ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сейчас не время, — проскрипел он, заглушая вибрацию. В обычной жизни Шисти никогда не посещали систему Скаха. Они считали, что слишком кипучая деятельность мешает их сосредоточенности. Постоянные взлеты и посадки, вибрация машин, бесконечная болтовня Пашти — все это нарушало их мыслительный процесс. Сейчас, ввиду скорого наступления циклов, присутствие Шиста могло означать только одно: где-то в цивилизованном космосе случилось серьезное происшествие. Или должно случиться. Шист мог показаться и для того, чтобы сообщить о каком-то нежелательном научном феномене, который Пашти неспособны были распознать из-за несовершенства своего оборудования. Было уже известно, что Шист свалился с небес в дикой спешке, крайне возбужденный, излучающий все мыслимые и немыслимые цвета, его появление сопровождали радиопомехи, и он буквально сочился ультрафиолетом — и все это для того, чтобы как-то выйти на связь с Пашти. Он использовал неизвестные Пашти математические формулы, но все-таки была надежда, что понимание будет достигнуто, как это бывает обычно между разумными существами.

Раштак добрался до подиума и опустил свое тело в ставшие теперь неудобными пазы. Фиолетовое проклятие циклам! Он сложил свои конечности, пристроил резонаторы в ушных отверстиях и отрегулировал программу перевода, которая помогла бы ему в беседе с Шистом.

— Доброго здравия, старейшина, — попытался начать разговор Раштак, наблюдая за переливами цветов остроконечной груды кристаллического разума.

Зуммер слухового устройства хранил молчание, видимо, он только начал настраиваться на связь с Шистом. Каждое кристаллическое существо имело свой язык, свою математическую схему, понятную всем остальным Шисти, Пашти и Ахимса требовалось время, чтобы разобраться в сложных цифровых записях и точных математических формулах, спектральных излучениях и тепловых перепадах языка Шисти. Процесс перевода никогда не имел стопроцентного успеха. Раштак ничего не мог поделать, он только старательно вслушивался в обрывки слов среди шума и треска. Насколько больше они узнали бы, если бы могли полноценно общаться с Шисти, если бы могли проникнуть во все их мысли! Может быть, тогда Пашти покончили бы с фиолетовым проклятьем циклов? Зуммер зажужжал:

— Прихожу/ отмечаю/ прихожу /отмечаю/ Пашти/ Зовите меня/ Чиилла/ звук/ звездная/ волна/ делать Чиилла/ слышать/ Ахимса/ звал/ Ахимса/ Ахимса волновался/ циклы/ Пашти/ приходят/ вопрос/ Знаешь/ планета/ виды/ называли люди/ вопрос/ Запрещенная/ планета/ люди/ сейчас/ Так/ Ахимса/ хотят/ привезти/ люди/ космос/ Пашти/ цель/ прерывание/циклов/ Пашти/ люди/ виды/ больные/ виды/ Сделать/ Пашти/ больные/ Фиолетовые времена/ приходят/ Пашти/ результат/ взаимодействия/ Ахимса/ вмешательство/ Плохо/ будущее/ цивилизация/ Много/ хлопоты/ может/ приходить/ космос/ Чиилла/ приходит/ предупредить/ Пашти/ Пашти/ делают/ космос/ безопасный/

Раштак внимательно слушал мягкую речь Шиста, который называл себя Чииллой. Сколько стадий перевода прошла эта речь, прежде чем стать понятной? Сколько нюансов упущено? Люди? Ахимса валяют дурака с запрещенными в космосе видами? Раштак почувствовал, что другие советники начали волноваться. Он внимательно обдумывал ответ.

— Мы благодарим Чииллу. Люди нам неизвестны. Эту проблему нам решить трудно — приходят циклы. Почему Ахимса нарушают запреты? Подобные действия неразумны.

— Сумасшедшие/ виды/ люди/ Ахимса/ очень боятся/ Пашти/ сейчас/ Шисти/ не хотят/ люди/ космос/ Слишком шумно/ Слишком/ яростно/ вызывает/ очень/ много/ беспокойства/ Отнимает/ слишком/ много/ времени/ от размышлений/ Разрушение/ цивилизации/ конец/ цивилизованное/ общество/ Восклицание/ Ахимса/ не знают/ чем/ имеют/ дело/ Восклицание/

