ЛитМир - Электронная Библиотека

Я и сама не очень-то верю.

Ей надо было всего лишь открыть глаза и увидеть окружающую обстановку. Она не верила своим глазам. Мысли путались.

Несколько минут спустя послышался голос Барбары Дикс:

— Рива? Ты дома?

Она села, оглядываясь по сторонам.

— Да. Ты где?

— За дверью.

— Ну заходи.

— Не могу… О черт! — Дверь распахнулась, за ней стояла оцепеневшая Дикс. Она смотрела на свою ладонь, приложенную к отпечатку. Лицо Барбары выглядело забавно. — Ты сказала… и она открылась.

— Фантастический компьютер, должно быть.

Дикс вошла и огляделась.

— Так же, как у меня.

— Мы здесь? Я хочу сказать, это на самом деле?

Дикс пожала плечами, подошла ко второй кровати и опустилась на нее.

— Я все еще жду, что сон кончится. Но он продолжается, и только внутри какое-то слабое чувство, что случилось нечто ужасное.

Рива приподнялась и подперла голову руками.

— Знаешь, я побывала во многих местах и всякое бывало. Не раз к моей голове приставляли дуло, я привыкла не терять разума, когда мои легкие начинали наполняться водой, но мне кажется, они вывернули нас наизнанку, когда я летела в этом чертовом пузыре.

Дикс кивнула и вздохнула печально:

— Ага. Знаешь, многие ходят кругами, они все еще в шоке. И я тоже. Один из спецназовцев взвыл, когда входил в аудиторию. Мне, правда, не так плохо. Я слишком часто прыгала с парашютом. И все было нормально, пока этот корабль не начал падать на меня с неба.

— Знаешь, они выбрали совсем необычный способ, чтобы поднять нас. Я почему-то страшно разозлилась, когда Толстяк заговорил. Нас будто бы подтягивали на ниточке. Барбара, ты готова посмотреть смерти в лицо?

— Знаешь, я так много рисковала вместе со своей ротой. Я даже не помню, сколько раз мы летали в Тегеран, Бейрут, Триполи, в Кабул. Встречаться со смертью для меня не ново. — Дикс подняла тонкий палец. — А как тебе Детова? Меня раздражает эта мороженая рыба.

— Не знаю. Для резидента это не так уж плохо. Ты же знаешь, что такое советские женщины.

— Интересно, пришелец понимает, как трудно заставить женщину подчиняться другой женщине?

— Нас тут почти сто тридцать. И мы до сих пор не слышали, в чем заключается наша роль. — Рива вскочила на ноги. — Это очень подозрительно, да? — Холодная дрожь пробежала по ее спине. — Чего же этот пришелец хочет на самом деле?

* * *

Толстяк? — Шейла стояла перед компьютером. Компьютер? — Экран замерцал, оживая. Она облизала губы. Мне бы хотелось поговорить с Толстяком, будьте добры.

На экране появился Ахимса.

— Да, майор?

— Очень хорошо, а что дальше? Что все это значит? Каковы ваши дальнейшие распоряжения? Мне нужно составить какой-либо план. Теперь, когда мы здесь, вы можете сказать точно, для чего мы вам понадобились?

Толстяк покатался взад-вперед по экрану, пронзая ее взглядом своих странных глаз-стеблей, торчащих с боков его тела.

— Завтра в восемь я встречусь с вашими офицерами.

— Мне нужно разобраться во всем немедленно. Мы должны договориться, Толстяк. Это военная операция? Или мы являемся своеобразными образцами для вашего зоопарка?

Толстяк издал квакающий звук, которого она никогда раньше не слышала, его тело сплющилось.

— Очень хорошо, майор. Да, это будет военная операция. Все, вам сообщалось раньше, правда. Ваши женщины будут пилотировать торпеды, которые проникнут в мишени… то, что вы называете космическими станциями. Когда стены будут разрушены, под прикрытием АСАФ на штурм пойдут американские десантники и спецназовцы. Когда Пашти будут повержены, мы вас вывезем на торпедах и вернем обратно на Землю.

— Я бы хотела узнать все детали.

— Вы все узнаете, когда придет время. — Казалось, глаза Толстяка заискрились в свете ламп. — На данный момент у вас достаточно сведений, чтобы сформировать воинскую структуру. А завтра во время совещания вы получите дополнительную информацию.

