ЛитМир - Электронная Библиотека

Сидящие за длинным столом люди с угрюмыми лицами ждали от Атвуда ответа. Его сердце сжалось, он судорожно сглотнул.

— Послушайте, я знаю, что это звучит дико, но это правда. Они блокировали наше оружие. — Он посмотрел на шефа разведки. — Мэтт, твои агенты должны знать, что в Советском Союзе произошла та же история.

Мэтт Браун осторожно кашлянул.

— Судя по их донесениям, это так. Но это может быть очередная дезинформация Огаркова. Может быть, они хотят, чтобы мы так думали. В таком случае мы банкроты.

Поднявшись, президент воздел руки:

— Смотрите, мы засадили за работу лучшие умы страны, и что им удалось выяснить? Ничего. Эти зеркальные шарики неподвижны. Вот в чем дело! — Он повернулся. — Что ты на это скажешь, Тим? У тебя есть записи. Эти шарики появились одновременно во всем мире. — Атвуд хлопнул рукой по столу. — Ну, люди, проснитесь! Это сделали не советские физики. Электрические кабели парализованы. Все атомные заводы в стране не работают, инженеры ломают головы над тем, что же за сияющие штуковины торчат из реакторов, черт их побери! Военные заводы, атомные реакторы — все стоит: или нет электричества, или полный паралич. — Атвуд обвел взглядом сидящих за столом людей. — Скажите мне, господа. Чья это технология? Советская? Наша? Эти застывшие шарики не подвластны никаким современным теориям.

— Джон, — мягко проговорил Говард Милфред. — Мы прочитали твой отчет. Чем выносить все это на публику, чем устраивать весь этот цирк, почему бы тебе просто не… подать в отставку?

— Ну, я не…

— Ну и правильно, черт побери, что ты этого не сделал!

— Ну и где же твои пришельцы? — спросил Кук. — То есть пусть только они покажутся из своей табакерки, и все прояснится.

Атвуд усмехнулся, потирая переносицу.

— Они не появятся еще пять лет, джентльмены. Они отправились в космос, захватив одно из наших десантных подразделений. Тим, ты можешь проверить свои списки. Посмотрим, сможешь ли ты отыскать где-либо на Земле Сэма Даниэлса.

— Они просто-напросто захватили группу десантников и улетели восвояси? — Кук скептически вскинул бровь.

— Они взяли еще израильтян и русских, а также некоторых кадровых офицеров Мэтта. Все это записано в рапорте Фермена. Пока мы тут беседуем, он летит сюда с Вайт-базы. Как только он ступит на землю, вы можете допросить его.

Билл Бирч, спикер парламента, шумно вздохнул, повернулся к окну и поглядел в сторону Капитолия.

— Ты хоть понимаешь, как нелепо все это звучит?

Атвуд мрачно уставился на ковер под ногами.

— Да, я в своем уме. Но факт остается фактом: на Земле нет такой силы, которая смогла бы так быстро перекрыть всю оборонную сеть. Мне интересно, знают ли Ахимса, что они натворили, так мило пошутив. — Он потер руки и медленно прошелся по комнате, зная, что они следят за каждым его движением. — Они захватили почти четыреста человек. Теперь я думаю, как бы они спустя годы не сделали из нас еще больших кретинов.

— Нам надо что-то делать. — Оглядывая собрание, Браун оперся на локти. — Пресса копает, как ненормальная. По всей стране расползаются слухи.

— Люди уже на грани паники, — устало добавил Бирч. — Вы что, хотите, чтобы страна развалилась? А я? Я не могу поверить, что маленькие зеленые человечки спустились на Землю и нейтрализовали наши ракеты. Как я, черт побери, расскажу эту чепуху своим избирателям? Послушайте, они привыкли верить Вашингтону. Пресса раздувает ракетную истерию, мы должны немедленно покончить с этим. Может быть, сегодня же. Это никуда не годится. Мы не можем допустить волнений. Не сейчас. Под угрозой само наше существование.

Атвуд внимательно посмотрел на него.

— Билл, лучше бы ты как следует обдумал ситуацию. — Он повернул голову. — Мэтт, ты глава разведки, как ты думаешь, что предпримут Советы? Правду знают только Голованов и Куцов.

— Растиневский придет в ярость. — Браун ни минуты не колебался. — Они решат, что это какая-то сверхсекретная технология НАТО.