Раштак уловил конечный восклицательный знак. Шист был встревожен! Внезапная дрожь пробежала по его телу. Шисти взрывали звезды для забавы. Почему их так взволновали эти примитивные существа с запрещенной планеты, с которыми дурачатся Ахимса? Где-то в подсознании мелькнула мысль, что Шист спятил. Но кто знает этих Шисти? Многое могло случиться за тринадцать миллиардов лет их плаванья в космосе. Пашти жили среди звезд только несколько миллионов лет. Ахимса могли знать, что они находятся в космосе так долго, что утратили прежнюю форму и стали исключительно космическими существами, приспособленными к слабой или нулевой гравитации. Именно этот факт можно считать первой причиной того, что они когда-то вытащили Пашти из их вечной ловушки. Раштак усмехнулся. Они сделали это, чтобы спасти Пашти от циклов, последствий которых, по словам Чииллы, они теперь опасаются,

Он помолчал. Зачем было Ахимса возиться с ненадежными существами? Какой смысл в этой лжи? Ахимса получали удовольствие от своей рассудительности — это продлевало их жизнь, и больше всего на свете Ахимса лелеяли длительность своего существования. Зачем Пашти взяли на себя так много крайне важных для Ахимса производств и занятий? Единственным временным перерывом в этой деятельности Пашти были семисотшестидесятилетние циклы.

— Как Ахимса намереваются использовать людей? — спросил Раштак.

— Не/ знать/, — ответил Чиилла, — Ахимса/ не действовать/ разумно/

— Что ты посоветуешь? — собрав достаточно информации, чтобы сделать какой-то вывод, спросил второй советник.

Раштак подавил вспышку раздражения. Проклятые циклы! Они так действуют на всех, провоцируя эмоциональные взрывы, отвлекая от спокойного размышления.

— /Чиилла/ не/ знает/ Люди/ теперь/ проблема/ Пашти/ тоже/ вопрос/ Что/ вы/ будете/ делать/ вопрос/

— Подумай сам, — ответил Раштак. Прервав Шиста, он опередил своих коллег. — Ведь ты все слышал. Это самое огорчительное. Мне трудно разделить эмоции и разумную мысль.

— Согласны! — скрежет заполнил Центральную Совещательную Палату.

— Советники, — начал Раштак. — Мы стоим перед серьезной проблемой. У нас много работы. На нас наступают циклы, худшего времени быть не может. Я…

— А мы можем доверять Шисту? — взволнованно воскликнул Аратак.

Все разом, не слушая друг друга, завибрировали, создавая невообразимый грохот.

— Прекратите! Подумайте!— взревел Раштак, приводя собрание в чувство. — Во-первых, — продолжал он, из последних сил собирая остатки воли и внимания, — мы должны узнать, что представляют собой существа под названием “люди”. — Его конечности настраивали компьютер на понятие “люди”. Экран оставался пустым. Он сделал вторичный запрос. Опять пустота. Стало быть, они ничтожно малы и незначительны. — Проклятые циклы! — проскрежетал он. Теперь он мог с уверенностью сказать, что впереди долгая ночь.

* * *

— Несмотря на дурные предчувствия, меня это позабавит, — Клякса откатился в контрольный отсек и проверил все мониторы. Обменивающиеся шутками люди заполнили залы. — Даже сейчас они не верят, что поднимутся в небо. Это будет весело.

Толстяк сформировал манипулятор, одним глазом просматривая параметры образующегося поля, другим уставившись на Кляксу.

— Неужели ты думал, что они поверят?

Дрожащим голоском Клякса пропищал:

— Нет. Я даже представляю, что будет дальше. Самые надменные и самоуверенные будут особенно забавны.

— Смотри не навреди им. Мы должны осторожно поднять их. У них очень хрупкие тела. Ты должен помнить об этом. Мертвые люди нам не нужны.

Клякса понимающе пискнул и направил один глаз-стебель на монитор, показывающий центральный коридор в земном сооружении далеко внизу.

— Русский и американец вызвались быть первыми.

— Почти десять часов. Ты готов?

* * *

— Ну что, дубиноголовый, ты спокоен, а?

Мэрфи улыбнулся Дайиэлсу.

— Ну и что тут такого? Мы выйдем отсюда на пару секунд, а когда ничего не произойдет, вернемся обратно.

Даниэлс бросил на Мэрфи суровый взгляд,

— Ага, ладно, вы, два психа, получите что хотите. Мне это не нравится. Довольно и того, что русский шарил на кухне вопреки приказу. Но на пару с ним и ты?

27
{"b":"10197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушки сирени
Под струной
Minecraft: Остров
Дочь лучшего друга
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Склероз, рассеянный по жизни
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле
Неприкаянные души
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)