— А как насчет специальных тренировок? Как…

— Майор, Пожалуйста, Не торопите события. Все ваши предположения приведут вас к путанице и огорчению. Поверьте мне.

Она скрестила руки.

— Почему я должна вам верить?

— Потому что у вас нет выбора. Приятного дня.

И монитор погас.

Шейла смотрела на пустой экран, потом постучала по нему костяшками пальцев.

О боже, как мне продержаться? Что мне делать? Они потребуют от меня разъяснений.

Опечаленная, она вернулась к своему блокноту, пустые листки которого белели на столике. Она опять взглянула на компьютер.

— Компьютер? Сколько времени?

—13.45.36.

— У вас есть досье на полковника Габи, майора Стукалова, майора Детову и капитана Даниэлса?

— Да.

— У вас есть принтер?

— Да.

— Пожалуйста, дайте мне распечатку.

Она взяла тонкие листы бумаги и села на один из стульев. Толстяк отлично поработал, отбирая самых лучших. Возможно, что-то прояснится.

— Так-то лучше, — прошептала она. Нервы ее были на пределе.

ГЛАВА 10

Николай Маленков шел вниз по коридору, погруженный в свои мысли. В его сознании мелькали картины этого неправдоподобного дня. Не прошло и двух суток с тех пор, как он прятался за скалами, а афганский пулемет лупил с другой стороны ущелья. Он проследил свой путь с той минуты, когда ракеты Габания разнесли в тишине вражеский пулемет: с поля битвы на вертолет, с грузового самолета в Душанбе на военный самолет в Москве, потом американская Байт-база в Арктике, стычка с Мэрфи на кухне, полет в пузыре и собрание на корабле пришельцев.

— И они думают, что я поверю в то, что я нахожусь на космическом корабле? — Он тряхнул головой, шагая вниз по ярко-оранжевому коридору. Никогда на Земле он не испытывал ничего похожего на этот сумасшедший взлет. Они с Мэрфи пережили это. Вдвоем, прижавшись друг к другу, они взмыли к облакам — и все национальные и политические разногласия испарились, как испаряется ночная изморозь теплым весенним утром. Испуганные, дрожащие, они наблюдали за кораблем Ахимса, который вырастал в сером, усеянном звездами небе. Когда пузырь лопнул, они упали, держась друг за дружку, и огляделись. Даже сейчас Николай не стыдился своей непосредственной реакции на происшедшее.

Их жилище на американской базе поразило его, но ничто не могло сравниться с роскошью комнаты на корабле — она целиком принадлежала ему одному! Да, он спускался вниз по коридору космического корабля. Настоящегокосмического корабля. Он топнул ногой, чтобы ощутить крепость пола, и постучал костяшками пальцев по сверкающей оранжевой стене. Настоящая!

Его шаги обрели неожиданную веселую легкость, он почувствовал радостное возбуждение, сходное с тем, что испытывает солдат накануне демобилизации.

— Я в космосе. Я побываю в местах, о которых и не мечтали покойники-космонавты. Я, простой советский солдат.

Он расхохотался, испытывая легкое головокружение от этой мысли.

Коридор упирался в большой кафетерий. Москвин, Донцовецкий и Габания сидели за столиком, отхлебывая что-то из чашек. Николай подошел к ним и, вздохнув, погрузился в один из забавных стульев. Возможно, стул был сделан из пластмассы, но не чистой. Столик казался приклеенным к полу, вылепленный из такого же темного гладкого материала.

— Мы на самом деле здесь, Николай? Или это сон? Мы только что говорили об этом. Интересно, что же все-таки происходит? — Румяное лицо Москвина сияло, он был взволнован, как человек, который только что повышен в чине, сумев уцелеть в адской бойне.

— Мы здесь, — согласился Николай, заметив то же возбужденное выражение на лице Донцовецкого. — Откуда вы взяли выпивку? Донцовецкий, принеси мне чего-нибудь. Хоть раз докажи, что ты хороший капрал.

— Офицеры. Даже в космосе. — Донцовецкий вскочил на ноги. — Водки? Как всем?

33
{"b":"10197","o":1}