ними таилась смерть. От Сэма Даниэлса исходила жестокая сила, неуправляемая и беспощадная. Она стояла лицом к лицу с умным и опытным профессионалом. Во рту у нее пересохло. Боже мой, ну почему я спросила о его силах?

Она одернула себя, в ней зрело упрямство. Шейла, этот человек убьет тебя с такой же легкостью, с какой сейчас смотрит. Если ты его не одолеешь прямо сейчас, над тобой будут смеяться.Она боролась с собой, стараясь не отвести глаз от его необузданного взгляда, ее душил гнев.

Наконец уголки его губ медленно поползли вверх.

— Да, — выдохнул он. — Я могу позаботиться о моих монстрах. Они профессионалы. Мы сделаем все, что нужно.

— Хорошо, что мы понимаем друг друга.

Черт побери! Он заметил, как я запаниковала?

Он слегка приоткрыл рот, задрал подбородок и просиял:

— Думаю, что понимаем.

Победа! Хотя и неполная, но все же победа. Еще ничего не решено. Сэм будет постоянно испытывать ее, чтобы удостовериться, что она заслуживает уважения. Он поступал так со всеми своими командирами?

— Любопытно, Сэм, сколько женщин-командиров у тебя было? — Она повернулась, чтобы опять наполнить чашку.

— Считая вас… одна.

— Вижу.

Он взглянул на нее так, словно хотел спросить: “Разве?”

* * *

Светлана Детова провела щеткой по волосам. Слава богу, у Барбары Дикс нашлась запасная. Она оглядела в зеркале свой костюм, разгладила складки. Ей была ненавистна мысль о том, что придется дважды появляться в одной и той же одежде.

— Ничего не поделаешь, — едва слышно прошептала она.

Рыжеволосая американка Рива Томпсон оторвала взгляд от журнала.

Полегче, Светлана. Следи за собой. У овцы среди сибирских волков и то больше друзей.Детова осмотрела комнату отдыха. Мужчин тоже так разделили? Советских на одной стороне, американцев и израильтян — на другой? Конечно же, ведь они провели вместе всего лишь одну ночь. И еще она подумала, что ее товарищи должны были бы немедленно внедриться в среду американцев, чтобы разузнать все, что можно, чтобы получить хоть какое-то преимущество.

Пора идти. Мило улыбаясь, она вернула хозяйке щетку.

— Благодарю вас, Барбара.

Автоматический перевод все еще раздражал ее.

— Можете брать ее в любое время. — Высокая женщина криво усмехнулась. — Они так быстро отыскали всех, что мне кажется, только у меня есть косметический набор. Много лет назад я решила никогда никого не слушать.

— Косметичка выглядит как сумка пилота.

— Ага. Красиво и компактно. — Она опять улыбнулась, но за этой улыбкой ничего не стояло. — Посмотрим, что будет дальше.

— Посмотрим.

Светлана направилась к двери, сожалея, что у нее нет другой пары туфель. Высокие каблуки утопали в роскошном ковре.

Зачем Ахимса понадобились женщины? Этот вопрос постоянно крутился в ее мозгу. И что они знают о моих компьютерных возможностях? Дискет не было. Я их стерла.

От этой мысли мурашки бегали по спине,

Она закрыла за собой дверь и задержалась на минуту, погруженная в размышления, Я начала думать, что рассказ Ахимса — не выдумки. Так ли это? Или это какая-то забавная игра?

Время вышло.

Она подняла глаза и увидела идущего к ней Виктора Стукалова.

— Добрый день, майор,

Она пошла рядом с ним, уверенная, что он с любопытством оглядывает ее. В нем самом ощущался какой-то животный магнетизм. Она заставила себя идти с прямой спиной, улыбнулась ему, окинув оценивающим взглядом. Он выказывал интерес — но какого рода? Были ли прорехи в том занавесе, которым он прикрывал свои эмоции? Его выдавали только эти нестерпимо синего цвета глаза.

— Я вижу, вы взволнованны.

Она дернула плечом.

— Обстоятельства, в которых мы оказались, дают повод для легкого волнения, майор.

— Да, это не то что Гонконг.

Откуда он знает об этом?

Я не помню, чтобы нам приходилось встречаться раньше, майор.

Он улыбнулся и возобновил атаку:

— Один из моих парней узнал вас. — Взгляд его стал суровым. — Моя команда… ну, у нас часто были в прошлом перемещения. Один из моих парней когда-то служил с вами.

— Думаю, вы неплохо поработали в Афганистане.

Холодные голубые глаза Стукалова сузились.

— Да.

— Но даже лучшие что-то теряют, не так ли?

20
{"b":"10197","o":1}