ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда она поворачивалась перед зеркалом, дверь провозгласила:

— Майор, вас хочет видеть Светлана Детова.

Она поколебалась.

— Входи.

Взглянув на компьютер, она отметила, что до совещания остается один час.

Вошла Детова, одетая в похожий обтягивающий костюм.

— Черт возьми, твой такой же?

Светлана кивнула, ее голубые глаза были печальны.

— Насколько мне известно, со всеми случилась подобная история.

— Теперь у нас есть только это. — Шейла указала на свой обтягивающий костюм. — Очевидно, наша старая одежда провалилась сквозь пол. Осталось только то, что лежало в карманах.

Шейла наклонилась и подняла ключи от своего “Остина”, карандашик, пять фунтов и шесть шиллингов, бумажник и какие-то обрывки бумажек.

— Интересно, — пробормотала она, ощупывая ногой пол.

— Майор, я думаю, нам следует обсудить это. Какой в этом смысл?

Лишившись своего строгого делового костюма, Светлана выглядела менее импозантно. Фигурка у нее оказалась маленькая и соблазнительная — большая грудь, широкие бедра и тонкая талия. Заменившее форму космическое одеяние так туго облегало ее формы, что она стала нервничать. И не без причины. Она станет мишенью для каждого мужского взгляда на корабле.

Шейла еще раз внимательно осмотрела себя. И в самом деле, действует на нервы. Хотелось бы ей появиться в таком виде перед мужчиной?

— Как ты думаешь, что это значит?

Светлана скривила рот:

— Неужели Ахимса и в самом деле хотят видеть нас в роли пилотов?

* * *

Кружа вокруг автомата, Мэрфи взревел:

— Эй ты, есть что-нибудь опохмелиться?

Он посмотрел на компьютер. Прочитал: “06.30”. Потом появилась следующая надпись: “Физкультура в зале — 07.00. Завтрак — 08.00. Аудитория — 09.00”.

Целый час завтракать? Ну что же, космос не так уж плох.

На дне аппарата появилось что-то в стакане. Мэрфи пригляделся. Жидкость была похожа на кокосовое молоко. Он проглотил ее, не чувствуя вкуса. Потом нырнул в душ. Странно, он чувствовал себя лучше, но не настолько, чтобы понимать, что к чему. Он сунул руку в нишу, ничего не почувствовал и оглядел свое тело. Сухое. Он понюхал под мышками — в самом ли деле он принял душ? — и взглянул на то место, куда сбросил форму. Маленькими кучками на полу лежали его принадлежности. Форма исчезла.

— Господи, Мэйсон! Ты получишь за это!

Он заглянул в стенной шкаф и обнаружил одежду. Стащил один из костюмов с вешалки и, подивившись качеству ткани, натянул его на себя. Бросив взгляд на свое отражение, поиграл мускулами и встал в позу Мистера Космоса. Потом хмыкнул и бросился к двери. Если он не найдет свою форму до прихода Даниэлса, он покойник. Может быть, Даниэлс и забыл его ночной рейд, но страшно подумать о том, какой гнев вызовет отсутствие формы!

Он кинулся вниз по коридору и приложил ладонь к двери Мэйсона.

— Черт побери, впусти меня!

— Мэрфи! Я убью тебя!

Дверь рывком распахнулась, и Мэрфи увидел стоящего в центре комнаты обнаженного Мэйсона: тот трясся от ярости.

—  Где она?

Что?

— Моя форма, ты, грязный, зловонный сукин сын!

Мэрфи поперхнулся, глядя на горстку ключей, монет, бумажник и кроличью лапку, валявшуюся на полу.

— Ты не брал мою форму?

— Нет, черт побери! Где моя форма?! Отдай ее, или я разорву тебя на куски! — Мэйсон наступал, лицо его налилось кровью, кулаки сжались, бицепсы угрожающе взбугрились.

— Эй! Отвали, парень! Моя тоже испарилась!

Мэйсон остановился, подняв брови.

— Твоя тоже?

— Да!

Щеки Мэйсона затряслись.

— Если это не ты… Проклятые ублюдки комми!

Мэрфи тряхнул головой.

— Оденься. Напяль что-нибудь из этого шкафа. Сейчас, черт побери, начнется война.

-О черт! — присвистнул Мэйсон. — Как я смогу драться? Я так скверно себя чувствую.

— Попроси у автомата похмелиться.

Мэрфи бросился в белый коридор и замер — навстречу ему шагал Габания.

— Это твои шуточки?

Мика Габания, облаченный в облегающий костюм, усмехнулся.

