ЛитМир - Электронная Библиотека

Она наполнила легкие воздухом и надула щеки. Политики так часто действуют наобум, разве можно что-то предсказать? Погруженная в раздумья, Шейла прошлась по маленькой комнате. В ее положении тоже много уязвимых сторон. Бедный Типс, он, наверное, уже одичал. Когда весь мир ввергнут в хаос, разве может она беспокоить Толстяка из-за своего кота?

Она вздрогнула, вспомнив выражение глаз Стукалова и Даниэльса. И мне предстоит отдавать приказы этим мужчинам ?

Нервно потирая руками предплечья, она задумалась. Каждый из них был опытным десантником, каждый сотни раз встречался со смертью — и убивал. Моше Габи, израильтянин, — человек другой культуры. Он мог убивать самым верным и надежным способом и при этом улыбаться или вздыхать. Но вот что плохо: какой багаж он принес с собой из прошлого, из дней, предшествовавших 1948 году? Англия отказала в визах европейским евреям. На плечах англичан лежит часть ответственности за шесть миллионов людей, уничтоженных нацистами в газовых камерах. Отказ лорда Мойна до сих пор звучит в ее ушах. Она хорошо помнит его слова: “Что я буду делать с миллионом венгерских евреев? Куда я их дену?” И Англия не потребовала компенсации, когда после заключения “договора-48” оставила арабам в Палестине оружие и военные укрепления.

И я должна командовать этими людьми? — Шейла закрыла глаза.

Да, тебе придется делать это. Ты должна.

Она вздохнула.

— Но с чего я начну?

Мэрфи передвигался бесшумно, как дым, едва касаясь ступнями пола. Осторожно повернул дверную ручку и выскользнул в коридор. Сколько времени прошло с ужина? Четыре часа? Пять? Он не мог уснуть. В запертой комнате было слишком тесно. Несмотря на толстые стены, снаружи доносилось завывание арктического ветра.

Он тихонько спустился вниз и остановился на углу. Кухня должна быть там.

Он низко пригнулся и осторожно заглянул в угол. Не дай бог кто-то его увидит. Они обязательно отошлют его назад к Даниэлсу, и ему придется драить полы зубной щеткой или выполнять какую-нибудь подобную ерунду, унижающую его достоинство.

Годы усиленных тренировок сделали шестифутовое тело Мэрфи жилистым. У него были коротко стриженные рыжеватые волосы, голубые глаза и вздернутый, как у мопса, нос, вечно сующийся не в свое дело и с отметинами прошлых неудач. В нем проявлялась ирландская натура, грубоватая, крикливая, шумная. Служба в десантных войсках изменила его, умерила его инстинкты, но все же в нем сохранился какой-то зуд, заставляющий совершать поступки из любопытства, — всегда интересно, а что из этого выйдет?

Он осторожно свернул за угол и вдруг увидел кого-то, крадущегося так же тихо, как он. Он узнал по одежде — русский!

Мрачная усмешка искривила его рот. Что может делать русский посреди ночи на американской базе?

Мэрфи напряг мышцы, проверяя свою готовность. Не такая уж хорошая разминка, но все же лучше, чем ничего.

Неслышными шагами он стал красться вдоль стены. Что нужно этому русскому? Папки в основном кабинете? Комната связи? Может быть, радар или секретное оборудование?

Худощавый силуэт русского маячил впереди. Высок, черноволос, волосы ежиком. Мэрфи прикинул на глаз его вес — около восьмидесяти килограммов, и каждая унция смертоносна.

Восток встречается с Западом. Ну что ж, посмотрим.

Мэрфи затаился за автоматом с газированной водой, а русский помедлил, посмотрел по сторонам. Незанятые руки повышали его боеготовность. Удовлетворенный осмотром, он наклонился и вытащил из кармана небольшую отмычку.

Замок! Сердце Мэрфи отчаянно забилось.

Русский работал ловко, ему понадобилось не больше тридцати секунд, чтобы отодвинуть засов. Бесшумно, как привидение, он проскользнул в комнату.

Мэрфи нахмурился. Вроде бы это кухня. Внутри у него все напряглось. Яд! Эта сволочь русский собирается отравить еду!