— А мы можем как-то скрыть от них то, что случилось с нашими ракетами?

Браун покачал головой.

— Мы не можем скрыть это даже от американской общественности.

— О боже, — прошептал Бирч. — Впервые после Второй мировой войны у нас нет атомного щита.

Атвуд в замешательстве провел костяшками пальцев по щеке.

— Полагаю, что нам надо немедленно предпринять что-то для восстановления нашей оборонной системы. Начнем с самого начала, а потом восстановим атомную мощь. Но это вам не Манхэттенский проект. Если экономика… не погибла от потопа…

— Ты уверен, что твои пришельцы не погубили ее ураном? — добавил Бирч, глядя на Атвуда поверх очков.

— Даже если они этого не сделали, у нас впереди большие неприятности, господа. — Тим Бейтс угрюмо оглядел участников совещания. — Ну ладно, господин президент, в данный момент я купился на байку о пришельцах. Но каким же дураком я буду выглядеть, когда кто-то даст вразумительное объяснение!

— Клянусь, это правда, — проговорил в тишине Атвуд. — Между прочим, приведите авиацию в состояние готовности. Мне вовсе не хочется, чтобы бомбардировщики застигли нас врасплох.

Бейтс разинул рот. В глазах остальных промелькнул испуг.

— Хорошо, господин президент.

* * *

Следом за Шейлой Данбер в освещенный коридор двинулась Рива Томпсон. Направленный луч света вел их по длинному коридору вниз. То, что поначалу они приняли за блеклые стены, оказалось светлой обшивкой. Основные коридоры светились интенсивно-оранжевым светом. Личные апартаменты располагались вдоль холла с белыми стенами. Двери вытянулись в одну линию, на каждой в центре мерцал отпечаток руки.

Шейла остановилась и нахмурилась.

— Как ты думаешь, почему эти руки мерцают? Какой в этом смысл?

— Толстяк сказал, что они будут светиться. — Рива взяла себя в руки и приложила ладонь к двери. Дверь тут же открылась, и отпечаток руки перестал мерцать. — Я вроде бы дома.

Данбер проделала то же самое и вошла в комнату напротив. Остальные, мужчины и женщины, шли следом, прикладывали ладони к дверям и заходили внутрь. Рива некоторое время постояла, понаблюдала и заметила, что группы начали смешиваться. Десантник из Америки занимал комнату между кагэбэшницей и спецназовцем. Наконец Рива вошла к себе и начала осмотр.

Наметанным глазом Рива прикинула размеры комнаты: восемь на десять шагов. Две кровати, представляющие собой гладкие, возвышающиеся над полом площадки, стояли одна за одной. Компьютер, или то, что она приняла за компьютер, был представлен огромным монитором, занимающим одну из стен. Наушники, о которых говорил Толстяк, оказались двумя золотыми проводками, тянущимися к обручу размером с окружность человеческой головы. Они лежали на кровати. Рядом стояло приспособление, напоминающее роскошное кресло. Невысокий столик абсолютно неземной конструкции стоял в углу комнаты, вокруг него — четыре стула. В другом углу виднелась ниша с душем, без занавески. В другой нише располагалась кабинка, напоминающая туалет. Вдоль одной из стен тянулись стенные шкафы со стандартными металлическими ручками, стена напротив была сплошь зеркальной — это зрительно увеличивало комнату. Потолок состоял из панели, излучающей свет. Казалось, стены обшиты пластиком, пол тоже. Хотя нет, пол был полупрозрачный, сверкал серым металлическим блеском, но, когда ноги касались его, он пружинил, как ковер.

Рива устало провела рукой по своим рыжим волосам и вздохнула. Ей ни разу в жизни не приходилось летать в пузыре. Как грустно и страшно наблюдать за уносящейся вдаль Землей! Впервые она почувствовала, что все это реальность. Как она сможет рассказать об этом Питеру и Линде из АНБ?

Измученная волнением, она опустилась на кровать и нашла ee удивительно удобной. Надо было использовать эти минуты, чтобы привести в порядок свои мысли.

Я в космосе. На борту корабля пришельцев. И я не псих!Она погладила рукой свое комфортабельное ложе. Ари, ты бы ни за что не поверил этому!

32
{"b":"10197","o":1}