ЛитМир - Электронная Библиотека

Моше изучал капитана Даниэлса, обратив внимание на глубокие морщины, пролегшие вокруг глаз. Возможно, Даниэлсу было труднее, чем кому-либо, ведь он принадлежал к высокоразвитой в техническом отношении нации. Может быть, происходящее сильнее подействовало на его разум и настроение, оказавшись пугающей реальностью, в то время как израильтяне относились ко всему, как к чудесной сказке. Американцы уже побывали на Луне. Русские пожили в космосе на станции “Мир”. Для израильтян космос был недосягаемым, невероятным.

Пришел Стукалов, несколькими секундами позже — Светлана Детова.

Когда все расселись, Шейла откинулась назад и сцепила пальцы.

— Во-первых, есть какие-нибудь проблемы?

— Кроме очевидных? — иронично фыркнул Даниэлс. — После прогулки в пузыре у меня в голове пусто.

Опустив глаза, Стукалов слегка улыбнулся.

— Думаю, все мы смущены и чуть-чуть напуганы, — с усмешкой добавил Моше. — Все это кажется нереальным.

— Я абсолютно спокойна, — отозвалась Детова. — Но я совершенно не понимаю, каковы будут мои обязанности. Майор, что мне предлагается делать?

Шейла стиснула зубы, лицо у нее стало расстроенное.

— Майор, я попыталась вытянуть из Толстяка побольше информации. Он сказал мне, что мы в самом деле должны будем нанести удар Пашти. Разведывательные службы вовлечены для того, чтобы управлять некими наступательными кораблями, которые он назвал торпедами. Они проделают брешь в стене космической станции Пашти. Потом в наступление пойдут бронесилы Моше, а люди Сэма и Виктора поддержат его. Он отказался отвечать на дальнейшие вопросы по этому поводу. Однако он пообещал сообщить дополнительные сведения на совещании, которое состоится завтра в восемь утра.

— И это все? — спросил Сэм, скрестив руки.

Шейла подобралась.

— Это все, что он сказал.

В наступившей тишине Моше внимательно разглядывал ее, заметив, с каким усилием она встречает вызывающий взгляд американца.

— Ну, хорошо, — начала она, — если все командиры соберутся завтра в восемь, необходимо назначить подъем на шесть. У каждого из вас будет два часа, чтобы собрать людей в столовой. Они могут поесть, пока мы совещаемся. Когда наша встреча закончится, мы можем позвать всех в аудиторию. Я думаю, пока мы не наладим жесткий распорядок дня, ничего не прояснится. Люди будут думать о том, что на пять лет они оторваны от дома, будут думать о своих родственниках, возлюбленных. Мы не можем допустить ни приступов ностальгии, ни какого-либо другого морального дискомфорта.

— Все как в походе, — оттаивая, произнес Сэм.

— Меня волнует другое, — лицо Светланы посуровело. — Советские военнослужащие исчисляются в пропорции два к одному по отношению к американцам и их союзникам. А командует нами майор из “МИ-6”.

Шейла постучала ручкой по столу.

— Майор Детова, когда вы летели в пузыре, вы смотрели вниз?

— Да.

— Что вы видели?

— Землю.

Шейла кивнула:

— Да, Землю. Одну маленькую планету, и на ней не было видно ни границ, ни политических различий. С высоты она казалась такой хрупкой, такой незащищенной. Всего лишь планета. Майор, здесь мы единое целое. Мы все в одинаковой ситуации. Каждая человеческая жизнь на борту этого звездолета драгоценна, и никакие цели и побуждения не могут явиться причиной посягательства на нее. Как бы ни сложились наши будущие отношения с Ахимса, мы должны быть как один… или мы умрем.

— А как же справедливость? — спросил Виктор. — Как вы намереваетесь достичь этого единства?

Шейла вздохнула.

— Дисциплина зависит от вас. Виктор, если кто-то из твоих людей сцепится с людьми Сэма, вы сами должны справиться с этим. Ваши люди — лучшие. Они знают, что такое приказ. Я думаю, в ином случае вы бы не оказались здесь. Но одно вам должно быть ясно: политические распри недопустимы. Или мы выживем — вместе, — или погибнем.

