ЛитМир - Электронная Библиотека

По сравнению с могуществом Ахимса даже мощь всего Советского Союза кажется смехотворной. Мы… бессильны.Виктор дрожал, охваченный неожиданным страхом, с которым бороться было невозможно.

— Майор? — обратилась к нему Шейла, заметив, что он остановился в залитом оранжевым светом коридоре. — С тобой все в порядке?

Борясь с сухостью во рту, он посмотрел на нее так, словно видел ее первый раз в жизни. Как ей удается? Как ей удается сохранять присутствие духа, когда ему хочется только кинуться на пол и заорать от ужаса?

— Я… я в порядке.

Она храбро улыбнулась.

— Неуютно, правда? Неприятно думать, что все это оказалось правдой? — она покачала головой. — Может быть, нам нужно поступать так, словно все это сон, Виктор. — Она взмахнула рукой. — Я не ожидала увидеть такие коридоры. Это место вовсе не кажется чужим.

Голос Толстяка заставил Виктора подпрыгнуть на месте: он прозвучал из воздуха над их головами.

— Та часть корабля, которую вы занимаете, специально приспособлена для нужд человека, майор Данбер. Мы создали такую обстановку, в которой человек может чувствовать себя как дома. Здоровье и удобства будут сохранены. Если хотите, я дам вам еще кое-какие сведения. А сейчас идите в направлении света.

Маленький огонек, который вел их, замигал с большей интенсивностью. Виктор заставил свои резиновые мышцы повиноваться и пошел вслед за Шейлой вниз по коридору. Скоро они вошли в зал.

Несмотря на большое количество народа, в комнате царила тишина. Виктор посмотрел на людей и заметил, что лица их бледны и напряженны. Да, все это не сон. Все тоже были потрясены видом космического корабля Ахимса, плывущего среди звезд. Ни одно сооружение, ни один вид оружия на Земле не могли сравниться с ним.

Как хотелось ему оказаться в тихом местечке, ну хотя бы в небольшом питейном заведении на Ивановской улице, где он мог бы усесться в уголке и утопить себя в водке до тех пор, пока не соберется с мыслями. Когда-то, еще до этого сумасшедшего полета в пузыре, он обливал спокойным презрением хвастливых невежественных болванов, ругающих партию, экономику и кретинов, засевших в правительстве.

Он тяжело вздохнул. Нужно побороть волну страха, захлестнувшую его. Он дорого бы дал, чтобы вернуться назад, окружить себя теми самыми простодушными крестьянами, услышать их плоские шутки и пьяную ругань. Если бы он только мог очутиться в Туле и услышать жалобы матери на гнилую капусту! Тогда он и шагу не ступил бы за черту города!

Виктор вздрогнул, только сейчас осознав, как много могут значить обычные мелочи жизни.

Он остановился неподалеку от своих людей, их встревоженные глаза с надеждой смотрели на него.

Давай, Виктор. Люди рассчитывают на тебя. Ты не можешь бросить их.Уняв дрожь, он выпрямил спину и оглядел комнату — да, она была очень похожа на учебную аудиторию.

Его спецназовцы, смешавшись с женщинами из КГБ, беспорядочной группой столпились на одной стороне комнаты. Израильтяне собрались в центре, группа американцев стояла неподалеку от входа. Люди тихо шептались друг с другом.

В центре на кафедре появился Толстяк.

— Пожалуйста, рассаживайтесь.

Люди стояли, растерянно глядя на него.

— Давайте, ребята, — позвал со своего места Сэм Даниэлс. — Вы что, сучки на бревне, что ли?

Американские десантники стали рассаживаться. Один за другим они заполнили ряды, рассевшись в неудобных позах и не отрывая глаз от пришельца. За ними последовали израильские солдаты.

— Виктор? — поторопила его Шейла.

Губы у него были как ватные. Он пересилил себя и пересек открытое пространство под круглым пришельцем. Пройти перед глазами членов Политбюро, будучи приговоренным к тюремному заключению, было бы не так страшно.

Все это реальность! И это так ужасно!

Делая над собой усилие, он перевел дыхание и приказал:

— Садитесь. Все в порядке.

Пропуская вперед людей и указывая им места, бледный Габания кивнул. Даже Маленков выглядел потрясенным: когда он посмотрел на Виктора, его глаза молили о поддержке.