— Где наша форма? На этот раз, американец, ты слишком далеко зашел!

Мэрфи встал в стойку, выжидая. Черт побери! Габания такой бугай! Постарайся не попасть к нему в лапы! Он тебя задавит, он переломит твой хребет, как прутик!

Габания переминался с ноги на ногу, уродливая гримаса исказила его черты.

— Я с удовольствием переломаю тебе кости, американец! Сейчас ты узнаешь, как сильна Советская Армия!

— Погоди, дружище. Сейчас я сделаю из тебя отбивную!

— Какого дьявола… Мэрфи! — прогремел голос Даниэлса.

— Он украл нашу форму, Сэм! — Мэрфи и глазом не моргнул: он заметил неожиданное замешательство Габания.

— Так вас двое? — спросил громадный русский. — Тем лучше.

Даниэлс хлопнул рукой по плечу Мэрфи, оттаскивая его назад, встав между ним и русским.

— Послушайте, дуболомы, не знаю, в чем тут у вас дело, но давайте завязывайте.

Мэрфи взглянул на Даниэлса и увидел, что тот одет в такой же блестящий, обтягивающий мускулистое тело костюм.

— Но они взяли нашу форму!

— Кто взял? Чью форму? — Габания покраснел от гнева, выпятил подбородок и двинулся на них. Даниэлс поднял глаза, покачав головой:

— О господи, дай мне силы! Черт побери, Мэрфи, ты не видишь, во что он одет? А? А у тебя, Габания, нет времени посмотреть? Кто-нибудь из вас, ослы, смотрит по сторонам? Все чертово обмундирование испарилось!Я только что говорил об этом со Стукаловым.

Мэрфи сделал гримасу. В коридоре появился Мэйсон с перекошенным от злобы лицом. Он попался на глаза Даниэлсу.

Капитан оглядел всех троих.

— Ты что, Мэйсон, тоже участвуешь во всем этом?

— Я… кто-то украл мою форму, сэр! — Тед вытянулся в струнку и отсалютовал.

— Святая Дева Мария! — простонал Даниэлс. — Ладно, куриные мозги, отжимайтесь! Тридцать раз… живо! — Даниэлс повернулся на каблуках. — Ты тоже, Габания, — тридцать раз! Или хочешь, чтобы я пошел к Виктору?

— Ты не имеешь права приказывать мне, американец!

Казалось, Сэм начал раздуваться.

— Я не ослышался, лейтенант? Что, Генеральный секретарь сказал тебе что-то особое? Разве у тебя была своя особая встреча с Толстяком вчера? Давай-ка на пол, мистер! Живо!

Мэрфи взглянул на выражение лица огромного русского. Ничего хорошего! Потом он уперся взглядом в пол и начал отжиматься, тридцать раз, со всей быстротой, на которую был способен. Что бы там ни было в глазах Даниэлса — а Мэрфи видел эти глаза бессчетное количество раз, — но это сработало. Габания лег на пол и начал качаться — как помпа в нефтяной скважине.

— Все в порядке, ребята, — ворчливо прибавил Даниэлс. — И с этим покончено. Мэрфи, Мэйсон, если Габи, или майор Стукалов, или другой офицер отдает вам приказ — немедленно подчиниться! Не ждать, не сверяться со мной, а подчиниться, слышите, вы, гнилые мозги?

— Есть, сэр! — крикнули они в унисон.

— Габания, это и тебя касается. Прошлой ночью мы так решили с Виктором. Теперь мы единое подразделение. Во время зарядки мы с майором поговорим с людьми. Поговорим все вместе, чтобы не было недоразумений.

— Отличная работа, Мика. Ты в хорошей форме. — Голос Стукалова прозвучал откуда-то сверху, позади Мэрфи. — Я слышал конец маленькой речи Сэма. Я очень огорчусь, если узнаю, что ты не подчинился ему, что бы ни явилось причиной вашей сегодняшней веселой разминки.

— Слушаюсь, товарищ майор! — гаркнул Габания.

— Ну ладно, бараньи головы, заканчивайте. У вас есть десять минут до зарядки, — сказал Даниэлс.

Мэрфи вскочил на ноги.

— Зарядки?

Габания тоже поднялся. Пока он отряхивал руки, лицо его сочилось ненавистью.

— Физкультура, дуболомы, созывайте всех своих. И еще, ребятишки, мы собираемся проводить совместные тренировки. А теперь пошевеливайтесь, живее!

— Это еще не конец, — еле слышно прошептал Габания.

39
{"b":"10197","o":1}