Мэрфи кинулся к двери, глядя на поцарапанный пластик между дверной пластиной и засовом. Он секунду помедлил, раздумывая, что делать дальше — то ли бежать за капитаном, то ли поднять тревогу. Но он был Мэрфи, и он сделал по-своему. Он сосредоточился, ухватился за дверь и осторожно отодвинул ее, оставив щель для обзора. Он увидел только часть слабо освещенного помещения, нырнул внутрь и бесшумно закрыл за собой дверь.

В воздухе носились ароматы, характерные для всех кухонь мира, — приятная смесь запахов мыла и свежей пищи. Вокруг него сверкали начищенные металлические раковины, разделочные столы и шкафчики. Он неслышными шагами заскользил по кафельному полу, огибая ближайший разделочный стол.

Русский уже пересек комнату и, изумленно оглядываясь по сторонам, остановился у входа в холодильную камеру. Потом тряхнул головой, пожал плечами и открыл тяжелую герметичную дверь. Пальцы нащупали выключатель, он зажег свет и вошел внутрь.

Мэрфи сжал губы, метнулся к подставке для посуды и стянул с крючка французский нож повара. Кошачьим шагом он двинулся ко входу.

Держа нож лезвием вниз, он отодвинул щеколду.

* * *

Светлана Детова вышла из комнаты и оглядела коридор. Она шла в одних чулках, без обуви. Куда сначала? Она планировала посмотреть, охраняется ли комната, где находится компьютер. Аэрозоль в ее сумочке усыпит охранника на полчаса и напрочь отшибет его память. Она знала, что здесь меняют часовых в полночь, она успеет проникнуть в компьютер и разобраться, что к чему.

Она помедлила у входа в дамскую комнату и вошла внутрь. Ночь могла оказаться длинной. А кроме того, на нее действовал адреналин. Только она вышла из кабинки, как дверь открылась. Вошла Шейла Данбер, и Светлана улыбнулась.

— Добрый вечер. Вы так поздно на ногах. — Приветствие англичанки прозвучало на чистом русском.

Планы Светланы рухнули. Итак, их чертова система отслеживает ее буквально повсюду. Что уж говорить о помещении с компьютером?

— Физиология не спит.

Неужели я выгляжу так же дико и взволнованно, как она?Она отметила, что глаза у англичанки покраснели, а вокруг рта пролегли морщинки.

— Догадываюсь.

Если в компьютер не удастся влезть, может быть, попробовать вытянуть информацию из англичанки?

— Майор, если у вас найдется минутка, не могла бы я спросить вас кое о чем?

Данбер помолчала и кивнула:

— Конечно.

Светлана указала на кабинку:

— Пожалуйста.

Освободившись, Данбер предложила пойти к ней в комнату.

— Там будет уютнее.

— У вас собственная комната?

Но и там я тоже буду под наблюдением. Хотя разве кто-то может от них скрыться?

Вопрос остался без ответа.

Комната Данбер была крохотной: четыре на пять метров. Обстановка спартанская — стены окрашены в тускло-серый цвет, кушетка со сбившимися одеялами, пара стульев и стол. На нем в беспорядке лежали исписанные листы бумаги. Очень заманчиво воспользоваться аэрозолью и выбраться отсюда, прихватив бумаги.

— Пожалуйста, присаживайтесь. — Шейла села на стул напротив, откинулась назад и ссутулила плечи. — Чертовски странно, что у вас есть ко мне вопросы. — Шейла усмехнулась. — Вот уж не ожидала этого от резидента КГБ.

Светлана сцепила пальцы.

— А это вас раздражает?

Шейла потерла глаза.

— Меня раздражает вся эта чертовщина. Я никак не могу поверить в то, что завтра мы поднимемся к звездам в прозрачных пузырях. Это какая-то ерунда. И разве пришельцы могут выглядеть, как Ахимса? А как же быть с тем, что они нейтрализовали-таки все наши стратегические силы? — Она покачала головой. — Я могу понять это разумом и исходить из теоретических соображений, но все мое существо протестует. Ну ладно, это уже другое.

Кажется, она говорит искренне. Хотя в подобных ситуациях они используют спецов.

А почему вас поставили командовать, майор?

— Честно говоря, сама не понимаю. Предполагаю, что их привлекли мои навыки.

24
{"b":"10197","o":1}