Виктор занял ближайшее место. На короткий момент он встретился с изучающим взглядом Светланы Детовой. Проклятая баба, неужели ничто не может вывести ее из себя? Она словно видела его насквозь. Виктор сжал зубы, встал и, кивая направо и налево, направился к переднему ряду, туда, где и должен был сидеть офицер.

В то же время его терзала мысль о том, что первым подал голос Сэм Даниэлс.

Виктор, соберись! Ты зависишь только от самого себя! Ты не должен сдаваться!Но память сделала отчаянный рывок и вернула его в ту ужасную ночь в Бараки. Он замер, в глотке опять появился привкус бензина с водой. Он зажмурил глаза, встряхнул головой, отгоняя непрошеное воспоминание, и уселся. Поднял глаза на пришельца и попытался проглотить слюну — в горле невыносимо першило. Его прошиб холодный пот.

— Добро пожаловать на борт корабля! — Толстяк в излюбленной манере прокатился взад-вперед. — Во-первых, каждому из вас выделена отдельная каюта. Там вы найдете все необходимое, включая одежду, еду и питье, в специальном раздаточном устройстве, постель и компьютер. Если у вас появятся вопросы, включайте компьютер и спрашивайте. Вам ответит или он, или голос в радионаушниках, подключенных к нему. Каждую ночь вам следует складывать одежду на пол около кровати.

Майор Данбер будет вашим командиром. Ей непосредственно будут подчиняться равные в звании Даниэлс, Детова, Габи и Стукалов. Как вы распределите обязанности среди нижестоящих — не моя забота.

В нашем распоряжении всего шесть земных месяцев для разработки наступательного плана и обучения работе с оборудованием. Я догадываюсь, что доставка на корабль повергла вас в шоковое состояние. Поэтому сегодня ваша задача — устроиться на корабле и привыкнуть к нему. Организация ваших действий в ваших руках. Так как вы лучшие из лучших профессионалов, которых могла предложить ваша планета, я не думаю, что возникнут какие-то особые трудности. Запомните, ваши командиры — это ваш единственный закон, вы должны подчиняться им беспрекословно. Я поддержу любоеих решение.

Я предлагаю вам ознакомиться с кораблем, изучить коридоры, ведущие к учебным классам, к учебным тирам, к летным тренажерам, а также к транспортным тренажерам, к гимнастическому залу и общей столовой. Повторяю, если будут вопросы, используйте терминал компьютера. Вам ответит он или световой луч, показывающий направление.

Ваша зона, конечно, ограничена. Вы не сможете попасть в определенные отсеки, в некоторые участки корабля вход запрещен. Когда собрание закончится, направленный луч света приведет каждого из вас к персональной каюте. Вы сможете войти в нее, приложив свою ладонь к светящемуся изображению руки на двери. Это ключ, реагирующий на химический состав вашего тела. Ну вот и все, желаю хорошо провести день.

Толстяк испарился.

Долгое время в комнате висела напряженная тишина.

— Ну и дерьмо парень.

— Заткнись, Мэрфи, — взревел Даниэлс.

Шейла Данбер встала и прошла на кафедру.

— Полагаю, на этом пока все. Предлагаю вам последовать совету Толстяка и осмотреть свои комнаты. — Она прочистила горло. — Мне бы хотелось встретиться с офицерами… — Она взглянула на часы. — Давайте встретимся в моей комнате в пятнадцать ноль-ноль.

Над ее головой появился огонек и стал удаляться в ту сторону, откуда они сюда пришли.

Сэм Даниэлс заорал:

— А я немедленно, сейчас же хочу поговорить со своими людьми!

Виктор прикусил губу и остался на месте, глядя на людей, устремившихся к выходу из аудитории. Дрожь в ногах не унималась, он был в смятении. Черт побери! Трясущейся рукой он вытер лицо.

k нему подошел Мика Габания.

— Майор? Все в порядке? Ты выглядишь больным.

Виктор вздохнул и заставил себя встретиться с пристальным взглядом Габания. Черт побери, как Мика может оставаться таким спокойным?

— Я в порядке, Мика. Но хочу сказать тебе, что в следующий раз я лучше повернусь спиной к пятнадцати афганцам, чем полечу в небо в этом пузыре!

30
{"b":"10197","o":1}