* * *

Когда совещание закончилось, Светлана осталась на месте, снедало беспокойство. Впервые в ее жизни не было и намека на правила игры, она не знала, чего ожидать. Я растерялась, я не знаю, что делать.Ее охватил страх.

— Майор Детова? Вы можете уделить мне минуту? — спросила Шейла Данбер.

Светлана улыбнулась, ее лицо снова превратилось в привычную лицемерную маску.

— Сейчас единственное, что у меня есть, это время.

Шейла смотрела, как закрывается дверь за широкими плечами Сэма Даниэлса. Потом она подошла к автомату.

— Виски, пожалуйста. — Она подняла бровь: — А тебе?

— Официальная часть закончена? В таком случае тоже виски.

У нее вырвался вздох облегчения. Может быть, сейчас она распутает кое-какие нити, из которых сплетена эта сумасшедшая ситуация.

Шейла сделала заказ и передала ей стакан.

Светлана наблюдала за высокой англичанкой, пока она вышагивала к стулу и усаживалась. Она до сих пор выглядела усталой и встревоженной. “Как и я”, — подумала Светлана.

Шейла указала на другой стул:

— Пожалуйста, садись и расслабься. Я думаю, нам надо поговорить. У тебя отличное досье, — отметила Шейла. — Глава резидентуры тихоокеанской зоны, старший чин КГБ в Гонконге. У тебя целый букет достоинств.

Сердце Светланы екнуло.

— Мне не приходило в голову, что “МИ-6” располагает подобной информацией.

— Не располагает. Однако оказалось, что у Ахимса есть доступ ко всем нашим досье.

Глаза Светланы сузились.

— Вижу.

Шейла отмахнулась:

— Не волнуйся, с прошлым покончено. Кстати, тебе надо подправить тушь. Возьми пудреницу. — Она протянула пудреницу через стол. — Теперь о твоем досье…

Светлана открыла пудреницу. На зеркальце было написано: “Оно неполное”.

— Твое зеркальце запылилось, — она протерла зеркальце костюмной тканью. Потом достала кисточку и подкрасила ресницы. — Спасибо.

Что ты хочешь сказать?

Шейла многозначительно посмотрела на потолок. Потом улыбнулась.

— Да, у тебя была выдающаяся карьера. Жалко, что ты не имела дела с компьютерами.

Светлана вздрогнула и улыбнулась, стараясь сохранить спокойствие на лице. Черт побери! Где же моя ошибка? Как она это узнала?

Моя специальность — теория игр. Мой опыт оказался полезным для “МИ-6” в разработке стратегии и тактики. Думаю, именно из-за этого я здесь. Меня использовали для составления планов сражений, а кроме того, я находила просчеты в планах генералов. У меня развита особая интуиция: когда все видят целое, я способна разглядеть все детали. Иногда на мой стол ложился стратегический план, в котором были упущены кое-какие препятствия, — это обычная ошибка, которую может допустить каждый.

Светлана медленно кивнула, ее пронизывала дрожь, словно холодный сибирский ветер ворвался в ее душу:

— Да.

— Только человек, обладающий моим опытом, может понять.

— Но что все это значит в нашей ситуации? — Она — достойный оппонент. Но почему она рассказывает все это мне? Какое это имеет значение дм будущего?

Улыбка Шейлы стала хитрой.

— Это значит, что я намерена использовать все свои ресурсы. Узнав о том, что ты незнакома с компьютерами, я бы хотела, чтобы ты расширила свой опыт. Кто знает, что приготовили для нас Пашти? К этому надо относиться очень осторожно. В Гонконге на фондовой бирже разразилась паника — вот тебе пример могущества компьютеров в современном мире. Я узнала о твоих достижениях и успехах в Гонконге. Я думаю, ты понимаешь, с каким риском связаны твои обязанности.

Светлана залпом выпила виски, чтобы промочить пересохшее горло. Она терялась в догадках. Она знает, что я устроила переполох на фондовой бирже. Что еще она знает ? Или подозревает ?

— Я уже почти спланировала график обучения для женщин, — продолжила Шейла. — Мужчины и раньше были объединены в воинские группы, а женщин еще нужно организовывать. Я найду кого-нибудь, кто возьмет на себя часть этих забот.

36
{"b":"10197","o":1}